WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 29 |

Наученный горьким опытом, я основательноподготовился к предстоящему путешествию и посвятил ему симоронский танец.Мантра имела красивое мелодичное звучание — ЭЙЯНУЗА ТУРАЛУКАЛАПА. Эта короткая песня обеспечиваларежим наибольшего благоприятствования — комфортные условия в поезде,бесперебойную работу автотранспорта, быстрое отыскивание жилья, хорошие условияпроживания и отдыха, солнечную погоду и так далее. 

На этот раз мы ехали с друзьями— супружеской парой иих сыном. Вагон был чистенький, опрятный, работали оба туалета. Спокойно ибеззаботно мы доехали до Симферополя. На перроне “командующий парадом” рубанулвоздух рукой: “Мантру запевай!” И, грянув ТУРАЛУКАЛАПУ, процессия двинулась кстоянке автобусов. Пока мы с Димкой изучали расписание, откуда-то вывернулсяшустрый мужичок. Названная им цена лишь немного превышала стоимость автобусныхбилетов, и мы, не раздумывая, погрузились в бежевую “Волгу”.

Все произошло столь быстро, что мы слегкаопешили, а дамы даже не успели ознакомиться с местными ценами на фрукты.Мужичок домчал нас прямо до Нового Света. Машину мгновенно облепил рой бабулек,наперебой предлагавших комнату или коттедж. С трудом отбившись от них, мынанесли визит Васильевне, нашей прошлогодней хозяйке. У нее оказалось свободно,и мы заняли обе сдающиеся комнаты. Васильевна посетовала, что в этом году,несмотря на пик курортного сезона (стояла середина июля), отдыхающих— раз, два и обчелся.Такого и старожилы не могли припомнить.

Первые дни мы проводили на Царском пляже.Старый знакомец не объявлялся, хотя пару раз похожий силуэт мелькал на гребнескал. Прогуливаясь как-то по мысу Капчик, мы забрались на его вершину, иувидели маленький укромный пляжик, на котором живописно возлежало несколькообнаженных женских тел. Вот она, земля обетованная! Спуск проходил по крутомуучастку вулканической породы, поэтому желающих попасть сюда было немного. Ктому же пляжик был хорошо укрыт скалами. Проявив солидарность с загорелыминимфами, мы полностью разоблачились. Димка горестно вздыхал, поглядывая в ихсторону: “Эх, в Тулу и со своим самоваром!” Славный уголок привлекал и тем, чтоизобиловал большим количеством надводных и подводных камней. Можно было вдовольпонырять и поплавать с маской, гоняясь за крабами и любуясь сказочным подводнымцарством. Неприметный пляжик стал нашим излюбленным местом. В тот день, когдамы открыли его, состоялось одно любопытное происшествие.

Солнце скрылось за отвесной скалой, и мынаправились домой. Неторопливо забрались вверх по склону, на ровное платоКапчика. Ступив на горизонтальную площадку, я поднял взгляд и вздрогнул. Внескольких шагах под кустом можжевельника, точно наваждение, сидел незабвенныйлесник! “Все, приплыли”, — пронеслось в мозгу. Завидев нашу компанию, он нехотя встал инаправился к нам. Гроза отдыхающих был навеселе. С некоторой опаской мы подошлипоближе и на всякий случай вежливо поздоровались. Он властным жестом простерруку в сторону Царского пляжа и, заговорщицки подмигнув нам, проговорил, какбудто спрашивая совета: “Пойти разогнать их, что ли Вроде неохота”. Яостолбенел и, не найдя, что ответить, пожал плечами. Пройдя несколько метров снами, лесник пожаловался, что курортники оставляют за собой много мусора, послечего затрусил все-таки к Царскому пляжу. Больше он на нашем пути непопадался.

Поход за грибами.

Бархатный сезон в Новом Свете выдалсядовольно дождливым, и на рынке в больших количествах продавали шампиньоны. Длязаядлого грибника чужие ведра с ядреными, тугими грибами — как соль на рану. А когда Васек,двенадцатилетний сынишка хозяйки, припер полпакета шампиньонов и поддубовиков,чаша терпения переполнилась.

С Васьком нас связывали приятельскиеотношения. Я обучил его сложению и вычитанию дробей, а он показал места напобережье, изобилующие крабами. О доверительности наших отношенийсвидетельствовал тот факт, что однажды Васек посвятил меня в страшную тайну. Свидом заговорщика он извлек из-за пазухи насквозь проржавевшую советскуюгранату, сохранившуюся со времен войны. Она была найдена старшим братом Серегойсреди зарослей можжевельника на горе Сокол, а ныне хранилась дома в строгомсекрете от матери. Завидев, как Васек небрежно подбрасывал гранату в руке, япринялся судорожно симоронить. Васек протянул опасную игрушку мне. С величайшейосторожностью осмотрев ее, я заметил, что отверстие для запала наглухо забиторжавчиной и затвердевшей грязью. Васек произнес:

— Жаль,если запала нет. Тогда ведь может и не рвануть. Да вы не бойтесь, я один несобираюсь ее взрывать. Сергей обещал взять меня с собой и бабахнуть гранатугде-нибудь далеко в горах.

Вручив гранату Ваську, я посоветовалубрать ее в тайник, и тот нехотя утащил боеприпас обратно.

Выведать у Васька, как выйти на заповедныегрибные места, особой трудности не составило, хотя конечная точка маршрута былаописана им довольно приблизительно (возможно, не без умысла). Утро следующегодня выдалось пасмурное. Но я обрадовался, ибо исчез соблазн купаться изагорать, и можно было со спокойной душой отправиться в поход загрибами.

Однако радость была преждевременной, таккак грянул сильнейший ливень. Пришлось срочно симоронить погоду. Минут черезпятнадцать дождь ослаб и я, невзирая на уговоры жены, двинулся в путь, лавируямежду несущимися с гор бурными потоками. Я быстро поднимался по полуразрушеннойцарской дороге. Она змейкой петляла среди выступающих на поверхность мощныхпластов известняковых пород, огибая узловатые стволы реликтовых сосен. Воздухбыл напоен терпким ароматом хвои. С дороги открывался потрясающий вид наЗеленую бухту, на поселок, на горы Сокол и Орел, окаймлявшие бухту. Недалеко отвершины навстречу мне высыпала стайка местных ребятишек, мокрых с головы доног. Полиэтиленовые пакеты у них в руках были почти пустыми, и в головемелькнула мысль: “Если эти чертенята, знающие здешние места вдоль и поперек, ненашли грибов, то и мне рассчитывать не на что”.

Вспомнив о возможностях волшебника, яотблагодарил поступивший сигнал. Мальчишки с пустыми пакетами предупреждали отом, что и я могу остаться без грибов, даже если обойду все окрестности НовогоСвета или весь Крымский полуостров. Мальчишкам была подарена уверенность в видебронзовой головы крокодила, с глазами из зеленого горошка.

Через некоторое время я оказался на днеоврага возле ориентира, описанного Васьком. Отсюда предстояло пройти по оврагуи потом подняться на склон, где и должны были произрастать грибы. Овраг тянулсядалеко, и было непонятно, в каком месте сворачивать. Я забрался на склон горы,покрытый густыми зарослями граба и низкорослого крымского дуба. С деревьевградом сыпались капли, и за несколько минут я промок до нитки, так и не найдяни одного гриба. Пришлось снова спуститься на дно оврага. Хлюпающие кеды то идело скользили по влажной, глинистой почве.

Размышляя о превратностях грибной фортуны,я припомнил замечательный симоронский прием. Остановился, огляделся по сторонами поприветствовал духа здешнего леса*

14. Потом поблагодарил его и, закрыв глаза, попробовал представитьдуха на трэке. Я нарисовал образ зубчатой сторожевой башни из серого кирпича,парящей на ковре-самолете. Я спросил духа леса, чего бы ему хотелось добавить вэтот образ И стал дорисовывать картинку: башня украсилась пестрыми флагами, отнее протянулась лиана, на которой кувыркались белые морщинистые зверьки схоботками. Почувствовав ответное мурчание лесного духа, я открыл глаза идвинулся дальше.

Внезапно ветка дерева чиркнула меня пощеке. Сделав еще несколько шагов, я чуть не потерял равновесие из-за того, чтодругая ветка зацепилась за куртку. До меня дошло, что это не случайность, итаким образом лесной дух пытается привлечь мое внимание к этому месту. Свернувв сторону и пройдя несколько метров вверх по склону, я наткнулся на крепенькийподдубовик, ярко выделяющийся на фоне прошлогодней листвы. Немного дальше былаобнаружена еще парочка, а чуть выше по склону я набрел на поляну сшампиньонами. За каких-нибудь полчаса большой полиэтиленовый пакет был доверхунаполнен грибами.

Промокший, но довольный, я спускался покаменистой тропинке. Увесистый пакет приятно оттягивал руку. Небо очистилось, имириады водяных капель сверкали вокруг в лучах солнца. Когда я шумно ввалился вквартиру, Васек уже пришел из школы. Завидев пакет с грибами, он, слегкахмурясь, выразил одобрение, а уже через пару минут его как ветром сдуло.Объявился он вечером, когда начало темнеть. Его пластмассовое ведро и пакетбыли битком набиты грибами. Возбужденный Васек рассказал, что в порыве азартазаблудился и сделал приличный крюк по горам.

В результате установления дружескихотношений с духом леса наш рацион на протяжении трех дней состоял исключительноиз грибных блюд. В четырехлитровой кастрюле булькал густой суп из поддубовиков.Шампиньоны тушились в сметане, заняв объемистую сковороду. Рядом с грандиознымипосудинами стояла жалкая кастрюлька, в которой варилась пара мелких картофелин.Васильевна, хозяйка квартиры, при виде этой картины, замерла и, указывая накастрюльку, изумленно спросила:

— А эточто такое

— Картошкас грибами, — хоромответили мы.

Тучи над Питером.

Было это осенью 1995 года в славном градена Неве. Бороду вместе с Папой занесло в Петербург со священной миссией посевазерен симоронского учения в благодатные души жителей северной столицы. Устав оттрудов праведных и благовразумляющих, неспешно прогуливались два волшебника поНевскому проспекту. И небо над ними было сплошь затянуто серой пеленой облаков.И возжелали они узреть солнца луч и неба синеву. И произнес каждый из нихобращение к Ванечке. И Борода изрек:

—Многоуважаемый Ванюша! Я возношу тебе искреннюю благодарность за предупреждениео том, что если я не обращу внимания на тебя и не поработаю с тобой, то облаканад нами могут сгуститься еще плотнее. Они могут превратиться в грозовые тучи,и разразится ураганный ливень, и случится наводнение, и Нева выйдет из берегов,и унесет нас мощным потоком в Балтийское море, и пойдем мы на корм рыбам. Зато, что ты уберегаешь меня от такой грустной участи, я дарю тебе душевныйкомфорт и смелость в виде енота с серебристо-голубым мехом, который стоит назадних лапках. В передней он держит серебряный пионерский горн с алым вымпеломс желтой бахромой и трубит гимн Советского Союза.

И Папа предложил озвучить эту картину, и своодушевлением спели они хором, шагая по Невскому: “Союз нерушимый республиксвободных…” И вскоре свернули они к храму Спаса на Крови, и пока созерцали сейхрам, небо постепенно стало очищаться, и появились голубые просветы. Но солнцебыло за облаками. Невдалеке стояли лотки, заставленные сувенирами — матрешками, шкатулками,украшениями, предметами военной формы, всяческой символикой времен социализма.И когда симоронцы прошли вдоль рядов, увидели они лежащий на последнем лоткесеребряный пионерский горн, с красным вымпелом и желтой бахромой, точно такойже горн, как у енота.

“Подарок Ванечке материализовался!”— расхохотались они.И в этот миг разошлись последние облака, закрывавшие солнце, и на землю хлынулинеудержимые потоки солнечного света. И возликовали Папа с Бородой, и вознеслихвалу Степанычу.

Коль зашла речь о Степаныче, напомним, чтоСиморон — это немагия, и мы не занимаемся насильственным изменениемвнешней среды. Если бы установление солнечной погодыв описанных событиях каким-то образом могло нарушить вселенское равновесие, тоСтепаныч не дал бы свою санкцию, и погода осталась бы прежней. Любаясиморонская акция, в данном случае благодарение, учитывает интересы всехучастников игры.

Воображаемый образ подарка необязательнопоявляется в материальном виде. Симоронцы условились считать такуюматериализацию подтверждением качественной работы с сигналом.

Глава 6. Из мирафауны.

О насекомых.

Каждой весной, едва начинало припекатьсолнышко и деревья облачались в белое покрывало цветов, наша квартираподвергалась яростным атакам комаров. В жаркое время балконная дверь в комнатуоткрывается настежь. И вечером стаи кровососов слетались на пирушку. К полуночижужжание неумолимо нарастало. Крылатые создания облепляли стены, потолок,кружили по всему помещению. Самые нетерпеливые пикировали на потенциальнуюжертву, рискуя быть размазанными. Но большинство ожидало благоприятного часа,когда огромные, неуклюжие резервуары с драгоценной алой жидкостью улягутся впостель. Каждая ночь превращалась для нас с женой в тяжелую пытку. Комарыназойливо гудели над ухом, то и дело впивая в кожу острые жала.

Стоило задремать, как звонкий шлепокпрогонял сон. Попытки укрыться с головой были бесплодны, так как становилосьнечем дышать. Воспаленный мозг сверлила одна-единственная мысль: когдазакончатся эти мучения Битва в темноте продолжалась до четырех-пяти часовутра, и, вконец обессилев, мы засыпали. Наутро вставали вялые и невыспавшиеся,обнаруживая на подушке кровавые следы.

Были задействованы разные способы защиты.Перед сном я устраивал настоящую охоту, с газетой в руках уничтожая комаров напотолке и на стенах. Жена возмущалась моей неаккуратностью: “Комаров надоубирать тряпочкой, а не шлепать со всей дури!” Последствия охоты приходилосьзатирать побелкой. Но на смену истребленным насекомым моментально прибывалиновые эскадрильи.

Мы пробовали закрывать дверь на балкон и,обливаясь потом, терпеливо переносили духоту. Но и эти старания были напрасны— стоило выключитьсвет, приоткрыть дверь и забраться под простыню, как ненасытные летунызаполняли пространство. Теща повесила марлевую занавеску, и все равно комарыпросачивались сквозь какие-то незаметные щелочки. Мы пробовали натираться передсном пахучим вьетнамским бальзамом “Золотая звезда”, от которого кожа горелаогнем.

Исчерпав все доступные методы, я вспомнило Симороне. Поблагодарил комаров за предупреждение о возможном полном истощенииот бессонных ночей и сплясал танец. Во время танца возник образ Царицы Комарихив декольтированном платье. На длинном зазубренном носу блестело пенсне, вмохнатых лапках мелькали спицы. Восседала Комариха на бамбуковом троне, а побокам стояли слуги в бархатных ливреях и специальной жидкостью полировали ейкрылья. Царица выглядела очень довольной. Танец завершился мантрой ЛАБРИГОТ.

Вечером, улегшись спать, я снова услышалзнакомое жужжание. Закопошились сомнения: неужели не получилось Успокоив себятем, что верховный указ Комарихи не дошел до широких народных масс, я сталтвердить мантру и представлять Царицу во всей красе. Первые две недели ощутимыхсдвигов не чувствовалось. Однако отступать было некуда, и я продолжал работатьс мантрой и образом.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.