WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |

И, наконец, шестой фактор, на котором следуетостановиться, состоит в абсолютной технологической,интеллектуальной и куль­турной зависимости развивающихся стран от развитого мира.Все государства, направившиеся по пути «догоняющего»развития, имеют отрицательное сальдо в балансе торговли технологиями состранами Запада. Неразвитость среднего класса не дает возможно­сти сформироваться слою людей,которые восприняли бы образо­ванность в качестве значимой ценности и у которых стремление ктворческой деятельности сформировалось бы как настоятельная потребность. Хотясегодня почти все дети в Японии или Южной Корее посещают школу, это, скорее,остается данью традиции, не­жели обусловлено внутренними мотивами: если 60 процентоввыс­ших менеджеровамериканских компаний имеют докторские сте­пени, то 30 процентов японскихуправляющих даже не учились в колледже. В то же время в Китае и Индонезиитолько 45-50, а в Таиланде — менее 40 процентов молодежи соответствующей воз­растной группы посещают среднююшколу. Более того, если во Франции 44 процента выпускников школ поступают ввысшие учебные заведения, а в США этот показатель достигает 65процен­тов, то вМалайзии он не поднимается выше 12; в результате не более 5 процентов молодежив возрасте от 20 до 24 лет обучаются в вузах. Индустриальная модель прогрессане делает инвестиции в образование выгодными: если в США в 1973—1987 годах заработ­ная плата мужчины, не закончившегоколледж, снизилась на 12 про­центов, то в Японии за этот же период лица, имеющие полноесред­нее образование,увеличили свои доходы на 13 процентов, а фактор повышения квалификацииработников оставался последним среди десяти наиболее важных составляющих экономическогороста254. Сталкиваясь с ценностями информационного общества, талантливаямолодежь из развивающихся стран несомненно отдает им пред­почтение: в начале 90-х годовболее четверти южнокорейских, тре­ти тайваньских и 95 процентов (!) китайских студентов,обучаю­щихся заграницей, не возвращались домой после окончания уче­бы255. Таким образом, важнейшиезадачи, опосредующие становле­ние постиндустриального общества, — радикальное повышение уровняжизни и распространение научных знаний как фундамен­тальной социальной ценности— в новыхиндустриальных странах сегодня в лучшем случае поставлены, но далеко неразрешены. Как отмечает Ф. Фукуяма, «централизованные хозяйственные системы,достаточно эффективные для достижения уровня индустриализа­ции, соответствовавшегоевропейскому образцу 50-х годов, прояви­ли свою полную несостоятельностьпри создании такого сложного организма, как "постиндустриальная" экономика, вкоторой инфор­мация иноваторство играют определяющую роль»256. Тот источникэкономического взлета, который был столь эффективно применен западнымидержавами в 90-е годы, остался этим странам практи­чески не известен.

Таковы основные моменты, обусловливающиенесамодостаточ­ностьмодели «догоняющего» развития и делающие ее внутренне противоречивой,неспособной вывести развивающиеся страны из-под диктата постиндустриальныхдержав. Несколько особняком в этом ряду стоит еще одна важная характеристика,общая для всех стран, избравших подобный путь развития. Она проистекает из всехрассмотренных факторов и в то же время обусловливает их; поэто­му мы не можем поставить ее в одинряд с ними и исследовать вне контекста каждой страны. Мы имеем в видуособую роль государ­ства, неизбежно присутствующего влюбой мобилизационной сис­теме развития. Его вмешательство вэкономическую жизнь разви­вающихся стран происходило по целому ряду направлений иотме­чается вконтексте всех рассмотренных нами факторов. Именно государство, находясь уистоков «догоняющего» развития, определяло важнейшие приоритеты хозяйственнойполитики; достаточно вспомнить, как в начале 60-х годов Министерство внешнейторгов­ли ипромышленности Японии создало объединение, в которое во­шли такие гиганты, как «Сони»,«Хитачи», «Тошиба», NEC и «Мицубиси», и выдало новому консорциуму гигантскийльготный кре­дит, чтоположило начало японской компьютерной индустрии. Имен­но оно поощряло недопотребление,инициируя приток средств на­селения в контролируемые им банки или запуская политикууправ­ляемой инфляции.Государство более всего было ответственно за экстенсивные методыиндустриального развития, проповедовавши­еся в Азии. Так, корейскоеправительство осознанно проводило политику дотирования крупнейших предприятий,несмотря на низ­куюэффективность их деятельности; на Тайване в 80-е годы кре­диты на развитие экспортныхпроизводств выдавались под процен­ты вдвое ниже межбанковской ставки и почти в четыре раза нижесредней цены кредитов, сложившейся на рынке. Государство сти­мулировало приток иностранныхинвестиций, и оно же предпри­нимало меры по ограничению свободной конкуренции навнутрен­них рынках. И,наконец, государство создало огромную малоэф­фективную бюрократию (вотносительно благополучной Японии, например, на 170 тыс. фермеров приходится420 тыс. управленчес­ких работников низового уровня и 90 тыс. персоналаМинистер­ства по деламсельского хозяйства и рыболовства), которая во мно­гих случаях стала тормозомхозяйственного развития (как в Юж­ной Корее) или прямой угрозой экономической безопасностистра­ны (как вИндонезии). Кризис, начавшийся в странах региона в 1997 году, показал всюнеэффективность и нежизнеспособность этатистской модели индустриальногопрогресса, которая еще недавно казалась оптимальной.

* * *

Беглый обзор наиболее фундаментальныхпроблем, встающих перед странами, которые идут по пути «догоняющего» развития,показывает, что даже те государства, которые дальше других про­двинулись в данном направлении, несмогли решить целого комплекса важнейших задач. Среди таковых следует в первуюочередь назвать невосприимчивость к научно-техническому прогрессу,пре­небрежение кформированию собственной исследовательской базы и переходу к интенсивному типухозяйственного роста; сохране­ние крайне высокой зависимости от рынка капиталов и технологий инеспособность развивать производство без всевозрастающего эк­спорта собственных товаров зарубеж; отсталость социальной струк­туры, высокая норма сбережений, не позволяющая оформитьсясо­временному среднемуклассу, и наконец, обостряющаяся зависи­мость от интеллектуальногопотенциала, находящегося за предела­ми развивающихся стран.

Все это свидетельствует о том, что залогомуспешного разви­тиястран «третьего мира» станет в XXI веке их взаимодействие с постиндустриальныммиром и поступательное движение по тому пути, который уже был пройден развитымидержавами. Монопо­лярный мир, формирующийся сегодня, определяет и относительномонолинейный путь освоения достижений постиндустриализма. В этой связи мы неможем не уделить особого внимания оценке исто­рических перспектив России— страны, которая напротяжении пос­леднихдвух столетий предприняла не одну и не две модернизаторские попытки, принесшие,однако, совершенно неудовлетворитель­ные результаты.

Контрольные вопросы.

1. Какова основная предпосылка становлениясовременного монополяр­ного мира

2. Каковы основные черты индустриальноготипа воспроизводства

3. Каковы основные чертыпостиндустриального типа воспроизводства

4. Какие страны осуществляли наиболееудачные попытки индустриаль­ной модернизации на протяжении XVIII—XX веков

5. Каковы пределы индустриальноймодернизации в условиях домини­рования в мировом масштабе постиндустриальныхтенденций

6. Является ли хозяйственная автаркиянеизбежной чертой индустриаль­ной модернизации

7. Каковы основные причины,обусловливающие несамодостаточность модели «догоняющего» развития

8. Способны ли страны, идущие по пути«догоняющего» развития, ви­доизменить монополярную конфигурацию современногомира

Рекомендуемаялитература.

Обязательные источники.

Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. М., 1998. С.512-553;

Иноземцев В. Л. Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможныепоследствия постэкономической революции. М., 1999. С. 236-451;

Иноземцев В. Л. Социально-экономические пробле­мы XXI века: попытканетрадиционной оценки. М., 1999;

Иноземцев В. Л. Догоняющее развитие: великая иллюзия XX века. М.,2000;

Иноземцев B. Л. Fin de siecle. К истории становления постиндустриальнойхозяйственной системы (1973—2000) // Свободная мысль—XXI. 1999. № 7. С. 3-27; № 8. С.19-42.

Дополнительная литература.

Bella W., Rosenfeld S. Dragons in Distress. Asia's Miracle Economies in Crisis. SanFrancisco, 1990;

Cohen D. TheWealth of the World and the Poverty of Nations. Cambridge (Ma. )-L.,1998;

Garten J. TheBig Ten. The Big Emerging Markets and How They Will Change Our Lives. N. Y.,1997;

Goldstein M. TheAsian Financial Crisis: Causes, Cures, and Systemic Implications. Wash.,1998;

Henderson C. Asia Falling. Making Sense of the Asian Crisis and Its Aftermath.N. Y., 1999;

Islam /.,Chowdhury A. Asia-PacificEconomies. A Survey. L. -N. Y., 1997;

Katz R. Japan:The System That Soured. The Rise and Fall of Japanese Economic Miracle. Armonk(N. Y. )-L, 1998;

McRae H. TheWorld in 2020. Power, Culture and Prosperity: A Vision of the Future. L.,1995;

Naisbitt J. Megatrends Asia. The Eight Asian Megatrends That Are Changing theWorld. L., 1996;

Sakaiya T. WhatIs Japan Contradictions and Transformations. N. Y. ­Tokyo, 1993;

Thurow L. Headto Head. The Coming Economic Battle Among Japan, Europe, and America. N. Y,1993;

Yip G. S. AsianAdvantage. Key Strategies for Winning in the Asia-Pacific Region. Reading (Ma.), 1998.

Лекция тринадцатая. Россия впостиндустриальном мире. Причины и вероятные последствия современногокризиса.

На протяжении последнего столетия историяотечественной экономики представляется чередой радикальных хозяйственныхпотрясений, в той или иной мере вызванных стремлением руковод­ства страны ускорить ее развитие.Однако идеологи всех этих пре­образований упорно отказывались принимать во внимание тот факт,что наиболее динамичным хозяйственный прогресс оставался в конце XIX— начале XX века, тоесть тогда, когда страна развива­лась относительно естественным образом и была открытаконст­руктивномувзаимодействию с западным миром. Там не менее ис­тория XX века в России и СССРпрошла под знаком многочислен­ных модернизаторских попыток, ни одна из которых — и это мож­но сказать сегодня с полнойуверенностью — непринесла ожидае­мыхрезультатов.

Особенности СССР как индустриальнойдержавы.

В результате проведенной в 30-е годымассированной индуст­риализации, резко изменившей структуру валового национальногопродукта и занятости, Советский Союз вошел в ряд крупнейших индустриальныхдержав своего времени. Победа во Второй миро­вой войне, быстрое восстановлениенародного хозяйства, создание ядерного оружия и ракетной техники,противостояние США в гон­ке вооружений и беспрецедентные успехи в освоении космоса— все это даваловозможность определить советскую экономику как находящуюся на стадии зрелогоиндустриализма, освоившую на­учную организацию труда, склонную к наращиванию инвестиций иприверженную целям хозяйственного роста257. С 1960 по 1985 годваловой общественный продукт и национальный доход в СССР выросли в 3,87 раза,объем произведенной промышленной продук­ции — в 4,85, а совокупныепроизводственные фонды — почти в 7 раз; согласно данным советской статистики, к 1985 годупроиз­водствопромышленной продукции в СССР составляло около 85 про­центов американского; страназанимала первое место в мире по производству газа, стали, кокса, минеральныхудобрений, тракто­ров,железобетонных конструкций и целого ряда других сырьевых и промышленныхтоваров258. Начиная с середины 50-х годов отме­чался быстрый рост всехпоказателей, характеризующих развитие науки и образования: численностьстудентов выросла с 1,25 млн. в 1950 году до 3,86 млн. в 1965-м, расходы нанаучные исследования увеличились за тот же период почти в 7 раз, составив в1965 году около 7 процентов всего произведенного национальногодохода259. Говоря современным языком, могло казаться, что созданынеобхо­димыепредпосылки перехода к постиндустриальной фазе развития. Однако 70-е и особенно80-е годы, которые в западном мире ознаменовались быстрым развитием новыхпроизводственных тех­нологий, стали в СССР эпохой «застоя», периодом консервациисложившейся производственной структуры. Подобный ход развития событий был, ксожалению, вполне естественным и поддавался прогнозу еще в 60-егоды.

На наш взгляд, все причины, вызвавшиеснижение темпов хо­зяйственного развития в СССР и обусловившие в конечном счетепоражение советской системы в ее противостоянии с Западом, ко­ренились в мобилизационном типеэкономики, несбалансирован­ности, деформированности созданной здесь индустриальноймо­дели.

Во-первых,советская хозяйственная система не была нацелена на максимизацию конечногопотребления. На протяжении всего послевоенного периода доля основного капиталав структуре на­ционального богатства устойчиво росла, достигнув к 1990 году 65,8процента, в то время как личное имущество граждан составля­ло не более 20 процентов егообщего объема260. Доля национальногодохода, направляемая на потребление, составляла около 50 процен­тов, тогда как в США и ЗападнойЕвропе после 1975 года она никог­да не опускалась ниже 75 процентов. Неудовлетворенностьпотре­бительскогоспроса лишала промышленность стимула к совершен­ствованию производимой продукции,а новые отрасли производ­ства развивались в первую очередь под воздействием военной илиполитической необходимости. Следствием такого положения вещей становилсябеспрецедентный монополизм (к концу 80-х годов око­ло 80 процентов наименованийпродукции производилось на 1-2 предприятиях, а доля заводов и фабрик счисленностью занятых, превышающей 1 тыс. человек, составляла 73,3 процентапротив 26 процентов в США261). В результатепромышленная система не толь­ко не воспринимала, но и отторгала нововведения и конкурентныеотношения.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.