WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 42 |

Как мы уже отмечали, в течение всегопослевоенного периода развитые страны Запада поступательно наращивали свойнаучно-технический потенциал. Технологические прорывы 60-х — 90-х го­дов обеспечили невиданное развитиепроизводительных сил. Бла­годаря им сократились потребности вприродных ресурсах, и пре­делы исчерпания минерального иэнергетического сырья оказались отодвинуты далеко в будущее. Породивбезграничные потребнос­ти в информации, они ослабши зависимостьпостиндустриальных держав от экспортной экспансии, иакцент был перенесен на внут­ренний рынок. Эти тенденции восстановили инвестиционнуюпри­влекательностьЗапада, что обусловило возрастающуюконцентра­циюкапиталовложений в пределах стран — участниц Организа­ции экономического сотрудничестваи развития. Каждый из этих факторов внес свой вклад в обособлениепостиндустриальной ци­вилизации от всех других регионов планеты, особенно заметное вканун XXI века.

Сырьевая и экологическаяпроблема была наиболее актуальной для Запада в 70-е и80-е годы. В условиях жесткого прессинга со стороны стран-монополистов,контролировавших поставки природ­ных ресурсов на мировой рынок, западные государствасконцен­трировалиосновные усилия на развитии ресурсосберегающих технологий. Результаты,достигнутые ими, впечатляют. В 1973— 1978 годах потребление нефти врасчете на единицу стоимости про­мышленной продукции снижалось в США на 2,7 процента вгодо­вом исчислении, вКанаде — на 3,5, вИталии — на 3,8, вГермании и Великобритании — на 4,8, а в Японии — на 5,7 процента. С 1973 по 1985 год валовой национальный продуктстран-членов ОЭСР увеличился на 32 процента, а потребление энергии — всего на 5; американскоесельское хозяйство при росте валового продукта в период с 1975 по 1987 годболее чем на 25 процентов сократило потребление энергии в 1,65 раза205. Сегодняв экономике США ис­пользуется меньше черных металлов, чем в 1960 году206.

Научно-технический прогресс подталкивалмногие компании не только к крайне экономному использованию традиционныхви­дов сырья, но ипозволял заменять их альтернативными материала­ми. Известно, что в первыепослевоенные годы доля стоимости материалов и энергии в затратах наизготовление применявшегося в телефонии медного провода достигала 80 процентов,а при про­изводствеоптоволоконного кабеля она сокращается до 10 процен­тов; при этом медный кабель,проложенный по дну Атлантического океана в 1966 году, мог использоваться для138 параллельных теле­фонных вызовов, тогда как оптоволоконный кабель,инсталлиро­ванный вначале 90-х, способен обслуживать одновременно 1,5 млн. абонентов. В 80-е годыкорпорацией «Кодак» был запатентован метод фотографирования без применениясеребра, компания «Форд» объявила о появлении катализаторов на основезаменителя плати­ны, апроизводители микросхем отказались от использования золо­тых контактов и проводников. Врезультате масса (в кг) промыш­ленных изделий, представленных в американском экспорте врас­чете на одиндоллар их цены, снизилась более чем в два раза с 1991 по 1997 год, тогда как за1967—1988 годы этотпоказатель сокра­тилсятолько на 43 процента207. Подобные примеры можноприво­дить как угоднодолго.

Следствием стало снижение остротыэкологической проблемы, что является, на наш взгляд, одним из величайшихдостижений пост­индустриализма. Еще в 1969 году в США был принят Закон онаци­ональной политикев области охраны природы, за которым после­довали Закон о чистом воздухе(1970) и Закон о чистой воде (1972), а также более 13 тысяч других нормативных актов,составляющих сегодня экологическое законодательство Соединенных Штатов. ВГермании ряд соответствующих мер был открыт принятием ланд­тагом федеральной земли СеверныйРейн-Вестфалия Закона о ка­честве воздуха (1963), дополненного Законом об удалении отходов(1972) и Федеральным законом о выбросах (1974).

В последние годы в странах ЕвропейскогоСоюза на природо­охранные программы расходуется от 4,2 до 8,4 процента ВВП, иданный показатель имеет тенденцию к устойчивому росту. Совре­менные технологии позволяютустранять из отходов производства и выбрасываемых газов до двух третей NO, итрех четвертей SO2 чтопозволяет снизить долю стран Северной Америки в общемиро­вом объеме вредных выбросов ватмосферу с сегодняшних 27 про­центов до 22 процентов к 2010 году. В 1996 году США сталиедин­ственной страной,полностью прекратившей производство озоно-разрушающих веществ, а доля стран— членов ОЭСР вмировом объеме выбросов углекислого газа в атмосферу на протяжениипос­ледних тридцатилет остается фактически стабильной208. Трижды за последниедесять лет Соединенные Штаты радикально снижали стандарты потребления воды, аза период с 1990 по 1995 год за счет новых посадок деревьев в США впервыеувеличилась площадь ле­сов. Разрабатываемые на Западе природоохранные мероприятия сегоднявсе чаще выходят за его пределы; многие европейские го­сударства направляют на развитиемеждународных программ по экономному использованию ресурсов и защите окружающейсре­ды от 0,5 до 1процента своего ВНП, что составляет около 60 млрд. долл. в год209.

Поддержание конкурентоспособности навнутренней и миро­вомрынках вышло на первый план в 80-е и 90-е годы.Реформы, осуществленные консервативными правительствами в США и За­падной Европе, привели к снижениюналогов и росту доходов эф­фективно работающих компаний, направивших значительную частьвысвободившихся средств на техническое перевооружение. След­ствием стало резкое повышениепроизводительности, прежде все­го — вамериканской экономике; скачок темпов ее роста с 2,3 про­цента в годовом исчислении в1970—1980 годах до3,7 в 1980—1988 годахвывел США в лидеры и по этому показателю: ни в од­ной другой стране он не был в 80-егоды выше, чем в 70-е. Основой хозяйственного роста стали высокотехнологичныеотрасли, в кото­рыхвозросшие инвестиции позволили резко сократить себестои­мость продукции и сделать еепроизводство высокорентабельным. Если в конце 50-х годов производствокомпьютеров для нужд Ми­нистерства обороны требовало дотаций, достигавших 85процен­товсебестоимости, то в 1981 году фирма «Эппл» вышла на рынок с первым доступным поцене персональным компьютером, а через несколько лет объем их продаж превысил вСША 1 миллион еди­ниц.Если, далее, в 1964 году вычислительная машина IBM 7094 стоила (в ценах 1995года) около 6 миллионов долларов, то сегодня компьютер, обладающий оперативнойпамятью и быстродействи­ем в сто раз большими, обходится не дороже 3 тысяч долл.210 К сере­дине 90-х годов кабельными сетями были связаны 80 процентовамериканских домов (в Японии этот показатель не превышал 12 процентов); на 100человек приходилось 23 персональных ком­пьютера (в Германии и Англии— около 15, а вЯпонии — всего 8);электронной почтой регулярно пользовались 64 процента амери­канцев (но не более 38 процентовжителей континентальной Евро­пы и лишь 21 процент японцев)211.

Переход к информационной экономике породилустойчивый спрос на внутреннем рынке США и обеспечил странемонополь­ное положениев области высоких технологий. Так, в середине 80-х годов Япония обеспечивала 82процента мирового выпуска мото­циклов, 80,7 процента производства домашних видеосистем иоко­ло 66 процентовфотокопировального оборудования212, контролиро­вала до 40 процентов американскогоавтомобильного рынка и по­чти 60 процентов рынка станков с числовым программнымуправлением213, но уже через десять лет положение радикально измени­лось. Заняв главенствующие позициина рынке программного обес­печения, США восстановили лидерство на рынке микрочипов ипер­сональныхкомпьютеров. Сегодня вклад Соединенных Штатов в ми­ровое промышленное производствоболее чем в шесть раз превос­ходит их долю в населении планеты; американские производителиконтролируют 40 процентов всемирного коммуникационного рын­ка, около 75 процентов оборотаинформационных услуг и 80 про­центов рынка программных продуктов. Дефицит американскоготоргового баланса, о котором много говорят и сегодня, также не представляетсобой неразрешимой проблемы для американской экономики: с одной стороны, объемимпортируемых товаров не превышает 5 процентов американского ВНП, с другой— Соеди­ненные Штаты получают большуючасть импорта из стран с уров­нем развития, близким к их собственному, в силу чегообразую­щийся торговыйдефицит не является необратимым. Заметим так­же, что более 80 процентовподобного «дефицита» вызвано постав­ками в США товаров, произведенных за границей филиаламиамериканских же корпораций.

Несмотря на то, что в экономикепостиндустриальных стран быстро сокращается доля отраслей первичного ивторичного сек­тора,США и их европейские союзники доминируют не только в областивысокотехнологичного производства, но даже и в аграрной сфере, выступаяосновными поставщиками продовольствия на мировой рынок. Если в 1969 годуэкспорт сельскохозяйственных товаров из США оценивался в 6 млрд. долл., то в1985-м он состав­лял29 млрд., а в 1994-м — более 45 млрд. долл. При этом урожай­ность зерновых в Нидерландах (88центнеров с гектара) более чем в 25 раз превосходит средний показатель дляБотсваны (3,5 центне­ра), а производство 1 тонны пшеницы в Техасе обходится (привы­сокой стоимоститехники и рабочей силы) почти на 20 процентов дешевле, чем в России, и вполтора раза дешевле, чем в Нигерии.

Бурное хозяйственное развитие в 80-е и 90-егоды способство­валорешению ряда социальных проблем, казавшихся прежде фа­тальными. В частности, прогнозывторой половины 70-х годов со­гласно которым безработица в США в следующем десятилетиидол­жна была достичь15-20 процентов трудоспособного населения, ока­зались абсолютно несостоятельными.В начале 90-х годов она составляла 6,8 процента, в середине 1996-го снизиласьдо 6,6 про­цента, апосле июля 1997 года колеблется в пределах 4,2-4 8 про­цента; в результате СоединенныеШтаты располагают сегодня 156 рабочими местами на каждые 100, существовавшие в1975 году. С середины 90-х годов процессы снижения уровня безработицы,дос­тигавшего порой10-12 процентов трудоспособного населения, на­чались и в странахЕвропы.

Как результат данных процессов,инвестиционная привлекатель­ность западных стран резковозросла. На протяжении 1990-2000 годов котировки нафондовых рынках США и Западной Европы росли быстрее, чем в большинстве менееразвитых стран Азии и Латинской Америки, не говоря уже о Японии, где напротяжении 1990—1999годов индекс Nikkei снизился с 39 до 13 тысяч пунктов то есть почти в три раза.Важнейшими факторами, определившими переток капиталов на западные рынки, стали,с одной стороны, их гигантские масштабы, с другой — высокая степень стабильностикотировок.

Оборот фондовых бирж Лондона и Нью-Йоркапревышает се­годняоборот всех остальных фондовых площадок мира; за послед­ние 15 лет объемы торгов наНью-йоркской фондовой бирже и со­вокупный капитал оперирующих на ней финансовых компаний возрослиболее чем в 40 раз. Если за весь 1960 год здесь было про­дано в общей сложности 776 млн. акций — около 12 процентов находившихсяв обращении ценных бумаг соответствующих ком­паний, — и каждая из этих акцийпринадлежала своему владельцу в среднем около шести лет, то к 1987 году, всамый разгар ажиотаж­ного спроса, 900 млн. акций каждую неделю переходили из рук в руки, врезультате чего в течение года были совершены сделки с 97 процентамиэмитированных акций. Десять лет спустя, в пик бир­жевого кризиса конца октября 1997года, на Нью-йоркской фондо­вой бирже был зафиксирован абсолютный рекорд: 1,196 млрд. акцийбыли проданы в течение одной торговойсессии, за три первых месяца 2000 года почти 70процентов торговых дней обнаруживали подобные же показатели, а рекордноезначение превысило 1,7 млрд. акций.

Стабильность западных рынков подтвержденасобытиями пос­леднихлет, вызванных кризисами в Азии, России и Латинской Америке. Даже потрясенияоктября 1997 года, которые некоторые аналитики поспешили сравнить с крахом,имевшим место за де­сять лет до этого, не выглядят значительными на фоне катастрофы нарынках развивающихся стран. Снизившись за неделю (21-27 октября) с 8060 до 7161пункта, то есть немногим более, чем на 11 процентов, основной американскийфондовый индекс вернулся к прежним позициям исключительно быстро: менее чемчерез пол­тора месяца,5 декабря, он закрылся на уровне в 8149 пунктов и завершил год, составив 7 908пунктов, что было почти на 23 про­цента выше уровня закрытия 1996 года. За первое полугодие 1998го­да основныефондовые индексы поднялись до небывалых значе­ний — американский Доу-Джонс с 7908,25до 9367,84, немецкий DAX — с 4249,7 до 6217,83, итальянский Mibtel — с 16 806 до 26 741, французскийСАС-40 — с 2998,9 до4404,9. Максимальный рост в данном случае составил 59,12 процента, минимальный— 18,46 процента заполгода. Российский кризис, разразившийся в августе 1998 года, а затем ипотрясения в Латинской Америке в начале 1999 года, вызвавшие панику на мировыхфинансовых рын­ках,также не помешали основным фондовым индексам устойчиво повышаться на протяжениивсего 1999 года и установить новые абсолютные рекорды весной 2000 года, когдаДоу-Джонс достиг 11 750 пунктов 14 января, САС-40 — 6590 пунктов 6 марта, DAX— 8136,16 пункта 7марта, a Mibtel — 35001 пункта 10 марта. Фондо­вые индексы, сформированные на основе котировок акцийвысоко­технологичныхкомпаний, выросли еще более существенно.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.