WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |

Fischer C. S., Hout M.. Jankowski M. S.,Lu­cas S. R.. SwidlerA., Voss K. Inequality by Design. Cracking the BellCurve Myth. Princeton (NJ), 1996;

Herrnstein R. J., Murray Ch. The Bell Curve. Intelligence and>

KatzM. B. In theShadow of the Poorhouse. A Social History of Welfare in America. N. Y„1996;

Lasch Ch. TheRevolt of the Elites and the Betrayal of Democracy. N. Y. -L.,1995;

Luttwak E. Turbo-Capitalism. Winners and Losers in the Global Economy. L.,1998. P. 86-87;

Pierson Ch. Beyond the Welfare State The New Political Economy of Welfare.Cambridge, 1995;

TouraineA. ThePost-Industrial Society. Tomorrow's Social History: >

Winslow Ch. D., Bramer W. L. Future Work. Putting Knowledge to Work in the Knowledge Economy.N. Y, 1994.

Лекция десятая. Классовое противостояние впостиндустриальном обществе.

Социальные противоречия, возникающие помере обретения постиндустриальным обществом зрелых форм, превосходят поуров­ню ихкомплексности любой прежний тип социального противо­стояния. Они способны не толькосерьезно дестабилизировать функ­ционирующие общественные институты, но и реальновоспрепят­ствоватьдальнейшему прогрессивному развитию общества. Конф­ликт, вызревающий сегодня в недрахпостиндустриальных соци­альных структур, представляется гораздо более опасным, нежеликлассовая борьба пролетариата и буржуазии, по целому ряду при­чин.

Основные противоречия в обществеиндустриального и постиндустриального типа.

Основные противоречия индустриальной (и, вболее широком контексте, экономической) эпохи обусловливались позициями двухглавных классов, располагавших, с одной стороны, монопольным ресурсом, безкоторого воспроизводство существующих порядков было невозможным (традициями иобычаями, военной силой, землей или капиталом), а с другой стороны — трудом. Противостоя­щие стороны имели, как это нипарадоксально, больше сходства, чем различий. Прежде всего, это была одна и таже система моти­вов:как представители господствующих классов, так и трудящие­ся стремились к максимизацииприсвоения материальных благ. Кроме того, что особенно важно, оба класса быливзаимозависи­мы: нипредставители низших слоев общества не могли обеспе­чить своего существования безвыполнения соответствующей ра­боты, ни высший класс не мог извлечь своей части национальногобогатства, не применяя для этого их труда.

Становление постиндустриального обществапроисходит в ка­чественно иной ситуации. Композиция двух основных классов сформальной точки зрения остается прежней; с одной стороны, мы видим новуюдоминирующую социальную группу, сосредоточив­шую в своих руках контроль заинформацией и знаниями, стреми­тельно превращающимися в основной ресурс производства, сдру­гой — сохраняется большинство,способное претендовать на часть общественного достояния только в видевознаграждения за свою трудовую деятельность. Однако теперь противостоящиестороны имеют больше отличных, чем сходных черт. Представители гос­подствующего классаруководствуются, главным образом, мотива­ми нематериалистической природы:во-первых, потому что их ма­териальные потребности удовлетворены в такой степени чтопо­треблениефактически становится одной из форм самореализации; во-вторых, потому чтопополняющие его творческие работники стре­мятся не столько достичьматериального благосостояния, сколько самоутвердиться в качестве уникальныхличностей. Напротив, пред­ставители угнетенного класса в той же мере, что и ранее, нацеленына удовлетворение материальных потребностей и продают свой труд в первуюочередь ради получения материального вознаграждения. Более того, в новыхусловиях господствующий класс не только, как прежде, владеет средствамипроизводства, либо невоспроизводи­мыми по своей природе (земля), либо созданными трудомподав­ленного класса(капитал) на основе сложившихся принципов об­щественной организации, но самсоздает эти средства производ­ства, обеспечивая процесс самовозрастания информационныхцен­ностей. Такимобразом, низший класс оказывается в гораздо большей мере изолированным, нежелиранее; он фактически не представляет собой для высшего класса «его иного», безкоторого в прежние эпохи тот не мог существовать. В результате претензиинизшего класса на часть национального продукта, которые ранее выдвигались какболее чем обоснованные, сегодня выглядят гораз­до менее аргументированными, иэтим в значительной мере объяс­няется нарастающее материальное неравенство представителейвыс­ших и низшихобщественных слоев.

Современное социальное противостояниеотличается от пред­шествующих и в институциональном аспекте.

Во-первых, во всей предшествующей историиугнетенные клас­сыобладали собственностью на свою рабочую силу и были лише­ны собственности на средствапроизводства.

Социалисты, заявляв­шие о необходимости реформирования буржуазного строя,счита­ли, чтоединственной возможностью разрешения этого противоре­чия является обобществление земли,средств производства и при­дание им статуса так называемой общенародной собственности.Развитие пошло по иному пути, и сегодня мы наблюдаем ситуа­цию, в которой, с одной стороны,многие представители трудящих­ся классов имеют в своей собственности акции промышленных исервисных компаний, не дающие, впрочем, никакого контроля над их деятельностью.Вместе с тем они в состоянии приобрести в лич­ную собственность все средствапроизводства, необходимые для создания информационных продуктов, представляющихсобой ос­новной ресурссовременного производства. С другой стороны, пред­ставители господствующих классовтакже имеют в собственности акции и другие ценные бумаги, приносящие ихдержателям одина­ковыйдоход вне зависимости от их социального статуса; как и все другие членыобщества, они, разумеется, имеют возможность при­обретать в личную собственность тесредства производства, кото­рые могут быть применены индивидуально. По сути дела, втече­ние последнихдесятилетий практически каждый случай перехода человека из среднего классаобщества в его интеллектуальную и имущественную верхушку в той или иной мересвязан не столько с удачной реализацией его прав собственности на капитальныеакти­вы (для чегонеобходимо иметь их изначально и уже принадлежать к высшей страте), сколько сэффективным использованием интеллектуальных возможностей и находящихся в личнойсобственнос­ти средствпроизводства для создания новых информационных, производственных или социальныхтехнологий. Таким образом, современный классовый конфликт не разворачиваетсявокруг соб­ственностина средства производства, а формируется как результат неравного распределениясамих человеческих возможностей; пос­ледние, безусловно, отчастиобусловлены принадлежностью чело­века к определенной части общества, но не детерминированыис­ключительно этойпринадлежностью. Таково первое весьма замет­ное отличие нового социальногоконфликта от всех ему предше­ствовавших.

Во-вторых, на протяжении всей экономическойэпохи предста­вителивысших классов извлекали свои основные доходы посред­ством отчуждения прибавочногопродукта у его непосредственных производителей, вынужденных уступать частьсозданных ими благ под воздействием прямого принуждения. Отчуждениеприбавоч­ного продукта(или эксплуатация) не только играло в истории роль фактора социальногопротивостояния, но и служило механизмом концентрации материальных ресурсов ичеловеческих усилий там, где они были более всего необходимы; эксплуатацияслужила так­жеразвитию новых, передовых форм производства, ставших осно­вой дальнейшего прогресса.Социалисты пытались преодолеть экс­плуатацию посредством организации нового типараспределитель­нойсистемы, однако и эта попытка оказалась несостоятельной. Эксплуатациястановится достоянием истории, как мы показали выше, по мере того, как меняетсясистема ценностей человека, и удовлетворение материальных потребностейперестает быть его основной целью. Если люди ориентируются прежде всего напри­оритеты духовногороста и самореализации в творческой деятель­ности, а не только на повышениематериального благосостояния, то изъятие в пользу государства или обществачасти производимой ими продукции, получение той или иной прибыли от своейдея­тельности они невоспринимают как фактор, кардинально воздей­ствующий на их мироощущение идействия. Эта трансформация освобождает от эксплуатации тех, кто осозналреализацию именно нематериальных интересов в качестве наиболее значимой длясебя потребности. Оказавшись за пределами этого противостояния, человекстановится субъектом неэкономических отношений и обре­тает внутреннюю свободу,невозможную в границах экономичес­кого типа сознания. В итоге классовый конфликт перестает бытьсвязан с проблемой эксплуатации и распределения собственности.

Таким образом, классовое противостояниевозникающее в пост­индустриальном обществе, с одной стороны, как никогда ранееот­личается егообусловленностью социопсихологическими парамет­рами; с другой стороны, онохарактеризуется небывалой оторван­ностью высшего класса от низших социальных групп,автономно­стьюинформационного хозяйства от труда. Именно это обесцени­вает единственный актив,остающийся в распоряжении низших клас­сов общества, в результате чегодостающаяся им часть обществен­ного богатства неуклонно снижается. Социальное противостояние,базирующееся на качественном различии мировоззрений и ценно­стных систем, дополняетсябеспрецедентными в новейшей исто­рии проблемами, имеющими сугубо экономическую природу.

Эволюция взглядов на природу современногосоциального противостояния.

Попытки охарактеризовать классовыйконфликт, свойственный постиндустриальному обществу, предпринималисьсоциологами еще до создания концепции постиндустриализма.

Обращаясь квоп­росу о природегосподствующего класса формирующегося обще­ства, исследователи так или иначевынуждены были прогнозиро­вать, какая именно социальная группа окажется противостоящей новойэлите и какого рода взаимодействие возникнет между этими двумя составнымичастями общественного организма. При этом по мере реального развитияпостиндустриального хозяйства домини­рующий тип гипотез о характеренового социального противостоя­ния менялся весьма показательным образом.

Начало исследованиям этой проблемы былоположено в после­военном десятилетии. В развитии социологической теории этот периодотличался преобладанием оптимистичных ноток в большин­стве социальных прогнозов,обусловленных быстрым экономичес­ким ростом, установлением классового мира и гигантскими успехаминауки и технологий. Многие придерживались в то время той точки зрения, что спреодолением индустриального строя острота классового конфликта неизбежнодолжна исчезнуть. При этом не утверждалось, что постиндустриальное, илиинформационное, об­щество окажется образцом социального мира; предполагалось лишь,что проблемы, непосредственно обусловленные прежним типом социальногоконфликта, перестанут играть определяющую роль. Весьма распространенной былатакже позиция, согласно которой постиндустриальное общество должно былоформироваться как бесклассовое, что можно, на наш взгляд, объяснитьзначительным влиянием социалистических представлений.

В рамках подобного подхода Р. Дарендорф,считавший, что «при анализе конфликтов в посткапиталистических обществах неследу­ет применятьпонятие класса», апеллировал в первую очередь к тому, что классовая модельсоциального взаимодействия утрачивает свое значение по мере локализации самогоиндустриального сектора и, следовательно, снижения роли индустриальногоконфликта. «В от­личиеот капитализма, в посткалиталистическом обществе, — пи­сал он, — индустрия и социум отделены другот друга. В нем про­мышленность и трудовые конфликты институциональноограниче­ны, то естьне выходят за пределы определенной области, и уже не оказывают никакоговоздействия на другие сферы жизни обще­ства»178. В то же времяформировались и иные позиции, принимаю­щие во внимание субъективные исоциопсихологические факторы. Так, одну из наиболее интересных точек зренияпредложил Ж. Эллюль, указавший, что классовый конфликт не устраняется спаде­нием ролиматериального производства, и даже преодоление труда и его замена свободнойдеятельностью приводит не столько к эли­минации самого социальногопротивостояния, сколько к переме­щению его на внутриличностный уровень179.

Начиная с 70-х годов стало очевидно, чтоснижение роли клас­сового противостояния между буржуазией и пролетариатом нетождественно устранению социального конфликта как такового. Широкое признаниепостиндустриальной концепции способство­вало упрочению мнения о том, чтоклассовые противоречия вызы­ваются к жизни отнюдь не только экономическими проблемами. Р.Ингельгарт в связи с этим писал: «В соответствии с марксисткой моделью,ключевым политическим конфликтом индустриального общества является конфликтэкономический, в основе которого ле­жит собственность на средства производства и распределениепри­были... Свозникновением постиндустриального общества влияние экономических факторовпостепенно идет на убыль. По мере того как ось политической поляризациисдвигается во внеэкономичес­кое измерение, все большее значение получают неэкономическиефакторы»180. Несколько позже на это обратил внимание и А. Турен181;исследователи все глубже погружались в проблемы статусные, в том числесвязанные с самоопределением и самоидентификацией отдельных страт внутрисреднего класса, мотивацией деятельнос­ти в тех или иных социальныхгруппах и так далее. Поскольку наи­более активные социальные выступления 60-х и 70-х годов не былисвязаны с традиционным классовым конфликтом и инициировались не представителямирабочего класса, а скорее различными соци­альными и этническимименьшинствами, преследовавшими свои определенные цели, центр внимания сместилсяна, отдельные со­циальные группы и страты. Распространенное представление обобщественной системе эпохи постиндустриализма отразилось во мнении о том, что«простое разделение на классы сменилось гораз­до более запутанной и сложнойсоциальной структурой,.. сопро­вождающейся бесконечной борьбой статусных групп и статусных блоковза доступ к пирогу "всеобщего благосостояния" и за покро­вительствогосударства»182.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.