WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 42 |

В довоенный период экономика развитыхстран, и в первую очередь США, характеризовалась относительно равномернымрас­пределениемзанятых в этих трех секторах, однако уже в первое послевоенное десятилетие сталнаблюдаться резкий рост занятос­ти в сфере производства услуг и информации. Это происходило как засчет того, что во всех без исключения отраслях увеличилось чис­ло «белых воротничков»— квалифицированныхработников, не­посредственно не связанных с физическим трудом, так и врезуль­тате расширениясобственно сферы услуг, численность работников которой в эти годы превысила 50процентов общей численности занятых в народном хозяйстве. Именно это сталопричиной того, что постиндустриальное общество отождествлялось сначала соб­ществом услуг, авпоследствии — собществом знаний.

Касаясь оценки постиндустриального обществакак общества, основанного на услугах, следует отметить, что данная сфераигра­ла и играетважную роль в любом обществе. Так, до конца XIX века крупнейшей по численностипрофессиональной группой в Вели­кобритании оставались домашние слуги. Во Франции, где ихко­личество наканунеВеликой французской революции превышало 1,8 млн. человек (при том, что крестьяннасчитывалось в то время чуть более 2 млн. ), доля занятых в сфере услуг неснизилась и к началу 30-х годов XX столетия. В США численность занятых впромышленном секторе никогда не превосходила численности ра­ботников сферы услуг, так чтоамериканское общество, как это ни парадоксально, в данном смысле слова никогдане могло быть наз­ванопреимущественно индустриальным.

Разумеется, сама сфера услуг не являетсяоднородной. Если в доиндустриальном обществе преобладали домашние или личныеуслуги, то в индустриальном акцент сместился в сторону услуг, игравшихвспомогательную роль по отношению к производству, а также финансовых услуг. Впостиндустриальном обществе, сохра­няющем все ранее существовавшие виды услуг, появляютсякаче­ственно новые ихтипы, быстро начинающие доминировать в струк­туре профессиональнойдеятельности. В нынешних условиях как никогда ранее справедливы слова Д. Белла,который, говоря о тре­тичном секторе, отмечал: «слово "услуга" не должно вызыватьвво­дящих взаблуждение образов быстро приготовленной еды и низ­кооплачиваемых работников;основными являются финансовые, профессиональные и конструкторские услуги,здравоохранение, образование и социальная сфера, и лишь на последнем месте этойшкалы стоят бытовые услуги»34

Исходя из этого, сторонники теориипостиндустриализма до­полнили выдвинутую в 40-е годы К. Кларком35трехсекторную мо­дельобщественного производства еще двумя секторами: четвер­тичным (quaternary), включающим всебя торговлю, финансовые услуги, страхование и операции с недвижимостью, ипятеричным (quinary), к которому отнесены здравоохранение, образование,на­учные исследования,индустрия отдыха и сфера государственного управления. Когда исследователиговорят о постиндустриальном обществе как о социуме, основанном на производствеи потребле­нии услуг,они имеют в виду именно эти сектора; как писал Д. Бeлл, «первой и простейшейхарактеристикой постиндустриального об­щества является то, что большаячасть рабочей силы уже не занята в сельском хозяйстве и обрабатывающейпромышленности, а со­средоточена в сфере услуг, к которойотносятся торговля, финансы, транспорт, здравоохранение, индустрия развлечений,а так­же сферы науки,образования и управления (курсив мой. —В. И. )»36.

Обращая внимание на изменение структурырабочей силы, на рост занятости в сфере услуг, теория постиндустриальногообще­ства фиксировалаи анализировала на начальном этапе своего раз­вития наиболее заметную в тотпериод сторону хозяйственной транс­формации. Реалии 70-х и 80-х годов вызвали необходимостьрас­смотрения иных,более глубинных и значимых аспектов современ­ных технологическихпреобразований.

Информационнаяреволюция.

Во второй половине 70-х годов все болееявно стало заявлять о себе бурное развитие информационных технологий, обретениеими качественно новой роли в производственном процессе. В 80-е годыинформационный сектор впервые обеспечил большую часть созда­ваемых в экономике развитых странновых рабочих мест. Инфор­мационные отрасли хозяйства, а также компании,специализиро­вавшиесяна производстве вычислительной техники и програм­много обеспечения, развивалисьнаиболее быстрыми темпами и при­влекали неизменное внимание инвесторов. Резко возрос спрос напрограммистов, менеджеров, работников сферы образования; тем­пы прироста численности этихкатегорий персонала нередко пре­вышали 10 процентов в год. В этот же период на потребительскийрынок хлынули товары, определившие его современный облик, — персональные компьютеры, системысотовой, спутниковой свя­зи и т. д.

Информационная революция радикальнымобразом изменяет технологический базис общественного производства. Только заполтора десятилетия, с 1980 по 1995 год, объем памяти стандартно­го компьютерного жесткого дискаувеличился более чем в 250 раз, быстродействие персональных компьютероввозросло в 1200 раз. Никогда ранее ни в одной сфере хозяйства на достигалосьподоб­ного прогресса.По некоторым оценкам, совершенствование информационных технологий происходит в3-6 раз быстрее, чем техно­логий использования энергии, развитие которых на протяжениипос­ледних трехдесятилетий находится под пристальным вниманием как правительств развитыхстран, так и мирового научного сооб­щества. К сказанному выше следует добавить, что прогресс вин­формационной сферепостоянно ускоряется ввиду безграничности спроса на новые технологическиеразработки. Как показывает прак­тика, каждая новая компьютерная система не только все быстрееприходит на смену предшествующей, но и обеспечивает себе нео­споримый успех на рынке в болеекороткие сроки: в 1998 году, че­рез два года после запуска в серийное производствомикропроцес­соровPentium MMX, производимых компанией «Интел», их про­давалось ежемесячно почти в 40 (!)раз больше, чем процессоров 486 DX через тот же срок после начала их серийноговыпуска. К середине 90-х годов количество компьютеров, приходящихся на 100человек, превысило в США 40 единиц37, что подготовило условиядля создания всемирной информационной сети — самой быстро­растущей отрасли современнойэкономики. В 1997—1999 годах ко­личество пользователей этой сети в США выросло втрое38 исостав­ляет ныне около200 на 1000 человек. Уже сегодня можно говорить о том, что бурное развитиекомпьютерных технологий создает в западном мире не только новый технологический уклад, но, скорее, новуюсоциальнуюреальность.

Темпы роста доли в валовом национальномпродукте США от­раслей, непосредственно связанных с производством ииспользо­ванием знаний(еще в 50-е годы они получили название «knowledge industries»), также поражаютвоображение. Если в начале 60-х она оценивалась различными исследователями впределах от 29,0 до 34,5 процента, то спустя 30 лет составляла уже не менее 60процен­тов39.Соответствующие сдвиги произошли и в структуре занятос­ти: если в конце 60-х годов, пошироко распространенному мнению, информационные отрасли поглощали несколькоболее 50 про­центоврабочей силы, то в 80-е годы, по некоторым оценкам, на их долю в СШАприходилось до 70 процентов общей численности занятых в народномхозяйстве.

Бурная экспансия «знаниеемких» отраслей,начавшаяся в сере­дине70-х годов, заставила многих исследователей заговорить о наступлении«информационной эры», изменяющей структуру об­щественного производства. Все чащепри изучении экономических процессов в качестве самостоятельного сталвыделяться «инфор­мационный сектор», оценка динамики которого давалаисследова­телямгораздо более совершенный инструмент анализа, чем про­стая констатация расширения сферыуслуг. Информационный сек­тор в его современном понимании включает в себя передовые отраслиматериального производства, обеспечивающие технологи­ческий прогресс, сферу,предлагающую услуги коммуникации и связи, производство информационныхтехнологий и программного обеспечения, а также — во все возрастающей мере— различные областиобразования. Его значение представляется некоторым эко­номистам настолько большим, что впоследнее время при анализе структуры народного хозяйства все чаще предлагаетсяотойти от традиционных подходов и выделять в общественном производстве отрасли,поставляющие на рынок знаниеемкую продукцию (knowledge goods), товары широкогопотребления (consumption goods) и услуги (services)40.

Информация и знания, понимаемые не каксубстанция, вопло­щенная в производственных процессах или в самих средствахпро­изводства, а какнепосредственная производительная сила, оказы­ваются важнейшим факторомсовременного хозяйства. Отрасли, производящие знания и относимые к«четвертичному» или «пяте­ричному» секторам экономики, становятся ныне первичным («primary»,пользуясь терминологией М. Пората41) сектором, снаб­жающим хозяйство наиболеесущественным и важным ресурсом. Имея в виду снижение роли и значения вещныхфакторов произ­водственного процесса, можно говорить о достиженииматериаль­нымпроизводством некоторого естественного предела своего раз­вития. Сегодня настал тот момент,когда основными ресурсами об­щества становятся не труд и капитал, а знания иинформация.

Изменение роли материальных факторовпроизводства.

Какие же факты хозяйственной жизни наиболееявственно сви­детельствуют о значительном снижении роли и значенияматери­альных факторовпроизводственного процесса Обратимся в пер­вую очередь к показателямзанятости.

В начале XIX века в сельском хозяйстве СШАбыло занято по­чти 75процентов всей рабочей силы; за полстолетия эта доля сократилась на однудесятую, до 67 процентов, а за следующие 100 лет упала уже в 3,5 раза— до 20 процентов. Нои это было лишь прелюдией: за последние 40 лет доля занятых в аграрномсек­торе СШАуменьшилась еще в восемь раз и составляет сегодня, по различным подсчетам, от2,5 до 3 процентов. В результате с 1994 го­да статистические органыСоединенных Штатов перестали учиты­вать долю фермеров в составе населения из-за еенезначительно­сти42. Подобные процессыразвиваются и в большинстве европей­ских стран. В Германии с 1960 по 1991 год доля занятых в сельскомхозяйстве уменьшилась с 14,0 до 3,4 процента, во Франции — с 23,2 до 5,8 процента. Вдобывающих отраслях, доля которых в ва­ловом национальном продукте странЕС не превышает 3 процен­тов, занятость сократилась на 12 процентов только за последние 5лет.

Одновременно произошли не менее радикальныеизменения в составе занятых в промышленности. В 70-е годы в странах Западавпервые было отмечено абсолютное сокращение занятости в материальномпроизводстве (в Германии — с 1972 года, во Франции — с 1975-го, в США — с конца 70-х43). Если в1900 году соотношение американцев, производивших материальные блага и услуги,оце­нивалось как63:37, то девяносто лет спустя — уже как 22:78, при­чем изменения значительно ускорились с начала 50-х годов, когданачалось сокращение численности занятых во всех отраслях, кото­рые в той или иной степени могутбыть отнесены к сфере матери­ального производства. В середине 50-х годов на долю сферы услугприходилось 50 процентов валового национального продукта США. К концу 90-хгодов этот показатель вырос до 73 процентов. В стра­нах ЕС третичный сектор производитсегодня 63 процента валово­го национального продукта и обеспечивает работой 62 процентаобщего числа занятых, в Японии соответствующие показатели со­ставляют 59 и 56процентов.

Тенденции, сформировавшиеся на протяжениипоследних де­сятилетий, представляются сегодня необратимыми. Известно, что в70-е годы в США сервисный сектор обеспечивал 89 процентов прироста занятости, в80-е годы этот показатель достиг 104, а в 90-е — 119 процентов44. При этомэксперты прогнозируют, что в ближайшие десять лет 25 из 26 создаваемыхнетто-рабочих мест в США придутся на сферу услуг, а общая доля занятых в нейсоста­вит к 2005 году83 процента совокупной рабочей силы. В после­дние годы внимание социологовпривлекает и тот факт, что весьма широкий круг лиц, согласно статистическимправилам относящих­сяк занятым в промышленности, в действительности выполняет функции, отнюдь нетождественные непосредственному участию в производственном процессе. Так, еще вначале 80-х годов доля ра­ботников, непосредственно занятых в производственныхопераци­ях, непревышала в США 12 процентов; сегодня она сократилась до 10; в Японии подобныецифры составляют соответственно 15 и 12 процентов. В последнее время появилисьоценки, определяющие этот показатель для США на уровне 5-6процентов45; они могут показаться нереалистичными, однако статистическиенаблюдения свидетельствуют о том, что еще в 1993 году в Бостоне в сфереус­луг было занято 463тыс. человек, тогда как непосредственно в производстве — всего 29 тыс., и подобноесоотношение в после­дние годы вполне типично для больших американскихгородов.

Следует подчеркнуть, что само по себесокращение занятости в промышленности не означает снижения роли и значенияматери­альнойсоставляющей современной хозяйственной жизни: объем производимых и потребляемыхобществом благ не снижается, а растет. Современное производство с избыткомобеспечивает потреб­ности населения как в традиционных, так и в принципально новыхтоварах, потребительский рынок развитых стран перенасыщен раз­нообразными продуктами, апромышленность обеспечена необхо­димым минеральным и сельскохозяйственным сырьем.Материаль­ная базасовременного производства остается и будет оставаться фундаментом, на которомпроисходит развитие новых экономичес­ких и социальных процессов. В этомотношении характерен вывод, согласно которому «95 процентов добавленнойстоимости (созда­ющиеся в обрабатывающих отраслях и сфере услуг. —В. И. )не про­изведенынезависимо от 5 процентов, приходящихся на добываю­щую промышленность, а основываютсяна них; таким образом, впечатление об относительной незначительности всейдобывающей промышленности [оказывается поверхностным и] несоответству­етдействительности»46.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.