WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |

На наш взгляд, в современных условияхРоссийская Федерация не обладает, к сожалению, набором необходимых условий дляпо­вторения путиазиатских «тигров» и не сможет осуществить быст­рый выход из сложившейсяхозяйственной ситуации. На протяже­нии ближайших десятилетий Россия будет не в состоянии статьстра­ной, с которойпостиндустриальный мир считался бы по экономи­ческим причинам, а не в связи сналичием у нее гигантского запаса ядерных боеголовок и непредсказуемостью ееполитической линии278.

Во-первых, какмы отмечали в предыдущей лекции, осуществ­ление стратегии «догоняющего»развития требует колоссальных инвестиционных ресурсов. Российские экспертысовершенно пра­вы,когда утверждают, что при следовании данным путем «альтернативы курсу навосстановление обрабатывающей промышленно­сти... не существует»279. Однакосегодня доля производственного оборудования в возрасте до 5 лет составляетменее 10 процентов против 65 процентов в США, а более 70 процентов инвестиций,направляемых в промышленность, идут на развитие экспортоориентированныхсырьевых или металлургических производств. В то же время за годы реформ долясбережений в личном доходе сни­зилась с 20-25 процентов до 5-7; в производственном секторе с 1993года, а в экономике в целом с 1995 года имеет место отрица­тельная чистая доля накопления,валовые же инвестиции в основ­ной капитал в сопоставимых ценах составляли в 1998 году лишь 22процента от уровня 1990 года280. При этом государствоостается нетто-потребителем, а не нетто-инвестором, так как бюджетные средствапереориентированы на финансирование правительствен­ного аппарата, направляются наоплату внешнего долга или расхо­дуются в региональных конфликтах; так, накануне кризиса 1998го­да российскоеправительство ежемесячно тратило только на обслу­живание внутреннего долга в 1,4раза больше средств, чем факти­чески собиралось в доходы государственного бюджета281.

Прямые иностранные капиталовложения,которые обеспечили, например, в Азии львиную долю средств, направленных наразви­тие национальнойпромышленности, также остаются весьма незна­чительными. С 1991 по 1996 год онисоставили не более 6 млрд. долл., к концу 1997 года выросли до 12 млрд. долл.282, однако их рост был остановлен сначала азиатским кризисом, азатем и отказом Рос­сии от платежей по внешнему долгу. В результате суммарныйпри­ток прямыхиностранных инвестиций в Россию не превысил 2 процентов ее годовогоВВП283. В расчете на душу населения иностран­ные инвестиции составляют в Россиине более 80 долл., что в 15 раз меньше, чем в Венгрии, а для того, чтобы поуровню капитализа­циисравняться с большинством развивающихся рынков, Россия должна в ближайшие годыпривлечь капиталовложений на астро­номическую сумму в 1 трлн. долл., что абсолютно нереально.Та­ким образом, новыезападные технологии вряд ли станут доступны нашей стране в ближайшие 15-20лет.

Во-вторых,Россия остается критически зависимой от импорта потребительских товаров,продовольствия, а также большинства современных информационных технологий. Вотличие от многих других развивающихся стран, в Российской Федерациифактичес­киотсутствуют сборочные предприятия крупнейших иностранных компаний, которыемогли бы насытить отечественный рынок кон­курентоспособными товарами,увеличить налоговые платежи и час­тично разрешить проблему занятости. Россия не производиткомп­лектующих ккомпьютерным устройствам, микрочипов, программ­ного обеспечения, мобильныхтелефонов, систем спутниковой свя­зи и многих других очевидных атрибутов постиндустриальнойэпо­хи. Минимальноприсутствие на российском рынке отечественной аудио- и видеотехники, ателевизоры и холодильники, стиральные машины и большинство другой бытовойтехники изготавливаются из импортных комплектующих. Ни одна крупнаяавтомобильная компания не производит в Российской Федерации свою продукцию взначимых для рынка объемах. Мировая практика свидетельству­ет, что ни одна страна, стольрадикально зависящая от импорта боль­шинства высокотехнологичныхтоваров и не поставляющая на ми­ровой рынок ничего, кроме сырья, не становилась примеромус­пешного«догоняющего» развития.

В-третьих,специфика «догоняющего» развития, и мы просле­дили это на примере многихгосударств, реализующих подобную стратегию, предполагает формирование внутристраны благопри­ятногоинвестиционного климата, служащего в том числе и поощ­рению экспорта. В России жеправящая верхушка, осознанно или стихийно, постоянно препятствует данномупроцессу. Хорошо из­вестно, что в большинстве стран Азии валютный курсподдержива­ется науровне 20-40 процентов от паритета покупательной спо­собности (ППС), а в Китае, гдеотмечаются наиболее высокие тем­пы роста экспорта и валютных резервов, находится ниже 20про­центовППС284. Между тем только за период с января 1994 по середину 1995 годареальная покупательная способность рубля вы­росла более чем вдвое, а затемувеличилась еще в два раза к середи­не 1997 года285. В результате доллар имелв России накануне кризи­са 1998 года почти в полтора раза более низкую покупательнуюспособность, чем в США. Естественно, подобная политика финан­совой «стабилизации» имееткатастрофическое воздействие на экс­портный потенциал российских предприятий и сводит на нетотно­сительнуюдешевизну рабочей силы, устраняя одно из наиболее важных конкурентныхпреимуществ отечественной экономики — ее потенциально относительнонизкие производственные издержки.

Более того, кризис 1998 года при всех егонегативных послед­ствиях способствовал частичному восстановлениюконкурентоспо­собностироссийской продукции, если не на внешнем, то хотя бы на внутреннем рынке,— отсюда ростпромышленного производ­ства в 1999 и 2000 году. Однако финансовая политикаправитель­ства в 1999и 2000 году направлена, с одной стороны, на ужесточе­ния в налоговой сфере (что,безусловно, правильно, так как способ­ствует нормализации бюджетныхотношений), и, с другой стороны, на контроль за курсом национальной валюты инедопущение ее девальвации (что объяснимо с точки зрения поддержаниявозмож­ностей импорта,но совершенно неразумно с точки зрения развития экспортноориентированныхпроизводств). Поэтому можно согла­ситься с мнением, согласно которому политика правительства вце­лом остаетсянеизменной, а позитивные последствия девальвации и высоких цен на нефть в 1999году окажутся недолговременными286.

В-четвертых,последнее десятилетие прошло в России под зна­ком полного пренебрежения кразвитию национальной науки и ин­теллектуальному потенциалу нации в целом, хотя любое«догоня­ющее» развитиев постиндустриальную эпоху возможно лишь в условиях востребованностиквалифицированного труда. Известно, что в США в 1995 году неквалифицированныеработники состав­лялине более 2,5 процента рабочей силы; в России сегодня их доля не опускается ниже25 процентов. Доля расходов на образование в бюджете Соединенных Штатов(превосходящем российский в 20 раз) превышает отечественный показатель в 2,5, ана здравоох­ранение— почти в 6 раз. К1997 году уровень затрат на финансиро­вание научной сферы в Россиисократился более чем в 7 раз по срав­нению с 1990 годом, а долярасходов на НИОКР составила 0,32 процента ВВП при пороговом значении этогопоказателя в 2 процента ВВП. С 1985 по 1997 год из научной сферы ушли 2,4 млн.человек, подтверждая тот очевидный факт, что нематериа­листическая мотивация, стольраспространенная в советском об­ществе, не являлась прочной и была преодолена при радикальномстолкновении с экономической реальностью. Численность работа­ющих по специальности научныхкадров находится сегодня на уров­не первых послевоенных лет, а выезд научных работников за рубеж вотдельные годы достигал 300 тыс. человек в год. Потери, вызыва­емые утечкой за рубежинтеллектуального капитала, составляют, по различным оценкам, от 60-70 млрд.долл. за весь период реформ до 45-50 млрд. долл. в год287. Однакодаже при таком сокращении людского потенциала фондовооруженность российскихученых ос­тается науровне 8-9 процентов фондовооруженности американс­ких и немецких исследователей.Таким образом, надежды относи­тельно возможного прорыва России в некое «неоиндустриальное»будущее на основе использования существующих в стране высо­ких технологий выглядят совершеннонереалистичными.

И, наконец, в-пятых, государство, которое вбольшинстве «до­гоняющих» стран играло позитивную роль, концентрируя усилия нанаиболее приоритетных направлениях, в сегодняшней России демонстрируетабсолютную неспособность к подобной конструк­тивной политике. Если мы обратимсяк японскому или корейскому опыту, то увидим, что государство, с одной стороны,стимулирова­лоприобретение отечественными компаниями зарубежных техно­логий и патентов и развитие наданной основе собственного произ­водства и, с другой стороны, поддерживало продвижениепродук­циинациональной промышленности на внешние рынки. Ни того, ни другого не делаетроссийское правительство. Наибольшие льго­ты в период реформ получиликомпании, импортировавшие в стра­ну товары широкого спроса, включая даже алкогольные напитки, иливывозившие природные ресурсы, такие, как нефть или алюми­ний. Государство не оказываетподдержки иностранным компани­ям, переносящим производственные операции на территориюРос­сии; оно создаетльготные условия для отечественных товаропро­изводителей, выпускающих заведомохудшую продукцию. Иными словами, государственные интересы рассматриваются внашей стра­не какинтересы той группы лиц, которая стоит у руля власти, и это также существеннымобразом препятствует проведению успешной политики «догоняющего»развития.

Подытоживая, следует отметить, что Россияпредставляет со­бойсегодня страну с достаточно универсальным, но безнадежно устаревшимпроизводственным потенциалом, гигантскими природ­ными богатствами, широкимвнутренним рынком и достаточно ква­лифицированной рабочей силой. Однако, к сожалению, в той или иноймере все положительные черты России как перспективной хозяйственной системы такили иначе связаны с ее прошлыми, ин­дустриальными успехами, а все негативные, концентрирующиеся вокругдефицита необходимых инвестиций, — с отсутствием пост­индустриального опыта. Вывод, который следует сделать вподоб­ной ситуации,однозначен: Россия должна в ближайшейперспек­тивестремиться только к тому, чтобы стать развитой индуст­риальной страной, посколькувозможности быстрого вхождения в круг постиндустриальных державу нее полностьюотсутству­ют.Безусловно, придерживаясь стратегии развития,подобной осу­ществлявшейся в странах Юго-Восточной Азии, РоссийскаяФеде­рация можетдобиться в обозримом будущем значительных успе­хов, однако это не отрицает двухфундаментальных моментов, ста­новящихся сегодня очевидными. Во-первых,Россия не способна выйти из сложившейся ситуации, опираясь лишь на собственныесилы, и должна максимально стимулировать притокиностранных инвестиций и технологий — даже в ущерб комплексувеликодер­жавности.Во-вторых же, шанс занять место в спискестран-ли­деровпостиндустриального мира нами безвозвратно упущен ивряд ли в XXI веке мы сможем реально претендовать на подобноеместо.

Возможен ли выход изкризиса

Кризис, в котором сегодня находитсяРоссия, является гораздо более тяжелым, чем обычный финансовый кризис илитрадицион­наяпромышленная депрессия. Страна не просто отброшена на не­сколько десятилетий назад;оказались обесценены все усилия, пред­принимавшиеся на протяжениипоследнего столетия для того что­бы обеспечить России статус великой державы. Констатация того чтострана сползает на позиции даже не «третьего», а «четвертого мира», копируетхудшие образцы азиатского коррупционного капи­тализма и совершенно незаслуженно,можно сказать даже —оши­бочно,представлена на саммитах «большой семерки»288, чрезвычай­но болезненна для российскойобщественности. Причем эта болез­ненность обусловлена не столько даже подчеркиванием резкогоснижения экономического потенциала страны, сколько содержащим­ся в такой констатации выводом,что «Россия более не имеет перс­пектив развития, приемлемых с точки зрения ее собственногооб­щественногосознания»289.

Выход из современного кризиса возможентолько в том случае, если будут ясно определены его основные характеристики. Нанаш взгляд, в XXI веке России предстоит работать над тем, чтобы стать зрелойиндустриальной нацией, в сознании которой будут укорене­ны принципы свободы и демократии.Нам предстоит наладить производство продукции, способной конкурировать сзарубежны­миобразцами, активнейшим образом наращивать и раскрывать свой интеллектуальныйпотенциал. Российскому обществу предстоит изжить в себе имперский комплекс иосознать себя равным среди других равных народов, составляющих человечество. ВXXI веке Россия должна осуществить мощный индустриальный прорыв, иинструментами такого прорыва не в последнюю очередь станут хозяйственнаяоткрытость и активное привлечение в страну ино­странных капиталов, но не какдобытчиков местного природного сырья, а как создателей новых производственныхмощностей, даю­щихработу людям, налоги — государству и бесценный трудовой опыт — подрастающемупоколению.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.