WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 42 |

—типу производственной деятельности (он рассматривается в постиндустриальном обществе какпоследовательная обработка [processing] в противоположность изготовлению [fabrication] идо­быче [extraction] на более раннихступенях развития);

—характерубазовых технологий (определяющихся впостинду­стриальномобществе как наукоемкие, вэпоху индустриализма — как капиталоемкие и в доиндустриальный период — как трудо­емкие).

Именно эта схема позволяет сформулироватьизвестное поло­жение отрех обществах, согласно которому доиндустриальное об­щество базируется на взаимодействии человека с природой,ин­дустриальное— на взаимодействии с преобразованной им приро­дой, апостиндустриальное общество — на взаимодействии меж­ду людьми.

Отмечая, что в пределах указанных трех эпохскладываются и функционируют преимущественно естественные, технологические исоциальные по форме сообщества людей, постиндустриалисты обращают внимание и нахарактер личностных взаимоотношений, типичных для каждого из этих периодов.Так, в доиндустриальных обществах важнейшим аспектом социальной связи былаимитация действий других людей, в индустриальном — усвоение знаний и возможностей прошлыхпоколений, в постиндустриальном же об­ществе интерперсональные взаимодействиястановятся подлинно комплексными, что и определяет новые свойства всехэлементов социальной структуры.

О совершенстве постиндустриальной теориисвидетельствует и то, что ее сторонники не даютчеткого определения отдельных типов общества ине указывают их хронологических границ. Более того, они последовательно подчеркивают эволюционностьперехо­да от одноготипа социума к другому и преемственность всех трех этапов социальной эволюции.Новый тип общества не замещает предшествующие формы, а главным образомсосуществует с ними, усугубляя комплексность общества, усложняя социальнуюструк­туру и вносяновые элементы в саму ее природу. Поэтому переходы от одного общественногосостояния к другому не могут носить ре­волюционного характера и иметьчеткой хронологии.

Тем не менее считается, что становлениенового общества при­шлось на период с начала 70-х до конца 80-х годов, хотя отдельныетенденции (например, динамика занятости, обеспечивавшая доми­нирование сферы услуг надматериальным производством) стали формироваться сразу после Второй мировойвойны. Преодоление индустриального общественного уклада рассматривается приэтом как глобальная трансформация, не сводимая к одним только техно­логическим нововведениям. Неотрицая наличия классовых проти­воречий, постиндустриальная теория акцентирует внимание напро­цессах, которыевоздействуют на социум как единое целое.

Становление концепции постиндустриальногообщества нача­лось соценки реальных явлений, кардинально изменяющих лицо западного мира. С моментасвоего возникновения и по сей день постиндустриальная теория сохраняетпоследовательно материа­листический характер, черпая новые источники своего развития вконкретных фактах и тенденциях. В рамках данной концепции эм­пирический материал всегда был иостается первичным по отно­шению к теоретическим постулатам и общеметодологическимкон­струкциям, чтовыгодно отличает ее от обществоведческих теорий, распространенных в средесовременных марксистов.

Между тем следует отметить, что доктринапостиндустриализ­мавыступает в ряде аспектов как излишне объективистская, так как не даетисследователю инструмента анализа причин того раз­вития, которое привело кстановлению индустриального, а позднее и постиндустриального общества. Переходот одной формы обще­ства к другой рассматривается скорее как данность, а не какпро­цесс, обладающийвнутренней логикой и противоречиями. Факти­чески не предлагая комплекснойоценки процессов перехода от до-индустриального общества к индустриальному, несопоставляя его с процессом становления постиндустриального общества,концеп­цияпостиндустриализма фиксирует и объясняет лишь современ­ные социальные трансформации, непытаясь применить получен­ные результаты для построения глобальной социологическойтео­рии, что делаетмногие ее положения и выводы несколько поверх­ностными. Однако, завершая оценкуконцепции постиндустри­ализма, отметим, что се успехи на протяжении 60-х — 90-х годов не оставляют поводадля сомнении в том, что на заложенных осно­вах в ближайшее время будутсделаны новые теоретические обоб­щения.

Концепция информационногообщества.

Акцент, который был сделанпостиндустриалистами на техно­логическом прогрессе и кодификации теоретического знания какопределяющих факторах формирования нового общества, законо­мерно привел к становлению теорий,в которых именно эти факто­ры подчеркивались еще более явно и переходили в разряд не толькосистемообразующих, но и единственно достойных внимания черт современногообщества.

Среди подобных теорий наиболее заметнойстала концепция информационного общества. В целом она, как ипостиндустриаль­наядоктрина, лежит в русле того направления европейской фило­софии, в котором эволюциючеловечества принято рассматривать сквозь призму прогресса знания. Пик еепопулярности пришелся на начало 70-х годов, когда многие социологи согласилисьс выво­дом, что вновых условиях «культура, психология, социальная жизнь и экономика формируютсяпод воздействием техники и электрони­ки, особенно компьютеров икоммуникаций, [а] производственный процесс более не является основным решающимфактором пере­мен,влияющим на нравы, социальный строй и ценности общества»9. В те же годыстала укореняться позиция, согласно которой знания, как в марксистской теориитруд, способны обеспечивать создание и самовозрастание стоимости, а так какинформатизация, по сло­вам П. Дракера, является не чем иным, как быстрым замещением трудазнаниями10, термин «информационное общество» казался мно­гим адекватным обозначениемформирующегося нового строя.

Термин «информационное общество» был введенв научный оборот в начале 60-х годов фактически одновременно в США и Японии Ф.Махлупом и Т. Умесао11, авторами, получившимиширо­кую известностьсвоими исследованиями динамики развития нау­коемких производств. В 70-е и 80-егоды наибольший вклад в раз­витие данной концепции внесли М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Р.Катц12 и ряд других. Рассматривая возникновение и развитиетео­рииинформационного общества, нельзя не отметить двух обстоя­тельств. С одной стороны, даннаяконцепция получила наиболь­шее признание в 70-е и 80-е годы, в период, характеризовавшийсябыстрым распространением технологических достижений и зна­чительными успехами стран, которыене только производили, но и усваивали новую информацию и знания. В определенноймере идея информационного общества становилась в таком контексте ин­струментом обоснования возможностиускоренного «догоняюще­го» развития на основе замещения растущим потоком информациитворческих возможностей личности. С другой стороны, ни в одном другомнаправлении современной футурологии не заметно столь сильного влияния японскихисследователей: введенный Т. Умесао термин «информационное общество» получилвсемирное призна­ниепосле выхода в свет знаменитой книги И. Масуды13 и приобрел новое звучание вработах Т. Сакайи14. Напротив, большинствоаме­риканских иевропейских исследователей, начиная со второй поло­вины 80-х годов, сталиакцентировать внимание на роли и значе­нии не столько информации, сколько знаний, что породило целый спектр новыхопределений современного общества, среди которых такие, как «knowledgesociety», «knowledgeable society» и т. п.

Теория информационного общества существеннообогатила представления о современном этапе общественного прогресса,од­нако большая частьпредложенных в ее рамках тезисов носила весь­ма частный характер. Наибольшимзначением, на наш взгляд, обла­дает проведенный ее сторонниками анализ роли информации вхозяйственном развитии западных стран. Результатом его стала трактовкаинформации как специфического ресурса, не обладаю­щего большинством характеристик,свойственных традиционным факторам производства. Среди прочего было отмечено,что распро­странениеинформации тождественно ее самовозрастанию, что ис­ключает применение к этомуфеномену понятия редкости,а ее по­требление невызывает ее исчерпаемостикак производственного ресурса; таким образом, сторонники теории информационногооб­щества приходили ксправедливому в целом тезису о том, что «в современной экономике редкостьресурсов заменена на их распро­страненность»15. Эта формула получилавпоследствии широкое при­знание и нашла свое подтверждение в хозяйственной практике 80-х и90-х годов.

Таким образом, сторонники теорииинформационного общества в отличие от постиндустриалистов вполне осознаннообратились к исследованию более частных проблем, и поэтому даннаяконцеп­ция вряд лиможет претендовать на статус целостной социологи­ческой доктрины. Акцентируявнимание на весьма поверхностных чертах современного общества, они полностьюотказываются от анализа предшествующих стадий социальной эволюции,фактичес­кипротивопоставляя информационное общество всем известным формам хозяйственнойорганизации. Если, например, Д. Белл под­черкивал преемственностьпостиндустриального общества по от­ношению к индустриальному, отмечая, что «постиндустриальныетенденции не замещают предшествующие общественные формы как "стадии"общественной эволюции; они часто сосуществуют, уг­лубляя комплексность общества иприроду социальной струк­туры»16, то в теорииинформационного общества противостояние этой новой социальной формы всемпредшествующим под­черкнуто гораздо резче.

Однако в силу отмеченных обстоятельствконцепция информа­ционного общества в то же время может и должна рассматриваться каксоставная часть постиндустриальной теории. В контексте пост­индустриальной методологии многиеконкретные тезисы, предло­женные в ходе исследования информационного общества,способ­ны углубитьнаши представления о современном мире. В то же вре­мя, подчеркнем еще раз, доктринаинформационного общества под­тверждает, что и сегодня концепции, пытающиеся определитьформирующееся общество на основе одной из его характерных черт, обладаютгораздо меньшими прогностическими возможностями, нежели рассматривающие его вкомплексном противопоставлении предшествующим историческим этапам.

Концепцияпостмодернити.

Определение современного этапа истории вкачестве «постмо­дернити» обычно ассоциируется с идеями постмодернизма — ши­рокого интеллектуального течения,возникшего на волне соци­альных трансформаций 60-х годов. В отличие отпостиндустриаль­нойтеории, сторонники которой опирались прежде всего на взгля­ды социологов и экономистов концаXIX и начала XX веков, а также на идеи философов-позитивистов, постмодернизмбазировался на более широкой, но при этом гораздо менее структурированнойос­нове.

И сама идея постмодернизма, и большинствотерминов, исполь­зуемых в рамках данной теории, берут свое начало вкультуроло­гии. Еесторонники обращают внимание прежде всего на то, что складывающиеся сегоднясоциальные отношения радикально от­личны от традиционного массового общества, и в этом они близкитеоретикам постиндустриализма. Понятие «постмодернити» воз­никло в связи со стремлениемподчеркнуть отличие нового соци­ального порядка от «современного», указать на противоречиемеж­ду contemporary иmodem. Подобный подход породил весьма инте­ресную периодизацию общественногопрогресса, хронологически сходную с той, что предложена в рамкахпостиндустриальной тео­рии, но в отдельных аспектах даже более совершенную.

Определяя в качестве эпохи модернитипериод, начавшийся в конце XVII века (а некоторые авторы, например, А. Тойнби,относи­ли даннуюграницу к последней четверти XV столетия17), исследо­ватели фактически отождествлялиего с эпохой зарождения и раз­вития в западных странах капиталистического производства. Тембольший интерес вызывает их мнение о том, что уже с начала послевоенногопериода в развитии индустриальных стран появи­лись тенденции, позволяющиеговорить о формировании нового по­рядка (post-modem order). К середине 50-х годов такую точкузре­ния разделял нетолько А. Тойнби, но и такие выдающие социологи, как К. Райт Миллс и П.Дракер18.

Мы уже отметили, что представления осовременном обществе как о периоде постмодернити имеют преимущественнокультуро­логическуюоснову. Постмодернизм заявил о себе в 30-е годы в пер­вую очередь в сфере искусства(работами Л. Фидлера, И. Хассана и Ч. Дженкса), в 60-е — в области философии икультурологии (на примере работ французских интеллектуалов, чье мировоззрениеформировалось под воздействием событий 1968 года), а в 70-е и 80-е — ив социологии (в этом случаеследует отметить труды Т. Адорно и представителей так называемой франкфуртскойшко­лы, а также работыЖ. -Ф. Лиотара и Ж. Бодрийяра). Подобный путь становления концепциипредполагал, что новое общество неизбежно будет противопоставляться прошломукак общество новых возмож­ностей обществу ограниченной свободы. В рамках данной теории, какотмечает А. Турен, модернити воспринимается как эпоха, «от­рицающая саму идею общества,разрушающая ее и замещающая ее идеей постоянного социального изменения», а«история модернити представляет собой историю медленного, но непрерывногонарас­тания разрывамежду личностью, обществом и природой»1. Напротив, постмодернити определяется как эпоха,характеризующая­сяростом культурного и социального многообразия и отходом как от ранеегосподствовавшей унифицированности, так в ряде случа­ев и от принципов чистойэкономической целесообразности.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.