WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Саентология и психотерапия: экспертные материалы

В. Е. Каган (С. Петербург)

От редакции: Этим материалом мы продолжаем серию публикаций экспертных материалов, связанных с новыми и малыми религиозными движениями, за которыми в последние годы у нас в стране, к сожалению, закрепились названия инвективно-ксенофо-бического толка. Мы настоятельно подчеркиваем, что дело не в, якобы, наших симпатиях и антипатиях к этим религиозным группам или движениям, а в том, что мы считаем позорным фактом их ничем не обоснованное психиатрическое и психологическое эти-кетирование, подменяющее собой экспертизу и преследующее ничего общего с нашими науками не имеющие цели. И клятва Гиппократа, обязывающая нас не делать различий между "своими" и "чужими", и требования демократической юриспруденции обязывают нас к беспристрастной экспертизе каждого отдельного случая; игнорировать их, каковы бы ни были причины игнорирования, значит способствовать возрождению карательной психиатрии. Дополнительным стимулом к публикации экспертных материалов служит факт весьма вольного обращения судов с ними: так. Головинским судом г. Москвы по иску о закрытии московской организации Свидетелей Иеговы весной 1999 г. к делу были приобщены лишь заглавный лист и две страницы выводов из обширного экспертного исследования, часть которого опубликована в № 1 нашего журнала за 1999 г. В знакомстве широкого круга читателей с экспертными материалами мы видим, с одной стороны, способ превращения гласности из слова, рискующего остаться гласом вопиющего в пустыне, в дело, а с другой — путь к разво-рачиванию цивилизованной дискуссии по затрагивающим глубинные чувства и культурные (религиозные, мировоззренческие) установки, не подчиняющиеся единообразию строевого устава.

I. ВВЕДЕНИЕ

Настоящая экспертиза проведена с нейтральной позиции равноправного принятия и рассмотрения разных взглядов и точек зрения, не отдающей предпочтения саентологии или ее оппонентам и опирающейся на принцип презумпции невиновности. Практически это означает: 1) непредвзятый, не определяемый той или иной (положительной или отрицательной) установкой или симпатиями/антипатиями подход к предмету экспертизы и вынесение заключений лишь на основе проведенного анализа исследуемой проблемы; 2) использование единой системы основных критериев анализа и оценки для сопоставления рассматриваемых явлений; 3) исключение влияния идеологических, конфессиональных, социальных и др. стереотипов и давления их на эксперта.

II. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Основным материалом исследования послужили следующие издания:

1. Хаббард Л. Р Саентология' основы мысли. — М.: Нью Эра, 1998.

2. Хаббард Л. Р Дианетика: современная наука душевного здоровья. — М.: Нью Эра, 1996.

3. Руководство по основам обучения. По трудам Л. Р. Хаббарда. — Копенгаген: Нью Эра, 1994.

4. Хаббард Л. Р. Дианетический семинар. —М.: Нью Эра, 1997.

5. Хаббард Л. Р. Курс дианетического одитора. — М.: Нью Эра, 1997

6. HabbardL. R. Science of Survival: Prediction of Human Behavior The Publications Organization World Wide. 11th Edition, 1968.

7. Приказ МЗиМП РФ № 286 от 19.12.1994 г.

8. Приказ МЗиМП РФ №296 от 30.10.1995г. /;

9. Приказ МЗиМП РФ№ 318 от 17.11.1995 г.

10. Приказ МЗиМП РФ № 245 от 13.06.1996 г.

11. Приказ МЗиМП РФ № 254 от 19.06.1996 г.

12. Приказ МЗ РФ № 391 от 26.11.1996 г.

13. Приказ МЗ РФ № 142 от 29.04.1998 г.

Дополнительно использованы:

1. Анти-саентология: критика доктринальных основ и технологий хаббардизма. —СПб: СПбГМТТУ, 1999.

2. Сиеерцев М. А Саентология: путь духовной самоидентификации (экспертиза). — М., 1995.

3. Соболев С. С. Экспертная оценка (анализ) учения и деятельности религиозной организации саентологическая Церковь. — М., 1996.

4. Богданов В. А. Уважение к вере или Почему глупо воевать с са-ентологией — М., 1997.

5. Данные Internet.

6. Дворкин А. Введение в сектоведение. — М., 1998.

7. Хвыля-Олинтер А. И., Лукьянов С. А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект. — М., 1996.

Проанализированы 264 случайно взятых протокола обследования по тесту ОСА 89 человек, проходивших одитинг в 1995 - 1998 гг.

Использованная литература приводится в сносках.

Основные методы исследования: содержательный анализ текстов саентологии, методологический анализ, сравнительный анализ научных и религиозных подходов, методический и сравнительный анализ психотерапии и одитинга, анализ мнений оппонентов саентологии, анализ психологических методов, медико-юридический анализ.

Исследование проведено в июне - июле 1999 г.

III. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

III.1. Преамбула

Поставленные передо мной вопросы для ответа на них требуют методологических уточнений. Прежде всего это относится к соотнесению саентологии и дианетики с наукой и научной медициной как ее производной. Вне такого соотнесения любые оценки теряют смысл, так как предмет изучения редуцируется лишь к некоторым его формальным элементам и в итоге утрачивается. Простейший пример можно найти в "Декамероне", когда средством, излечивающим женщину от "букета" тяжких недугов, становится сексуальная активность ее мужа (известны шуточные рецепты множества врачей, сводящиеся к тому же); едва ли кому-либо может придти в голову счесть действия мужа собственно лечебными или, тем более, связать его или посоветовавшего ему такой способ "лечения" право на эти действия с наличием профессиональной лицензии. Современное продолжение этого сюжета находим в психотерапии сексуальных дисгармоний1, где лечение дисгармоничной пары строится на обучении ее продуктивным алгоритмам сексуального взаимодействия; в ходе лечения используются элементы сексуального взаимодействия, известные человечеству гораздо раньше, чем возникла сексопатология как раздел медицины и, тем более, "парная терапия" сексуальных нарушений; Т. Заз2 с присущим ему блеском подвергает медицину резкой критике, отказывая таким методам, как предложенные Мастере и Джонсон, в праве называться лечением — по крайней мере, в том смысле, какой вкладывает медицина в понятие лечения. Примеры, показывающие как одни и те же действия в разных оистдмных контекстах являются или не являются (признаются или не признаются) медицинскими/психотерапевтическими, можно было бы продолжить применительно к очень разным явлениям. Добавлю только, что все основные техники психотерапии выросли из поведенческих стереотипов, описываемых в исторических, культурологических, этнографических, религиозных и т. п. текстах вне связи с медициной. Проблема, стало быть, выходит далеко за пределы формальной фиксации сходства "медицинских" и "немедицинских" действий. Ситуация усложняется еще больше, когда речь идет о психотерапии.

III.2. Специфика и границы научной медицины

Будучи самостоятельной профессией, медицина опирается на достижения фундаментальных наук и одновременно сама является системой дисциплин, закрепленной, в частности — у нас в стране, в существовании Академии Медицинских Наук; причем дисциплин принципиально материалистических — опирающихся на положения и закономерности, вытекающие из эксперимента, доступные экспериментальной проверке с воспроизводимыми результатами.

Основные положения, лежащие в основе современной науки, были сформулированы Р. Декартом, И. Ньютоном и Ф. Бэконом, и именно к ним так или иначе восходят основы профессионального мышления научной медицины. Ф. Капра и Д. Стэйндл-Рест3 характеризуют эти представления следующим образом:

1) целое и его динамика могут быть поняты через свойства составляющих его частей; 2) существуют фундаментальные структуры, порождающие их взаимодействие силы и механизмы, которые в итоге дают начало процессам; 3) в основе научных описаний лежит объективность — независимость наблюдаемого от наблюдателя и процесса познания; 4) метафорой научного знания является "здание", строящееся из фундаментальных законов и принципов; 5) знанию приписывается способность достижения полного и совершенного понимания реальности.

На этих философских основаниях и покоится современная медицина, исходя из них строится обучение врачей, им обязаны практически все безусловные достижения научной медицины. Поражающие воображение ее достижения рождались и рождаются на путях дифференциации, специализации и технологи-зации — в итоге вместо трех основных издревле складывавшихся направлений медицины (терапия, хирургия, лечение душевных расстройств4) сегодня существуют сотни медицинских специальностей, представители которых часто не в состоянии ни понять, ни, тем более, заменить друг друга. Но с этим связаны и претензии к современной научной медицине в том, что она "потеряла человека" и стала похожа на колоссальное производство по ремонту и замене органов, тогда как более 70 % болезненности теснейшим образом связаны в своем происхождении с психосоциальными факторами. Кроме того, медицинские манипуляции, опирающиеся на современный уровень научного знания, в последующем, при переходе к другим уровням расцениваются то как ошибка, то как преступление. Т. Заз5 в этой связи анализирует, например, историю хирургического лечения мастурбации, распространенного совсем недавно — во второй половине XIX в. — и использовавшего у женщин ампутацию клитора, а у мужчин — кастрацию. Не менее демонстративны и другие факты: история префронта-льной лейкотомии, на которую возлагались огромные надежды, но которая в итоге была запрещена; на протяжении последних десятилетий резко сузилось использование электросудорожной терапии, а там, где она производится, используются щадящие варианты униполярной (с односторонним наложением электродов) терапии; в России после периода широкого использования была запрещена атропинокоматозная терапия психических расстройств у детей, на которую в 1970-х гг. возлагались большие надежды, в том числе — в лечении детей. У научной медицины, как говорили старые врачи о врачах, есть свои кладбища, заполнявшиеся не только вследствие неизлечимости тех или иных состояний и болезней, но и в результате поисков и экспериментов, результаты которых позже опровергались.

Иными словами, мы видим, что рамки, представления, критерии того, что в то или иное время считается научным и противопоставляется ненаучному, постоянно изменяются, хотя целевые установки остаются теми же и определяются прежде всего лечением болезней. В этом плане интересно, что даже модели первичной профилактики болезней строятся как системы профилактики определенных заболеваний, предрасположенность к которым или начальные симптомы выясняются принятыми в диагностике заболеваний методами6; так, опросный лист К. Pelletier открывается обращением: "Уважаемый пациент! Ваши ответы на приводимые вопросы помогут установить главные моменты риска, касающиеся Вашего здоровья на протяжении ближайших 10-ти лет. Установив степень Вашего риска в настоящем и оценив ее в будущем, мы сможем помочь Вам начать оздоровительную работу, которая уменьшит этот риск" и учитывает по меньшей мере несколько десятков медицинских параметров из истории жизни и семьи, результатов клинических и лабораторных обследований; в "Руководстве по профилактической мед^ине" 47 глав из 60 (120 из 155 страниц основного текста) посвящены медицинским обследованиям. Речь, таким образом, идет о целостном мировоззрении научной медицины, ставящей в центр внимания болезни, отсутствие которых отождествляется со здоровьем, или, скажем иначе, точкой отсчета служит болезнь. Очевидные достижения научных методов лечения и профилактики не могут заслонить собой того, не менее очевидного, факта, что здоровье понимается в рамках центрированного на болезни профессионального мировоззрения.

В области психологии и психиатрии это нашло свое выражение в подходе к классификации характеров Э. Кречмером, где нормальные характеры и психопатии выводятся из характеристик соответствующих психозов как выражения конституциональной обусловленности;7 в разработанном А. Е. Личко учении об акцентуациях характера8; в понимании неврозов: "...неврозы особенно легко возникают, если имеется стойкое нарушение в соотношении основных свойств высшей нервной деятельности, взаимодействии сигнальных систем, коры и подкорки99 и т.д. Практическим следствием основных позиций научной медицины является рассмотрение психотерапии как медицинской деятельности, на которую имеет право лишь врач10: "Психиатрический профессионал есть человек, который должен разрушить психическое нарушение (выделено мной — В. К.) таким образом, чтобы страдающий им снова смог стать самим собой"11.

Отмеченное не является основанием для альтернативных суждений "хорошо - плохо", но показывает диалектическую связь перспектив и ограничений научной медицины.

III.3. Саентология: наука или религия

Л. Рон Хаббард — основатель саентологии — определяет ее как прикладную религиозную философию12:

"Это то, как работает жизнь, это то, как изменить к лучшему мужчин, женщин и детей13"^,

"Саентология определяется как изучение духа и работа с ним в его взаимоотношениях с самим собой, вселенными и другой жизнью"14.

"Саентология — это маршрут, путь, а не диссертация и не претенциозное учение"15,

"В Саентологии конечным результатом обучения и выполнения упражнений является восстановление осознания самого себя как духовного и бессмертного существа

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.