WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |

Таким образом, накануне XXI века становитсясовершенно оче­видно,что основу современного хозяйства составляют высокотех­нологичные наукоемкиепроизводства. Под их воздействием ради­кально меняется характер сельскогохозяйства, добывающих и об­рабатывающих отраслей, производства товаров массовогопотреб­ления и сферыуслуг. Продукт «пятеричного» сектора стал сегодня воистину основным ресурсомсовременного общества.

Какие же выводы можно сделать из этогократкого обзора осо­бенностей современной технологической революции

Во-первых, общественное богатство во всебольшей степени ассоциируется сегодня с обладанием информацией и знаниями. Содной стороны, сами эти факторы становятся важнейшим услови­ем повышения эффективностипроизводства и тем самым создают то богатство, присвоение которого этимиобладателями обеспечи­вает нарастающую неравномерность в распределениинациональ­ногодостояния. С другой стороны, владение правами на новые тех­нологические достиженияобеспечивает невиданный приток инве­стиций и резко повышает рыночную цену высокотехнологичныхкомпаний, тем самым лишь усиливая отмеченное выше имуществен­ное разделение современногообщества.

Во-вторых, продукция как третичного, так ивторичного секто­ровпроизводства все более приобретает признаки невоспроизво­димости и уникальности. Созданиенаукоемкого продукта, не гово­ря уже об информации и знаниях, во многом идентично процессуобщения (очного или заочного) его производителя с создателями иных знаний;именно усвоение личностью информации, получен­ной другими людьми, являетсяусловием формирования и накопле­ния нового знания. Потребление как информации, так и продукцииряда отраслей третичного сектора (в частности, образования, здра­воохранения, а в еще большейстепени — культуры)требует нема­лыхусилий со стороны потребляющего субъекта, и эффект такого потребления можетсущественно различаться в зависимости от ин­дивидуального характеравосприятия.

Таким образом, в-третьих, ориентация наширокомасштабное производство массовых благ как основу благосостояния обществабыстро уходит в прошлое. По мере ускорения процесса демассификации и дажедематериализации производства, представляюще­го собой объективный базисформирования современного постин­дустриального общества, важнейшим факторомконкурентоспособ­ностиэкономики становится степень ее технологизации, а главным богатством той илииной страны или той или иной корпорации ста­новятся ее граждане или работники.В подобной ситуации домини­рование постиндустриального мира над всеми остальнымирегио­нами планеты,которое начало формироваться еще в 80-е годы, ста­новится совершенно очевидным инеобратимым. Однако данные проблемы затрагивают предмет наших следующихлекций.

Контрольные вопросы.

1 В чем заключается принципиальное отличиенаучно-технического прогресса последних десятилетий от технологическогоразвития ин­дустриальных обществ

2. Чем была обусловлена необходимостьвычленения в 70-е годы новых сфер народного хозяйства, дополняющихтрехсекторную модель его организации

3. Какие отрасли хозяйства могут бытьвключены как в сферу услуг, так и в сферу информационной экономики, и какиевходят только в одну из этих сфер

4. Где — в США или странах Европы— в 70-е и 80-е годынаиболее активно шел процесс становления новой структуры занятости

5. Возможен ли в будущем полный отказпостиндустриальных стран от импорта минерального сырья иэнергоносителей

6. Обладают ли информация и знанияспособностью увеличивать сто­имость производимого с их помощью продукта

Рекомендуемаялитература.

Обязательные источники.

Белл Д. Грядущеепостиндустриальное общество. М., 1999: Тоффлер О.Третья волна. М., 1995;

Гейтс Б. Дорога вбудущее. М., 1998;

Нэсбит Дж., Эбурдин П. Мегатенденции 2000. М.. 1994;

Новая постиндустриальная волна на Западе.Антология. Пер. с англ. под ред. В. Л. Иноземцева. М., 1999;

Иноземцев В. Л. Ктеории постэкономической общественной форма­ции. М., 1995. С.219-231;

Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. М., 1998. С. 226-237, 311-332.

Дополнительная литература.

Иноземцев В. Finde siecle. К истории становления постиндустриаль­ной хозяйственной системы. Статьяпервая // Свободная мысль—XXI. 1999. № 7; Статья вторая // Свободная мысль—XXI. 1999. № 8;

Bell D. The ThirdTechnological Revolution and Its Possible Socio-Economic Consequences //Dissent. Vol. XXXVI. No 2. Spring 1989;

Braun Ch. -F., von. The Innovation War. Industrial R&D... the Arms Race of the90s. Upper Saddle River (N. J. ), 1997;

Coyle D. TheWeightless World. Strategies for Managing the Digital Economy. Cambridge (Ma.), 1998;

Dertouzos M. L. What Will Be. How the New World of Information Will Change OurLives. N. Y., 1997;

Moschella D. C. Waves of Power. Dynamics of Global Technology Leadership1964-2010. N. Y., 1997;

Mulgan G. J. Communication and Control: Networks and the New Economics ofCommunications. Oxford, 1991.

Лекция четвертая. Трансформацияпроизводственных отношений постиндустриального общества.

Перемены в технологическом базисе, окоторых шла речь в пре­дыдущей лекции, создают объективные основы для формирования вобществе новой системы ценностей и модификации характера человеческойдеятельности, постепенно обретающей черты твор­чества. В свою очередь, это неможет не воплощаться в изменениях типа и природы производственных отношений,причем специфика современной трансформации заключается, на наш взгляд, в том,что субъективные качества и индивидуальные способности работ­ника, фактически не принимавшиесяво внимание в индустриаль­ную эпоху, начинают определять новые формы социальноговзаи­модействия.

Модификация корпоративнойструктуры.

Производство материальных благ и услуг налюбой ступени развития цивилизации носило коллективный характер. Начиная сдоисторических времен люди объединяли свои усилия, чтобы со­обща решать задачи преобразованияокружающего их мира. Одна­ко в отдаленном прошлом такие объединения возникалипреиму­щественно не наоснове экономического взаимодействия, а в ре­зультате неприкрытогонасилия.

Принципы корпорации, отражающие в конечномсчете взаим­нуюзаинтересованность друг в друге людей, вовлеченных в тот или иной хозяйственныйпроцесс, долгое время вызревали в не­драх доиндустриальных обществ, нолишь в условиях индустри­ального строя они стали определять наиболее распространенную формуобъединения производителей товаров и услуг. Корпорация заняла местоцентрального элемента индустриальной системы, од­ного из основных ее социальныхинститутов. Именно корпоратив­ный сектор на протяжении двух последних столетийотождествля­ется синдустриальным хозяйством. Как отмечает Дж. К. Гэлбрейт, «вплоть до нахожденияболее точной формулировки вполне воз­можно обозначить ту областьэкономики, которая олицетворяется крупными корпорациями, индустриальнойсистемой»56.

Отсюда, в частности, следует, что переходот индустриального общества к постиндустриальному сопряжен с радикальнымиизме­нениями на уровнекорпорации. Разумеется, ее модернизация пред­ставляет собой «часть болееширокого преобразования социальной сферы в целом, которое происходитпараллельно с кардинальными изменениями в технологической и информационнойобластях»2, однакоподробный и всестронний анализ именно этой части позво­ляет глубже понять суть инаправление современных социальных трансформаций.

Отличия постиндустриального хозяйственногоустройства от прежнего коренятся не в отрицании организаций, не в ихпреодоле­нии, а вобретении ими качеств, которые трудно было вообразить в условияхиндустриального строя. Это касается, во-первых, харак­тера соподчинения и взаимодействияинтересов компании и обще­ства, компании и ее работников; во-вторых, целей, преследуемыхпроизводственными структурами; и, в-третьих, принципов органи­зации совместной деятельностиработников в рамках компании, а также взаимодействия корпорации с внешнейсредой.

Традиционная корпорация эпохииндустриализма представля­ла собой организацию, которая объединяла предпринимателей инаемных работников, действующих в рыночных условиях по весь­ма унифицированным правилам, чтопозволяло ей выживать в кон­курентной борьбе. На протяжении XX столетия корпоративнаяструктура прошла в своем развитии несколько существенно отлич­ных друг от другаэтапов.

Можно достаточно категорично утверждать,что принципы ин­дустриальной организации господствовали в западных странах вплотьдо окончания Второй мировой войны. Эффективность хо­зяйственной системы, основанной намассовом производстве вос­производимых благ и доминировании экономических мотивов в сознаниикак работников корпорации, так и ее руководителей, оп­ределялась снижением издержек иростом прибыли за счет расши­рения производства. Именно в этот период идеальнымисредства­ми повышенияэффективности были интенсификация труда (тей­лоризм) и конвейерная система,позволявшие достигать максималь­ной производительности и увеличивать прибыль.

Однако после Второй мировой войны возниклановая социальная реальность, расширившая спектр человеческих потребностей— как материальных,так и нематериальных. Экономика откликнулась на это повышением разнообразиятоваров и услуг, первыми попытка­ми учитывать индивидуальные предпочтения потребителей.Фор­мировавшеесяпонимание ограниченности возможностей массово­го производства потребовалодиверсификации производственных функций работников, пересмотра форм мотивациипродуктивной деятельности. Повышение производительности стало достигаться нестолько четким соотношением заработной платы и результатов труда, сколькосозданием в рамках коллектива элементов так назы­ваемых «человеческих отношений»,позволяющих работнику бо­лее полно ощутить собственную значимость для организации. Этиявления, развившиеся еще в недрах индустриального строя, приня­то сегодня рассматривать втерминах дихотомии фордизма и пост-фордизма57.

Начиная с середины 60-х годов стали заметныболее радикаль­ныесдвиги. Освоение новых технологий производства потребова­ло его децентрализации,демассификации и фрагментации; в этих условиях максимального успеха добивалисьработники, способные к проявлению инициативы и самостоятельным нестандартнымре­шениям. Постепеннопроизошел переход к системе «гибкой специ­ализации», призванной быстрореагировать на изменяющиеся потребности рынка и включающей в себя такиеэлементы, как «гиб­кость объемов производства», «гибкая занятость», «гибкостьобо­рудования»,«гибкость производственных процессов и организаци­онных форм». По мере быстрогоразвития «децентрализованных и деиерархизированных системуправления»58 в корпорациях посте­пенно созревали условия для передачи полномочий на возможно болеенизкий уровень, и преимущество получали работники, обла­давшие выраженным творческимпотенциалом и организаторски­ми способностями.

Оценивая подобные явления, Д. Белл говорило них как о «рево­люции участия», разворачивающейся сначала на уровне трудовогоколлектива, профессиональных союзов и общественных организа­ций, но способной в скором временираспространиться и на прочие формы совместной деятельности59.Результатом, согласно Л. Туроу, становится «обретение персоналом гораздобольшей свободы в об­ласти принятия решений, чем это имело место в традиционнойиерархической промышленной компании»60.

Непосредственным же толчком для поистинемасштабных пе­ременстал радикальный сдвиг от производства материальных благ к производству услуг идалее, к доминированию информационного сектора, под знаком которого прошли 70-еи 80-е годы.

Становление постиндустриальнойкорпорации.

Основные изменения в структуре и формахпостиндустриаль­ныхкорпораций порождены возникшей в современных условиях необходимостью приниматьво внимание прежде всего внутренние, а не внешние аспекты деятельностикомпании, учитывать не толь­ко приоритеты клиентов, но и личностные качества собственныхработников. Сегодня, когда информационная революция порожда­ет новые продукты быстрее, чем вобществе успевает возникнуть осознанная потребность в них, залогом успеха вконкурентной борь­бестановится не следование спросу, а его формирование. Это озна­чает, что мобилизация творческогопотенциала работников компа­нии оказывается основным средством, обеспечивающим еевыжи­вание и развитие.Малейшая остановка на пути изыскания новых технологических и организационныхрешений чревата отставани­ем от конкурентов и неизбежным крахом компании.

Значительную часть персонала современныхкорпораций пред­ставляют интеллектуальные работники (knowledge-workers).Запад­ныеисследователи относят к этой категории не менее 30 процентов всей рабочей силы,используемой в народном хозяйстве развитых стран, причем этот показатель весьмаустойчив и зависит скорее от масштабов предприятия, чем от его отраслевойпринадлежности. Как, в самых общих чертах, выглядит «усредненный портрет»ти­пичныхпредставителей этой социальной группы Им присуща зна­чительная социальная мобильность,они не ограничены выполне­нием какого-либо одного вида деятельности, многие из нихопре­деляют своинаиболее принципиальные интересы не в терминах максимизации личного богатства,а в категориях собственного ин­теллектуального роста и развития. Все эти обстоятельства соче­видностьюобусловливают тот факт, что управлять такими работ­никами, следуя лишь традиционнымпринципам менеджмента, прак­тически невозможно.

Между тем, как свидетельствует практикапоследних десятиле­тий, высококвалифицированные специалисты в большинствеслу­чаев обнаруживаютстоль высокую способность к самоорганиза­ции, что их автономность исамостоятельность не наносят компа­нии ущерба. Более того, по мере роста численности таких работниковрезко снижается потребность в менеджерах как представите­лях специальной категории занятых,обладающих своими особен­ными функциями.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.