WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |

Понятие постэкономического обществанеобходимо, на наш взгляд, для того, чтобы обозначить новый социальный порядок,выкристаллизовывающийся в современных постиндустриальных обществах. От прежнихобщественных форм он будет отличаться в первую очередь значением и рольюличности в социальной струк­туре. Предпосылки формирования нового общества вызревают по меретого, как технологический и хозяйственный прогресс начина­ет воплощаться не столько внаращивании объемов и разнообразия производимых материальных благ, сколько визменяющемся отно­шении человека к самому себе и своему месту в окружающем мире.Материальный прогресс выступает необходимым условием станов­ления постэкономического порядка;однако достаточнымуслови­ем егоформирования служит изменение ценностных ориентиров человека, приводящее ктому, что главным мотивом его деятель­ности становится совершенствованиесвоего личностного потен­циала.

Концепция постэкономического общества непереоценивает значения технологических сдвигов, как бы масштабны они ни были всовременной постиндустриальной действительности; она не пе­реоценивает и самореализациючеловека вне его продуктивной де­ятельности, поскольку выход за пределы таковой не можетсосто­яться вобозримой перспективе. В понятии постэкономического общества интегрируются всеважнейшие элементы глубинных пре­образований современной социально-экономическойдействитель­ности, ккоторым так или иначе апеллируют представители самых разных футурологическихшкол.

Между тем фактически никто из зарубежныхсоциологов не использовал в своих теоретических конструкциях понятияпост­экономическогообщества для обозначения будущего социального состояния. Этот термин появлялсяв работах Г. Кана21 и Д. Белла22,относящихся к периоду становления постиндустриальной теории, когда еепонятийный аппарат только еще формировался, но то были эпизоды, не получившиевпоследствии сколько-нибудь заметного развития.

В значительной мере это объясняется, на нашвзгляд, специфи­койанглийского языка, в котором слово «economy» обозначает все формыпроизводственной и хозяйственной деятельности — стано­вится ли таковая основанием длятоварного обмена или остается ограниченной натуральным (и даже домашним)хозяйством, дос­тигаетли народнохозяйственного масштаба или не выходит за пре­делы отдельных замкнутыхобщностей. Напротив, в русском язы­ке, и это можно проследить на примере работ отечественныхэко­номистовдореволюционной эпохи, всегда было принято разделять «экономику» и «хозяйство»,подразумевая, что первое понятие яв­ляется более узким и относится к самоорганизующимся системамтоварно-рыночного типа, тогда как второе обозначает любую про­изводственную деятельностьчеловека вообще.

В немецком языке понятия экономики(Oekonomie) и хозяйства (Wirtschaft) также существуют как взаимодополняющие;поэтому в работах немецких и австрийских авторов всегда различаютсятео­рия хозяйства(Wirtschaftstheorie) и политическая экономия (politische Oekonomie), причемпоследняя рассматривает проблемы производ­ственных отношений в первуюочередь через призму товарного хозяйства и рыночного обмена. Для немецкогоисследователя по­нятиеWirtschaft не только является более общим, чем Oekonomie, но, что гораздоважнее, последнее не может быть использовано для обозначения замкнутогонерыночного хозяйства. Когда историки исследуют различия натурального хозяйстваи рыночной экономи­ки,они используют понятия Naturalwirtschaft и Geldwirtschaft, но никак неNaturaloekonomie и Geldoekonomie23. Менеечувствитель­на кподобным различиям французская терминология, однако вы­дающиеся французские социологитакже стремились всеми имев­шимися в их распоряжении способами подчеркнуть смысловые отличияпонятий хозяйства и экономики, Wirtschaft и Oekonomie24.

Напротив, англоязычные авторы применяютпонятие «эконо­мика»(economy) для обозначения любой хозяйственной деятельно­сти, что отражается, например, втермине «домашнее хозяйство» (household economy). Отсутствие термина,оттеняющего ограничен­ное значение понятия «economy» и объясняет явноепредубежде­ние противидеи постэкономического (post-economic) общества; сама мысль о возможностиустранения Oekonomie как disappearance of economy вызывает у англичан иамериканцев такое же непонима­ние, какое несомненно возникло бы и у российской аудитории, еслибы ей доказывалась возможность устранения хозяйства. Это впол­не объективное и труднопреодолимоеобстоятельство дополняется традицией рассмотрения истории человечества какхозяйственной истории (и тем самым, в английской терминологии,«экономичес­кой»). Всеэто препятствует адекватному восприятию и широкому использованию понятия«постэкономическое общество» в запад­ной социологической теории,становящейся в последние годы по­чти исключительно англоязычной.

Справедливости ради необходимо отметить,что, несмотря на скептическое отношение к идее постэкономизма, западныеиссле­дователи частоговорят о капитализме как об экономическом строе. И. Шумпетерподчеркивает, что «буржуазное общество выступает в исключительно экономическомобличьи»25; Ю. Хабермас отмеча­ет, что капиталистическое общество опирается, с одной стороны, наэкономический механизм,соподчиняющий действия индивидов, а с другой — на экономическую легитимность, становящуюсяос­новой дляполитической и юридической практики26. Три из четырех приводимыхЭ. Гидденсом основных признаков буржуазного строя содержат прямые указания наего экономическийхарактер27, и такие примеры можно продолжить. Более того; многиеисследователи говорят о доиндустриальных и постиндустриальныхпроизводствен­ныхотношениях как о не-экономических (non-economic). Примени­тельно к первым это понятиеиспользует Дж. Арриги28, по отноше­нию ко вторым — Дж. К. Гэлбрейт29, Р.Хейльбронер и П. Дракер30. Поэтому можно надеяться,что с дальнейшим развитием постинду­стриальных тенденций понятие постэкономического обществаполу­чит более широкоераспространение.

Основные черты постэкономическогообщества.

Подчеркнем еще раз, что под постэкономическим обществом мы понимаем такой тип социальногоустройства, где хозяйствен­ная деятельность человека становится все более интенсивной икомплексной, однако не определяется более его материальными интересами, незадается традиционно понимаемой экономической целесообразностью.

Впервые понятие экономической эпохи вразвитии общества было предложено К. Марксом. Используя преимущества немецкойтерминологии, он выделил так называемую «экономическую общественную формацию»(oekonomische Gessellschaftsformation) в качестве центрального звенаисторической эволюции человечества. По его мнению, эта эпоха включала«азиатский, античный, фео­дальный и современный, буржуазный способы производства» изавершала собой «предысторию человеческого общества»31.Объе­диняя вэкономическую общественную формацию ряд весьма раз­нородных общественных форм,основатель марксизма считал эко­номическим такой способ взаимодействия между членами социу­ма, который определялся нерелигиозными, нравственными или политическими, а в первую очередь стихийноскладывавшимися производственными факторами. В то же время следуетподчерк­нуть, чтотерминологически К. Маркс никогда не выстраивал со­вершенно, казалось бы, логичнойтриады «доэкономическое — эко­номическое — постэкономическое общество»; первое определялось им как«архаическая», или «первичная» общественная формация, а последнее — как коммунистический строй.Пренебрежение К. Мар­кса, преимущественно по политическим мотивам, к созданной им самимметодологии обусловило серьезное снижение прогностичес­ких возможностей марксистскойтеории.

Как мы подчеркивали выше, в настоящее времяневозможно дать детальное определение основных характеристик нового социума,зарождающегося в недрах развитых западных обществ. Его станов­ление сравнимо по своему масштабуне столько со сменой буржу­азным обществом феодального, опосредованной быстройпромыш­леннойреволюцией, сколько с гигантским периодом перехода от примитивной общины ксостоянию относительно развитой рыноч­ной экономики. Оставаясь напрочном фундаменте науки, сегодня нельзя заглянуть в будущее настолько далеко,чтобы уверенно го­ворить о важнейших принципах функционирования новогообще­ства. Определениеформирующегося общественного состояния в качестве постэкономического наиболееадекватно современному уровню знаний не только потому, что оно как бывоспроизводит уже воспринятые социологией понятия постиндустриализма ипостмодернити. Оно, с одной стороны, подчеркивает основное направлениесоциальной эволюции, с другой — отмечает, что че­ловечество, выходя в перспективе за пределы экономической орга­низации, остается при этом общественным организмом, хотяос­новные принципысоциального взаимодействия могут существен­но трансформироваться. Такимобразом, понятие постэкономичес­кого общества фиксирует как изменчивость, так и преемственность,неизбежно присутствующие в развитии цивилизации.

Сопоставление происходящих сегодня переменс основными тенденциями экономической эпохи служит точкой опоры дляана­лиза процессастановления нового общественного устройства. Та­кое сопоставление позволяет такжеоценить значимость тех или иных социальных изменений; при этом важно неограничиваться рассмотрением одних лишь технологических или хозяйственныхсдвигов, а стремиться охватить всю совокупность социальных про­цессов.

Важнейшим методологическим следствиемконцепции пост­экономического общества является тезис о трех масштабныхэпо­хах человеческойистории: доэкономической, экономической и пост­экономической. Такое разграничение осуществляется по двум важ­нейшим критериям: типу человеческой деятельности ихарактеру соподчинения интересов личностей иобщества в пределах каждой из эпох.

На ранних этапах истории деятельность людейосуществлялась на основе инстинктивных побуждений, присущих человеку какбиологическому существу, и проистекала прежде всего из необхо­димости противостоять природе,угрожавшей самому его существо­ванию. Постепенно она приобретала все более осознанныйхарак­тер, порождаясистему сознательно координируемых обществен­ных усилий. Человек стал не толькопротивостоять окружающему миру, но и выделять себя из числа себе подобных.Средством пре­одолениясил природы стал отчуждаемый материальный продукт, воплощавший собой основнуюцель сознательной деятельности. И наконец, на высших ступенях прогресса учеловека появилось стрем­ление к развитию самого себя как личности, причем главнымре­зультатомдеятельности в этом случае оказывается сам человек — носитель уникальных качеств испособностей.

Таким образом, трем гигантским эпохамобщественного про­гресса соответствуют три основных типа деятельности: предтрудовая инстинктивная активность,вызываемая, по сути дела, жи­вотными, инстинктивными побуждениями; труд как осознанная деятельность,направленная на преобразование внешней природы ради достижения материальногорезультата; и творчество,не мо­тивированноеутилитарным образом, но направленное прежде всего на максимальное развитиеличности самого творческого субъекта.

Здесь важно сделать следующее замечание.Переход от аграр­ногообщества к индустриальному отнюдь не привел к исчезнове­нию сельского хозяйства. Его доляв общественном продукте сни­зилась, а доминирующие в обществе производственныеотноше­ния сталиопределяться индустриальным укладом, но не более того. Точно так же припереходе к постиндустриальному обществу ин­дустриальный сектор производстване исчезает, но лишь сокраща­ет свою долю в валовом национальном продукте. Все болеезначи­тельную рольиграют наукоемкие, информационные отрасли про­изводства, где возникают новыеотношения, исповедуются новые ценности, рождаются новые противоречия— и все это формируетоблик постиндустриального общества. Именно это порождает пред­посылки для вытеснения труда кактипичного для всей экономи­ческой эпохи вида человеческой активности творчеством — каче­ственно отличным типомдеятельности, скрывающим в себе основ­ные признаки постэкономическогообщества. Творчество, отметим это еще раз, побуждается стремлением человека ксамосовершен­ствованию, и целью его выступает сам человек; однако при этом оносохраняет черты труда как осознанной орудийной деятельнос­ти и по-прежнему можетосуществляться в форме материального производства. В процессе творческойдеятельности главное значе­ние имеет не характер воздействия человека на вещество природы, авзаимодействие между людьми.

Следует проанализировать и иной аспект этойпроблемы. В ус­ловияхгосподства инстинктивной деятельности человек не ощу­щает себя отделенным от природы,как не отделен он и от себе по­добных. Весь комплекс хозяйственных связей исчерпываетсяотно­шенияминепосредственного производства, и каждый может удовлетворить свои материальныепотребности лишь в той мере, в ка­кой это удается сделать всем. Стремления конкретного человекасо­средоточены наподдержании необходимого уровня потребления и в этом качестве вполне идентичныстремлениям других членов об­щины. Индивидуальные интересы в собственном смысле этогопо­нятия отсутствуют:они являются одномерными,как бы находятся на одной линии, совпадающей с направлением социальногоинте­реса. Следствиемэтого становится отсутствие противоречия мате­риальных интересов, закрепленногов социальных институтах.

Граница между доэкономическим иэкономическим типами об­щества проходит там, где человек начинает сознавать свойматери­альный интерескак нетождественный интересам других людей и сообщества в целом. С этогомомента возникает множество инди­видуальных, взаимодействующих друг с другом интересов. Будучиразличными по масштабам и направлению, они, тем не менее, не выходят из некоейдвумерной плоскости, задаваемой их материаль­ным характером. Механизм ихсоподчинения определяет соци­альную структуру экономического общества, предполагающую наличиеклассов — устойчивыхгрупп лиц со схожими материаль­ными интересами.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.