WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 42 |

Между тем идея общинной собственности какатрибута доэкономической эпохи едва ли корректна по целому ряду причин. Вдревности общины не имели устойчивых хозяйственных отноше­ний с другими сообществами;основные виды доэкономической деятельности — охота, пастушество и земледелие— предполагали ееколлективный характер, ноне формировали общинной собствен­ности наорудия труда и землю: средства труда применялись инди­видуально, леса, пастбища иводоемы вообще не могли быть кем-то присвоены, а древний человек не воспринималсебя в качестве чего-то, отличного от общины. Поэтому исторически первой былаличная собственность,которая и зафиксировала выделение инди­видом самого себя из общинноймассы. Появление личной собствен­ности знаменовало не только осознание человеком того, чтоопре­деленный предметпринадлежит именно ему, что «он мой, то есть собственный»; оно означало также,что другой предмет «не мой, то есть чужой». Становление собственностипроисходило не как вы­деление «частной» из «общинной», а как появление личной соб­ственности в противовес коллективной109. Это не означает, что лич­ная собственность выступалаотрицанием коллективной; эти фор­мы появились одновременно, ибо они обусловливают друг друга как«нечто» и «его иное». Когда один из субъектов воспринимает часть орудий трудаили производимых благ в качестве своих, он противопоставляет им все прочие какпринадлежащие не ему, то есть остальным членам коллектива. В этом отношениисобствен­ностьвозникает как личная, а коллективное владение становится средой ееразвития.

Личная собственность характеризуетсясоединенностью работ­ника и условий его труда. Работник владеет орудиямипроизвод­ства, а земляиспользуется коллективно и вообще не рассматрива­ется как собственность. Личнаясобственность выступает важным атрибутом всего периода становленияэкономической эпохи. Такая собственность могла не только определятьотносительную незави­симость человека от общества, его нетождественность социуму, но и,напротив, подчеркивать полное отсутствие личной свободы боль­шинства населения; достаточновспомнить о собственности вос­точных деспотов на все богатства и всех живущих в границах ихгосударств, о собственности рабовладельцев на рабов, феодалов на землю; в то жевремя личной представляется и собственность ветерана-легионера на его земельныйнадел, ремесленника на мастерс­кую и так далее.

Формы личной собственности весьмамногообразны, однако все их виды объединяют два основных признака: во-первых, соединен­ность работника со средствамипроизводства и, во-вторых,отсут­ствиеэкономических отношений в рамках самого производствен­ного процесса.

Личная собственность прошла в своемразвитии два важных этапа. На первом из них, который наиболее четкопрослеживается в развитии средиземноморского региона, она вытеснялаколлектив­нуюсобственность, постепенно превращаясь в доминирующую форму Второй этапхарактеризуется некоторым раскрепощением производителей и проникновениемэкономических отношений в сам процесс производства, чем и был положен пределразвитию отно­шенийличной собственности.

Частная собственность характеризуется отделенностью ра­ботника от условий еготруда; она делает участие в общественном хозяйствеосновным средством удовлетворения материальных ин­тересов субъекта производства.Частная собственность выступа­ет атрибутом этапа зрелостиэкономического общества; именно она отражаетпроникновение экономического типа отношений не только в сферу обмена, но и всферу производства. Частная соб­ственность возникла там и тогда, где икогда индивидуальная про­изводственная деятельность не толькостала доказывать свою об­щественную значимость посредством свободных товарныхтрансак­ций, но иначала ориентироваться на присвоение всеобщегосто­имостногоэквивалента. В силу отмеченных обстоятельств частнаясобственность выступает спутником не только рыночного хозяй­ства, но и экономическойдеятельности как таковой110.

Своеобразный синтез личной и частнойсобственности стал происходить еще в условиях феодального общества, когдатовар­ные отношенияглубоко проникли во все слои общества. С одной стороны, по мере распространенияденежной ренты и оживления ремесленного производства личная собственностьземледельцев и ремесленников начала превращаться в частную, применявшуюся длясоздания продукта, поставлявшегося на рынок и обменивавше­гося на всеобщий эквивалент. Сдругой стороны, личная собствен­ность аристократии (и в первую очередь — на землю и другие не­воспроизводимые средствапроизводства) также стала коммерциализироваться и превращаться вчастную.

В дальнейшем эти два вида собственноститесно переплелись: представители третьего сословия начали приобретать землю, адво­ряне — не менее активно вкладыватьсредства в торговлю и про­мышленность. Завершение этого процесса совпало с обретениемтоварными отношениями всеобщей формы и формированием ры­ночного хозяйства как целостнойсистемы. В результате было утра­чено различие между личной и частной собственностью, и термин«частная собственность» стал применяться к любой собственнос­ти, вне зависимости от ееназначения и направления использова­ния. На наш взгляд, это нанесло огромный ущерб социальнымтео­риям, не сумевшимотрефлексировать подобную подмену базовых понятий.

Между тем даже в условиях зрелогоэкономического общества элементы различий между личной и частной собственностьюмо­гут быть прослеженыдостаточно четко. Личная собственность пред­ставляет собой ту часть богатствалюдей, которая не определяет их социального положения как хозяйствующихсубъектов; можно даже утверждать, что личная собственность обусловливаетсвободу че­ловека отобщества. Напротив, частная собственность отражает за­висимость человека отэкономической системы, гак как существу­ет только как элемент рыночногохозяйства.

Фундаментом институциональной структурыпостиндустриаль­ногообщества служит новая форма личной собственности, даю­щая человеку возможность бытьсамостоятельным участником об­щественного производства, зависящим исключительно от того. в какойстепени создаваемая им продукция или услуги обладают ин­дивидуальной полезностью для иныхчленов социума. Впослед­ствии роль частной собственности, но логике вещей, снизится, азатем эта форма окончательно утратит былую общественную зна­чимость. С другой стороны,общественное развитие будет задаваться не материальными интересами людей, анадутилитарно мотивиро­ванными стремлениями; в связи с этим уместно предположить, чтоосновным направлением прогресса станет не формирование «об­щественного» типа собственности, аотрицание собственности как таковой. Частная собственность может бытьпреодолена не путем ее перераспределения, а посредством становления системы,осно­ванной надоминировании личной собственности как фактора, не обусловленного рыночнымхозяйством и не обусловливающего его.

Модификация отношений собственности всовременных усло­вияхзаключается, на наш взгляд, не в вызове, бросаемом частной собственностипресловутыми «обобществлением» или «социали­зацией» производства, а вобострении дихотомии частной и лич­ной собственности. Трансформации, идущие в этом направлении,движимы технологическими изменениями последних десятилетий и вытекающей из нихмодернизацией человеческой психологии и норм поведения.

«Деструкция» частнойсобственности.

В течение многих столетий средствомпреодоления частной собственности считалось формирование общественной формысоб­ственности насредства производства. Однако попытка реформиро­вания социальных отношений в этомнаправлении, предпринятая в коммунистических странах, нагляднопродемонстрировала, что в данном случае достигается лишь предельная степеньотчужденно­стисобственности от производителей общественного богатства и дезорганизуетсясистема мотивов и стимулов, отвечающая задачам развития современного хозяйства.Государственная собственность сама по себе не отрицает возможности успешногофункционирова­нияотдельных отраслей, однако она должна быть адекватна есте­ственной централизациипроизводства в этих сферах деятельнос­ти, а также не препятствоватьвзаимодействию с другими субъек­тами хозяйства на основе закономерностей товарногопроизводства.

Современные социологи, изучающие различныеаспекты раз­витияпостиндустриальных обществ, обычно обращают внимание на три процесса,способствующих преодолению частной собственности. Во-первых, говорится о«размывании» монополии класса капиталистов на владение средствами производства,проявляющемся в том, что представители среднего класса активно вкладывают своисредства в акции промышленных и сервисных компаний. Во-вто­рых, отмечается приобретениеработниками паев и акций собствен­ных предприятий и передача им в организованном порядке частифондов корпорации с целью формирования более сплоченных кол­лективов. В-третьих, указываетсяна расширение круга компаний, полностью контролируемых ихперсоналом.

На самом деле ни один из этих процессов неможет, на наш взгляд, быть квалифицирован как реальный вызов существующимпринципам собственности. Развертываясь в недрах рыночной сис­темы, они ведут кперераспределению прав собственности, но не изменяют ни целей ее использования,ни мотивации обладающих ею людей и, следовательно, не могут стать инструментомее пре­одоления.Нельзя не согласиться с Р. Хейльбронером, уверенным, что экономика, основаннаяна широком распределении собствен­ности среди различных слоев населения, вряд ли станетопреде­лять лицохозяйственных систем XXI века111

Тем не менее диффузия прав собственности врамках широкого круга лиц принимает сегодня значительные масштабы. В этомпро­цессе отражаетсяряд тенденций, присущих современной хозяй­ственной системе. С одной стороны, он призван несколькосгла­дить конфликтымежду работодателями и трудящимися: таким об­разом создается видимостьпартнерства между предпринимателя­ми и работниками как совладельцами предприятия. С другой стороны, достигается чистоэкономическая цель: демонстрируя персоналу возможность увеличения доходов засчет получения ди­видендов по акциям и роста их курсовой стоимости, государство ичастные компании стимулируют инвестиции мелких собственни­ков в производство. Последняязадача решается при этом гораздо более успешно; хотя данный подход так и несмог обеспечить пре­одоления некоторых форм социальных конфликтов, целипривле­ченияинвестиций в значительной мере были достигнуты.

Распределение прав собственности средитрудящихся весьма популярно в странах, где осуществляются радикальныеприватиза­ционныемероприятия. В Великобритании численность держате­лей мелких пакетов акций возрослаза 1983—1991 годы с 2млн. человек, что составляло 5 процентов взрослого населения, до 11 млн., или27 процентов. В результате в руках работников сосре­доточилось не более 10 процентовакций их компаний, а разброс цифр по отдельным предприятиям составлял от 6,5 до31,9 про­цента. Однакомало кто из них был заинтересован в воздействии на стратегию предприятий, аинвестиционный эффект мог быть го­раздо большим при покупке иных ценных бумаг; поэтому втече­ние трех-четырехлет после приватизации большинство работни­ков продали свои акции, и удельныйвес мелких собственников в совокупном акционерном капитале сократился на 40-70процен­тов. В первойполовине 90-х годов во многом аналогичная ситуа­ция была воспроизведена в ходеприватизации в странах бывшего СССР и Восточной Европы; сосредоточениеакционерного капита­лау крупных инвесторов произошло еще быстрее, а экономичес­кий эффект для работников,выступавших первоначальными дер­жателями акций, оказался гораздо ниже.

В настоящее время владение небольшимипакетами акций рас­сматривается не как возможность реализовать свои функциисоб­ственника, а каквариант выгодного вложения свободных средств. Как следствие, наиболеераспространенным способом инвестиций становится участие в капитале финансовыхкомпаний, приобрете­ние паев и акций различного рода взаимных и пенсионныхфондов.

Масштабы этого явления весьма внушительны.Если в начале 60-х годов индивидуальным собственникам принадлежало более 87процентов всех акций американских компаний, а доля фондов, находившихся подконтролем как частных компаний, так и госу­дарства, составляла немногим более7 процентов, то через 20 лет это соотношение установилось на уровне 66процентов против 28, а в начале 90-х составляло 50 и 44 процента,соответственно. В Ве­ликобритании аналогичный процесс шел столь же активно;если 1982 году частныеинвесторы контролировали 28 процентов акций, а взаимные и пенсионные фонды— 52 процента, то в1992 году эти показатели составили соответственно 19 и 55 процентов. В 1984году в США функционировал 1241 взаимный фонд; в 1994 году их было уже 4,5 тыс.,а управляемые ими активы возросли за тот же период с 400 млрд. до 2 трлн. долл.Развитие пенсионных фондов было не менее впечатляющим: их активы выросли с 548млрд. долл. в 1970 году до 1,7 трлн. в 1989-м и также приблизились впосле­дние годы к 2трлн. долл. Сегодня обеим этим категориям инвесто­ров принадлежит, по различнымоценкам, от одной трети до двух пятых всех активов американскихкорпораций.

На наш взгляд, деятельность взаимных ипенсионных фондов не дает оснований для констатации становления качественноно­вой фазыкапитализма или даже выхода за пределы капиталисти­ческого способа производства. Оналишь свидетельствует о стрем­лении людей повысить свои доходы и обеспечить надежноевложе­ние денежныхсредств. Не имея возможностей влиять на деятель­ность соответствующих фондов,инвесторы остаются пассивными наблюдателями за решениями финансовых менеджеров.Взаимные фонды представляют собой, скорее, инструмент контроля надпо­ступлениемсбережений, жизненно важный для обеспечения сба­лансированности рыночногохозяйства, чем средство, позволяющее мелким инвесторам стать полноправнымисобственниками средств производства.

Подобный процесс «диссимиляции»собственности не изменя­ет традиционных экономических отношений по меньшей мере по двумпричинам. Во-первых, новые институциональные инвесторы действуют как частныесобственники крупнейших компаний, ока­зывая влияние на их политику истратегию, обеспечивая развитие корпорации и привлекая необходимые для этогоресурсы. Во-вто­рых,что гораздо более существенно, представители среднего клас­са, вкладывая средства во взаимныефонды, по-прежнему не кон­тролируют промышленные компании, лишь способствуядальней­шей экспансииих производства и умножению прибылей.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.