WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |
Снимаю желудочныйспазм.

Расскажу, как моя жена открыла в себецелительские симоронские способности. Одной из сотрудниц, Ларисе, понадобилисьобезболивающие таблетки — у нее начались резкие, скручивающие боли в желудке. Однакотаблетки не помогли и боли продолжались. Ленуля спохватилась и вспомнила, чтосиморонавт может оказать помощь более эффективную, нежели снабжать таблетками.Она поблагодарила сигнал боли у Ларисы, предупреждавший, что и сама можетзаболеть. Ленуля отправила ему здоровье и физическую выносливость в видесверхскоростного лайнера типа “Конкорд” — с узкими треугольными крыльями иострым, загнутым вниз носом, уносящегося в бездонное голубое небо.

Она предложила Ларисе представлятькартинку с бороздящим воздушный океан лайнером до тех пор, пока боль в животеполностью не утихнет. Лариса воспользовалась советом и вскоре почувствовалазаметное облегчение.

Пропуская через себя благодарственныйпоток, человек обращается к подлинному центру в себе — Симорону. И ему открываютсяпоистине безграничные возможности, в том числе способности к исцелению. Изэтого примера понятно, что любой человек, даже и не замечавший в себе особых“волшебных” талантов, дара сверхчувственного восприятия, оказывается способенна чудеса. Достаточно лишь немного воображения, и чудеса начинают происходить вего жизни.

Глава 5. Симоронцы наотдыхе.

Отпуск в Крыму.

Есть у нас с женой излюбленное местечко наюжном побережье Крыма. Каждое лето мы стараемся съездить туда на пару недель. Втом году, к которому относятся описываемые события, мы тоже запланировали такуюпоездку. По нескольким причинам осуществить ее хотелось бы в начале сентября.Дело оставалось за малым — чтобы жене дали отпуск в это время. Раньше она неизменно бралаотпуск летом, и проблем не было. На сей раз могли возникнуть серьезныетрудности, так как в сентябре у нее на работе — самая напряженная пора. Первыевестники тревоги появились ранней весной, когда жена начала зондировать почвунасчет сентябрьского отпуска. Я до поры до времени отмахивался отнастораживающих сообщений и дал сигналу завихриться. Однажды, в конце апреляжена пришла с работы расстроенная. Она рассказала, что график летних отпусковуже составлен, и в сентябре подменить ее будет некому. Со слезами на глазах,Ленуля объяснила, что все ее коллеги выбрали самое удобное время для отпусков,лишь она осталась не у дел. Лена почти смирилась с тем, что поездка в Крым несостоится. Настала пора плясать симоронский танец.

На следующий день мы отправились в лес.Там, на берегу озера, на полянке, окруженной могучими стволами берез, я изакрутил танец. Танец бывает очень экспрессивным, и в условиях городскойквартиры исполнять его довольно тесно. Неоднократно на траектории движенияоказывалась люстра, или кровать, или еще что-нибудь. А на лесных просторахможно развернуться во всю ширь. Едва затихли звуки финальной мантрыЛУНЧИСУР, разносимые леснымэхом, Ленуля стала допытываться, по какому поводу я выплясывал. Я не сталрассказывать, что танец посвящен ее отпуску. Она уже рассталась с идеейсентябрьского отдыха в Крыму и отнеслась бы к работе скептически инедоверчиво.

В дальнейшем, когда речь заходила оботпуске, я работал с мантрой, старался успокоить жену и внушить ей уверенностьв удачном исходе. Однако известия были неутешительными. То жена передаваласказанную ей на работе фразу: “У нас даже начальство в сентябре не отдыхает!”То она огорченно сообщала, что все летние отпуска расписаны так плотно, чтоотпуск ей и летом не светит. Тем временем наступило лето, и я уехал на двенедели на слет. Когда в конце июня я вернулся, выяснилось, что проблема отпала.Для одной из сотрудниц оказалось удобнее отгулять отпуск в июле, и онасогласилась поработать за Лену в начале сентября.

Жена изредка высказывала опасения типа“как бы чего не вышло” — уж больно легко все устроилось. Посему я иногда ЛУНЧИСУРил. Загадка лесного танца былаоткрыта под ласковым крымским солнцем, и это не было для жены сюрпризом. Онадавно подозревала, что “дело нечисто”, и без Симорона не обошлось.

А теперь я расскажу о нашей первойсовместной поездке в Крым. Она проходила под девизом: “Легких путей мы неищем!” Начну по порядку, а читатель может загибать пальцы на руках, подсчитываяпропущенные сигналы. Наш путь лежал в удивительно красивый заповедный уголокКрыма — поселок НовыйСвет близ Судака. С железнодорожными билетами в благодатные южные края, какобычно, была напряженка. До Симферополя билетов не было вообще. Но счастьеулыбнулось нам — вкассе неведомо откуда вынырнули два плацкартных места на поезд “Москва— Феодосия”. Желанныеместа оказались самыми “блатными” — боковые полки рядом с туалетом. Да-да, догадливый читатель,— туалет, какводится, не убирали всю дорогу, и мы полной грудью вдыхали стойкий аромат. Носортирные запахи, непрестанное хлопанье дверей и снующие люди оказались мелочьюпо сравнению с тем, что ожидало нас позже.

Во время стоянки в славном городе-героеТуле напротив нас появился новый сосед, крепко выпивший и с трудом ворочавшийязыком. Первым делом он извлек из недр пузатого потертого портфеля бутылкуводки. Следом за ней появился твердый как камень тульский пряник. Предложениевыпить не нашло поддержки у остальных пассажиров, от пряника тоже всеотказались. Пробормотав что-то вроде: “Ну и х… с вами”, тульский патриотопрокинул стакан и попытался отгрызть кусок пряника. Но тот стоял насмерть, имужик, окончательно загрустив, полез к себе на верхнюю полку. С третьей иличетвертой попытки “Измаил” был взят. В купе наступило затишье, изредканарушаемое храпом, но это было затишье перед бурей.

Около семи часов вечера страшный грохотпотряс окрестности. Нет-нет, догадливый читатель, — это не пьяненький мужичок рухнулс полки. Окно напротив нас было разбито увесистым булыжником, и вокруг валялисьмелкие осколки стекла. Чудом никто не пострадал. На шум сбежались пассажиры изсоседних купе. Выдвигались разные версии — от хулиганской выходки мальчишекдо политической акции, связанной с разделом черноморского флота. Происшедшееразбудило тульского мужика. Он был крайне взволнован и, допив бутылку, принялсамое активное участие в дискуссии. Постепенно народ разошелся по местам. Заокном стемнело. Пассажиры укладывались спать.

Однако нетрезвый господин, разгоряченныйпроисшествием, на боковую явно не собирался. Он подсел на нижнюю полку кмолоденькой соседке и, не умолкая ни на минуту, начал к ней приставать.Взаимностью та не отвечала, и ловелас начинал новый штурм. Никакие увещевания иугрозы с нашей стороны не действовали — он замолкал лишь на несколькосекунд, а потом опять начинал бубнить что-то, обвиняя неприступную соседку вотсутствии любви к ближнему и прочих грехах. Вдобавок ко всему, из разбитогоокна со свистом врывался холодный воздух. Уснуть было невозможно. Овозможностях волшебника в тот момент я забыл.

Под стук колес да монотонное покачивание явсе-таки уснул. А когда проснулся, говорливый мужик исчез. Ленуля, так и несомкнувшая глаз, сообщила, что он умолк только под утро. Мы вышли на станции“Айвазовская”, за одну остановку до Феодосии. Автовокзал располагался рядом состанцией. И опять препятствие — ближайший автобус до Судака отправлялся через четыре часа.Представители частного извоза, лениво фланирующие по привокзальной площади,заламывали баснословные цены. В ожидании автобуса мы отправились к морю.Накупавшись вдоволь, вернулись на автовокзал.

Автобусный маршрут пролегал по живописнымместам, через Коктебель и Солнечную долину. Однако жене не удалось полюбоватьсяпейзажем, она задремала, измученная бессонной ночью. Наконец, мы прибыли вСудак. До конечного пункта путешествия — поселка Новый Свет оставалосьсемь километров. И вновь задержка — мы попали в перерыв движения автобусов. Ждать два часа нехотелось, и мы поехали на машине. По дороге водитель сказал, что у него естьзнакомые в поселке, которые помогут устроиться с жильем: Галя работала впансионате, а Рита сдавала комнату отдыхающим.

Не успели мы выйти из машины, какразразился тропический ливень. И хотя до пятиэтажки, где жила Рита, было рукойподать, мы промокли до нитки. Риты дома не было. У соседей удалось узнать, чтоона вот-вот придет с работы. Ожидая Риту, мы проторчали в подъезде около часа.Дождь лил как из ведра, не давая высунуть носа. Наши надежды не оправдались— Ритаотказала. Когда дождь иссяк, я отправился на другой конец поселка впансионат. Галя сокрушенно развела руками:

— Ничем немогу помочь. Июль, разгар сезона — свободных мест нет. И не только в пансионате. Отдыхающих нынчемного, спрос превышает предложение. Попробуйте походить по домам, поспрашивать.Может, вам повезет.

Я опасался, что шансов найти жильенемного, так как поселок состоит из частных домиков и всего несколькихмногоэтажных зданий. Я ходил из одного дома в другой, узнавая, не сдается лижилье. Повсюду висели таблички: “Просьба не звонить, комната (квартира) несдается”. Когда остался последний необследованный пятиэтажный дом, я понял, чтозашел в тупик. Солнце опускалось все ниже. Удрученный печальной перспективойночевать на берегу моря, я вернулся к жене. Она совсем приуныла. Надо былосрочно что-то предпринять, и, окончательно припертый к стене обстоятельствами,я спохватился: “Симорон! Как я мог забыть” Воистину: пока гром не грянет,мужик не перекрестится!

Я ухватился за эту возможность, какутопающий за соломинку. Присев на скамеечку, я закрыл глаза и началмонолог:

— Яблагодарю тебя, Ванечка, за предупреждение о том, что все наши попытки найтижилье в Новом Свете могут завершиться полным провалом. Из-за ночевок подоткрытым небом мы можем простудиться и захворать, и в результате отдых можетбыть окончательно испорчен. За то, что ты предупреждаешь об этом, я тебяблагодарю и дарю спокойствие и душевный комфорт в виде изящной бригантины салыми парусами, на палубе которой сидят кружком матросы и пекут картошку вкостре.

Когда я закончил благодарение, мы извлеклииз дорожной сумки припасы и немного подкрепились. Затем я отправился к оплотупоследней надежды —зигзагообразному пятиэтажному дому. Образ бригантины с алыми парусаминеотступно следовал за мной. Обойдя один подъезд, я вошел в следующий. Вкоридоре первого этажа навстречу мне попался загорелый мужчина летсорока.

— Что,комнату подыскиваем — обратился он. — Я со своей драгоценной через полчаса уезжаю, так что попробуйзайти, поговори с хозяевами.

Комната оказалась чистой и просторной, сдвумя кроватями, креслом, столом и сервантом. С балкона открывался прекрасныйвид на горы Сокол и Орел, расположенные с двух сторон Зеленой бухты. Цена насвполне устроила, и вскоре мы разбирали вещи.

Впервые Новый Свет я посетил за пять летдо описываемых событий, и с тех пор он покорил мое сердце. Мы с женойпредпочитали загорать и купаться на Царском пляже. На него можно попасть двумяпутями — по узенькой“козьей” тропке от Сквозного грота или по дну небольшого каменистого ущелья.Удобнее и быстрее добираться по ущелью. В первый день отдыха мы наткнулись напрепятствие в лице местного лесника.

Вынужденное знакомство с ним состоялось вовремя моего первого визита в Крым. Прилегающие к Новому Свету окрестностисчитаются государственным заказником. И мы с моим приятелем Костиком поставилипалатку в укромном распадке у склона Сокола, а наутро двинули купаться вРазбойничью бухту. После полудня мы услышали громкие вопли и свист сверху, стропы Голицына. Издававший эти звуки человек с негодованием размахивал руками,однако к морю спускаться не стал, и мы продолжали кайфовать. Когда вечером мыподнялись на тропу, из-за скального выступа, словно привидение, возник тотсамый горластый мужик. Он сильно смахивал на разбойника: всклокоченные черныеволосы и борода, сердитое лицо с пеной в уголках беззубого рта. Предъявивудостоверение лесника, угрюмый защитник природы начал пугать нас штрафом. Мысделали вид, что впервые слышим о каком-то заказнике. На тропе появилось ещенесколько человек, и лесник устремился к ним, оглушительно дуя в свисток. Натом моя первая встреча с ним и завершилась.

Ничего не подозревая, мы с Ленулей шагаличерез можжевеловую рощу, чтобы спуститься затем в ущелье к Царскому пляжу.Словно из-под земли, перед нами выросла фигура лесника и возопила: “Так, ну икуда же мы направляемся!” Пристрастием к дипломатии упомянутая фигура нестрадала, и нам было рекомендовано убираться подальше. Пришлось повернуть назади пуститься на военную хитрость. Сделав большой крюк, мы спустились в ущелье.До Царского пляжа оставалось метров пятьдесят, когда сверху, со склона ущелья,раздался зычный глас вездесущего лесника. Делать было нечего — мы отправились на городскойпляж. На следующий день засады не было, а через день лесник объявился снова,причем не один, а с помощником. Нагрянули они прямо на Царский пляж, как снегна голову, в середине дня. Всем отдыхающим было предложено сматывать удочки илиоплатить пребывание на заповедном пляже. С некоторым опозданием до меня дошло,что сигнал опять завихрился и пора симоронить.

Я поблагодарил лесника за предупреждение отом, что нам до конца отпуска придется купаться на шумном и переполненномгородском пляже, и вместо приятного отдыха нас может ожидать раздражение. Яподарил леснику бутыль из венецианского стекла с целебным маслом, источавшимэротический запах. Бутыль была заключена в плетенку из ивовой коры.

На Царском пляже наступили благодатныевремена. Лишь однажды мы встретили лесника. Он шествовал по набережнойнетвердой походкой, наводившей на мысли о несколько другом содержимомоплетенной бутыли.

Когда до отъезда оставались считанные дни,мы предприняли восхождение на Сокол (высота 476 метров). И хотя до вершины мыне добрались, для Ленули это был настоящий подвиг. Последние метры восхождениядались ей ценой небывалого напряжения всех сил, однако эти усилия были с лихвойвознаграждены. С Сокола открывалась восхитительная панорама. Перед нами как наладони лежали Новый Свет, Судак, Генуэзская крепость, морские бухты, горы,покрытые лесом. Заходящее солнце создавало неповторимую игру света и тени,делая окружающие предметы сверхвыпуклыми и живыми. Причудливость очертанийвызывала ощущение сказки. По телу разливалась упругая волна, будто перетекающаяиз недр Сокола. Казалось, еще миг и ты взлетишь. Ленуля очень гордиласьсобственной победой и потом рассказывала знакомым, как “с языком на плече”карабкалась на Сокол. Симоронский след был зафиксирован в имени: “Я та, которая совершает восхождение на Сокол”, и оно действует безотказно по сей день.

В общем, отдохнули мы замечательно ивернулись домой полные ярких впечатлений, по сравнению с которыми трудности,испытанные в начале путешествия, конечно, блекнут. Но все же, зная Симорон,можно было обойтись и без лишних проблем. Следующая поездка в Новый Свет этоподтвердила.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.