WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |

Таким образом, мы вплотную подошли к томукомплексу про­блем,которые лишь изредка и не систематически поднимаются в рамках теориипостиндустриального общества. Уже сегодня мно­гие социальные процессы итенденции вполне определенно свиде­тельствуют о том, что развитие этой новой социальной реальности небудет свободно от противоречий как между отдельными обще­ственными классами, так и междуцелыми регионами современно­го мира. Анализ проблем, возникающих вокруг преодоленияэкс­плуатации,показывает, что для осуществления непротиворечивого перехода кпостэкономическому обществу необходимо так согла­совать тип и темп развития, чтобыформирование и усвоение в ши­роких кругах населениянематериальных ценностей как доминиру­ющих произошло быстрее, чемоснованная на них система подвер­глась бы радикальному разрушительному воздействию состоро­ны тех, кто ещене воспринял эти ценности в качестве основных. Подобная задача крайне сложна и для наиболее развитых стран;учитывая же, что народы многих регионов планеты еще не вкусили плодов дажеиндустриального прогресса, можно осознать масш­табность сегодняшнего перехода инеоднозначность перспектив его завершения.

Контрольные вопросы.

1. В чем заключены основные недостаткиширокого определения поня­тия «труд»

2. Насколько важно для понимания природыэксплуатации различение труда и творчества как двух основных видов человеческойдеятельно­сти

3. В чем заключена суть социальногоконфликта, лежащего в основе эк­сплуатации

4. Может ли эксплуатация быть преодолена наосновании реформирова­ния отношений собственности и распределения

5. Каковы основные условия, необходимые дляпреодоления эксплуата­ции в ее субъективных аспектах

6. Какие качества отличают работникасовременного постиндустриаль­ного хозяйства

7. На основании каких признаков происходитвыделение основных со­циальных групп постиндустриального общества

8. Чем обусловливается возможная остротасоциального конфликта в постиндустриальном обществе

Рекомендуемаялитература.

Обязательные источники.

Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. М., 1998. С.208-246,404-457;

Иноземцев В. Л. Расколотая цивилизация. Наличеству­ющие предпосылки и возможныепоследствия постэкономической рево­люции. М., 1999. С. 76-89;

Иноземцев В. Л. Эксплуатация: объективная дан­ность и феномен сознания.Размышления о перспективах социального прогресса // Коммунист. 1991 № 10. С.8-17;

Иноземцев В. Л. Эксплуата­ция: феномен сознания и социальный конфликт // Свободная мысль.1998. № 2. С. 84-97.

Дополнительная литература.

Маркс К. Капитал.Критика политической экономии. Т. 1 // Маркс К.,Энгельс Ф. Сочинения. 2-е издание. Т. 23;

Маркс К. КритикаГотской прог­раммы //Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е издание. Т. 19;

Иноземцев В. Л. Концепция постэкономического общества // Социологический журнал.1997. № 4. С. 71-78;

Arendt H. TheHuman Condition. N. Y., 1959;

Dahrendorf R. >

Galbraith J. K. The Good Society. The Humane Agenda. Boston-N. Y.,1996;

Jaquvs E. Creativity and Work. Madison (Ct. ), 1990;

Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton (NJ),1990;

Habermas J. Towards a Rational Society. Boston, 1971.

Лекция девятая. Социальная структурапостиндустриального общества.

Становление постиндустриального обществарадикально изме­няетсущность и мотивацию человеческой деятельности, модифи­цирует корпоративные принципы иопределяет новые формы орга­низации товарного производства. В подобной ситуацииневозмож­нопредположить, что столь масштабная трансформация оставляет незатронутымиглубинные основы социальной организации, не порождает новые общественныестраты, не вызывает к жизни но­вые линии классового противостояния. Конфигурация общества всегдаопределялась и сегодня определяется формами организации его производительныхсил; поэтому мы должны уделить внимание тем социальным последствиям, к которымприводит современная постиндустриальная трансформация.

Попытки осмысления новой социальнойстратификации.

Проблема изменяющейся социальной структурыпопала в поле зрения социологов в первые послевоенные годы. К этому периодуотносятся достаточно эпизодические высказывания на данную тему, однакобольшинство из них позволяет утверждать, что в центре внимания исследователейоказывались не столько распределение материальногобогатства, сколько статусная роль человека впостиндустриальном обществе.

Наблюдая резкое снижение влияниятрадиционного класса бур­жуа, чья власть основывалась на чисто экономических факторах, Р.Дарендорф в конце 50-х годов одним из первых высказал мысль о том, что«представителей правящего класса посткапиталистичес­кого общества следует искать наверхних ступенях бюрократичес­ких иерархий, среди тех, кто отдает распоряженияадминистратив­номуперсоналу»146. В тот же период К. Райт Миллс отметил, что в условияхпостоянного усложнения социальной организации основ­ную роль играют не имущественныеили наследственные качества человека, а занимаемое им место в системесоциальных институ­тов147. Учитывая то значение,которое авторы теории постиндустри­ального общества придавали теоретическому знанию какважней­шему факторусоциального прогресса, легко объяснить тот факт, что именно обладаниеинформацией и знаниями, навыками и уме­ниями стало одним из основанийпричисления человека к домини­рующему классу нового общества.

Понимание этого факта широкораспространилось в конце 50-х — начале 60-х годов. В 1958 году М. Янг издает своюфантас­тическуюповесть «Возвышение меритократии», где обрисовывает грядущий конфликт междуинтеллектуалами и остальной частью общества148; в 1962 году Ф. Махлупвводит в научный оборот термин «работник интеллектуального труда(knowledge-worker)», подчер­кивающий ранее неизвестные черты нового типа работника: егоори­ентированность наоперирование информацией и знаниями; фак­тическую независимость от факторовсобственности на средства производства; высокую мобильность и стремление кдеятельности, открывающей поле для самореализации и самовыражения даже в ущербсиюминутной материальной выгоде. Все больше исследова­телей приходят в этот период квыводу, что новая роль знания вы­зывающая массовое появление подобных работников, не может непривести к радикальным подвижкам в общественной структуре.

С начала 60-х и вплоть до середины 80-хгодов в западной соци­ологии ведется анализ двух процессов, имеющихнепосредствен­ноеотношение к формированию новой социальной структуры пост­индустриальногообщества.

Первым из нихявляется снижение влияния и внутренний рас­кол рабочего класса. Основываясьна анализе меняющейся струк­туры народного хозяйства развитых стран, многие авторыотмеча­ли, чтопролетариат становится далеко не самой заметной социаль­ной группой современного общества,а его представители оказыва­ются разобщены по образовательному уровню, интересам,нацио­нальным ирасовым признакам149. В 1973 году Д. Белл,экстраполи­руятенденции предшествующих двадцати лет, утверждал, что к концу века рабочийкласс сохранится лишь как второстепенная со­циальная группа. При этомподчеркивалось, что упадок традици­онного пролетариата сопровождался и его растущейдифференциа­цией.

В условиях становления постиндустриальногообщества с од­нойстороны, все большее число видов труда требуют серьезной профессиональнойподготовки, а занятые таким трудом работники относятся по своим жизненнымстандартам и сфере своих интере­сов к средним слоям общества, в силу чего по ряду признаковвы­ходят за рамкитрадиционно понимаемого пролетариата. Однако с другой стороны, те же процессыпорождают потребность в значи­тельной массе низкоквалифицированного труда, применяющегося как вматериальном производстве, так и в сфере услуг. Эта вторая часть прежде единогорабочего класса состоит, по словам А. Горца, «из людей, которые сталихронически безработными, либо из тех, чьи интеллектуальные способностиоказались обесцененными со­временной технической организацией труда», и может быть названа«не-классом не-рабочих», или «неопролетариатом»150. Результа­том становится фактическоеисчезновение рабочего класса в том его понимании, какое вкладывали в этопонятие К. Маркс и его по­следователи.

Вторым выступаетобособление новой элиты постиндустри­ального общества. Уже к середине70-х годов среди социологов стало доминировать представление о том, что этастрата объединяет преж­де всего людей, воплощающих в себе знания и информацию опро­изводственныхпроцессах и механизме общественного прогресса в целом. «Если в предыдущемстолетии господствующими фигура­ми были предприниматели, бизнесмены и промышленныеруково­дители,— писал Д. Белл,—то "новыми людьми"оказываются уче­ные,математики, экономисты и создатели новой интеллектуальнойтехнологии»151. Предельно широкое определение этой социальной страты дал Дж. К.Гэлбрейт, указавший, что «она включает всех, кто привносит специальные знания,талант и опыт в процесс коллек­тивного принятия решений»152. В это же время рядавторов поспе­шили нетолько объявить технократов доминирующим классом пост­индустриального общества, но иназвать его субъектом подавления остальных социальных слоев и групп153.

В 70-е годы, когда теорияпостиндустриального общества толь­ко еще формировалась, было предложено множество новыхопре­деленийгосподствующей элиты. В большинстве случаев в их ос­нове лежало понимание того, чтоосновой причисления человека к новому высшему классу являются его способности ктворческой деятельности, к усвоению, обработке и продуцированиюинформа­ции и знаний.Отсюда следовало, что этот господствующий класс не столь замкнут и однороден,как высшие слои аграрного и инду­стриального обществ. Его власть базируется на обладанииуникальными знаниями и принадлежности к технократической элите. Од­нако, несмотря на формальнуюоткрытость элиты постиндустри­ального общества, на то, что «информация есть наиболеедемокра­тичныйисточник власти»154, знания, как и капитал,обладают огра­ниченнымпредложением, и поэтому формирующееся общество вряд ли может стать обществомэгалитаристским.

Таким образом, несмотря на то, чтоисследователи с большой степенью определенности указывали на разрушениеклассовой структуры, свойственной эпохе индустриализма, уже к началу 80-х годовстало ясно, что постиндустриальное общество формируется как новый типклассового общества. Вданном вопросе большин­ство западных авторов основывались на подходе М. Вебера,отме­чавшего, чтоглавным признаком класса является хозяйственный интерес его представителей, авопрос о собственности на средства производства является вторичным155. Принимаяподобную точку зрения, нельзя не признать, что не только интересы, но дажесисте­мы ценностейновой элиты постиндустриального общества и «нео­пролетариата» кардинальноразличны. Более того, в новых услови­ях позиции низших классов гораздоболее уязвимы, так как един­ственным значимым ресурсом оказывается знание, которое непри­обретается в ходеколлективных действий. Фактически единствен­ным эффективным методом повышенияблагосостояния работни­ков становится «приобретение редких навыков, у которых нетлег­кодоступныхсубститутов»156; массовые формы протестаи коллек­тивные методыборьбы оказываются практически исчерпанными. В новых условиях оказывается, чтоклассу технократов противо­стоят подавленный класс исполнителей и особо отчужденный класс, ккоторому относятся представители устаревающих профессий; сам же переход кновому социальному порядку становится переходом от общества эксплуатации кобществу отчуждения.

Таким образом, к 90-м годам сформироваласьтрактовка новой социальной структуры. На одном ее полюсе оказался высший класспостиндустриального общества, представители которого происхо­дят, как правило, из обеспеченныхсемей, имеют превосходное об­разование, исповедуют постматериалистические ценности, заняты ввысокотехнологичных отраслях хозяйства, имеют в собственнос­ти или свободно распоряжаютсянеобходимыми им условиями про­изводства, и зачастую занимают высокие посты в корпоративной илигосударственной иерархии. На другом располагается низший класс, представителикоторого происходят в большинстве своем из среды пролетариата илинеквалифицированных иммигрантов, не отличаются высокой образованностью, движимыглавным образом материальными мотивами, заняты в массовом производстве илипримитивных отраслях сферы услуг, а иногда являются временно или постояннобезработными. Каждая из этих категорий выступает скорее идеальным типом, чемоформившимся классом; между тем они постоянно пополняются представителями«среднего класса», который на протяжении десятилетий считался главной опоройин­дустриальногообщества.

Нестабильность «среднего класса» всовременных условиях предопределяет сложность становления постиндустриальнойсоци­альной структуры.Еще в начале 80-х годов Д. Белл отмечал, что эта общественная стратачрезвычайно аморфна и выделяется прежде всего на основе психологическогосамоопределения значительной части граждан157; тем самым в неявном видепризнавалось, что за­логом кризиса социальной структуры индустриального типавыс­тупает перемена вобщественном самосознании. По мере того как подобная перемена становится всеболее заметной, оказываются различимы и контуры нового общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.