WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |

Закон отрицания отрицания, так же является одним из основных законов диалектики, он характеризует направление, форму и результат процесса развития. Выдвинутый еще в первой половине XIX века Г. В. Ф. Гегелем он был в последствии развит К. Марксом. Согласно закону отрицания отрицания, развитие осуществляется циклами, каждый из которых состоит из трех стадий: исходное состояние объекта, его превращение в свою противоположность (отрицание), превращение этой противоположности в свою противоположность (отрицание отрицания). Итак закон отрицания отрицания есть закон действием которого обуславливается связь, преемственность между отрицаемым и отрицающим, вследствие чего диалектическое отрицание выступает не как голое, зряшное отрицание, отвергающее все прежнее развитие, а как условие развития, удерживающего и сохраняющего в себе все положительное предшествующих стадий, повторяющего на высшей основе некоторые черты исходных ступеней и имеющего в целом поступательный, прогрессивный характер.

Мы не станем останавливаться на разборе множества философских категорий материализма, а сразу перейдем к адоптированному к психологии пониманию этих законов. Закон единства и борьбы противоположностей выражается в единстве психики и ее развитии как борьбе противоположностей составляющих это единство, развитии через разрешение противоречий, где противоречия в психике есть отражение противоречий объективного мира. Причем выражаться они могут не всегда резко, на первых порах они имеют характер лишь различия. Но это лишь начальная форма противоречия, постепенно перерастающая в противоположность, а уже затем в явное противоречие. Немного остановимся на видах противоречий, они бывают антагонистическими и неантагонистическими. Их различает тенденция, заложенная в них, в случае антагонистических противоречий это тенденция обострения и углубления противоречий, которое приводит к их разрешению путем ликвидации одной из борющихся сторон. В общественном развитии такие противоречия характерны для эксплуататорских обществ. Неантагонистические противоречия это противоречия не враждебных противоположностей, а таких сил и тенденций, которые наряду с противоречиями имеют общее в главном, коренном. Тенденция таких противоречий выступает в их смягчении и преодолении. Несмотря на все различие этих противоречий, все они разрешаются в борьбе и путем борьбы нового против старого, борьбы передового, прогрессивного, старого и отжившего. Стоит отметить, что разделение противоречий на антагонистические и неантагонистические носит не только общественный характер, но и является присущим природе. Так как эти противоречия отражаются в психике Психические противоречия, порождаемые антагонистическими общественными противоречиями, и в психике носят такой же характер, то есть характер остроты и жестокой борьбы, в то время как неантагонистические противоречия, отражаясь в психике, протекают более мягко. Однако общей чертой и тех и этих противоречий остается необходимость их разрешения. Разрешение противоречия в психике ведет к разрешению его на практике, но еще не означает этого. Вот почему, будучи внутренне разрешенным в психике человека, противоречие должно быть разрешено и внешне. Но этого может и не произойти. Противоречие может оказаться объективно не разрешимым, то есть еще недостаточно факторов для его разрешения и оно продолжает существовать, сохраняясь в открытом (осознаваемом) или в скрытом (подавленном, укрытом в подсознании) виде. В этом парадоксе во многом выражается и относительная самостоятельность психических процессов, и их научная особенность. В то же время этим принципом подчеркивается их подчиненность общественным отношениям и историческому развитию, которые в свою очередь так же характеризуются законами диалектики.

В жизни обычного человека антагонистического общества противоречия как бы разделяются на бытовые и социально значимые, где только социально значимые противоречия носят антагонистический характер, поскольку прямо вытекают из общественных отношений. Таким противоречием служит выражаемое в форме субъективных отношений противоречие между трудом и капиталом. Наемный работник не может примириться с эксплуатацией со стороны капиталиста, то есть противоречие не может исчезнуть, не будучи разрешенным. Конечно, в жизни мы встречаем массу таких рабочих, которые либо не осознают эксплуатации, либо «примирились» с ней. Но в этом случае противоречие не является психически разрешенным, оно подавлено. О подавлении противоречий его природе, причине и последствиях мы еще не мало поговорим в дальнейшем, а пока перейдем к неантагонистическим противоречиям. Купить в магазине батон или плетенку, является ли это противоречием Безусловно, но это противоречие носит бытовой характер и не является антагонистическим. Подобных примеров можно привести море, но все они не в коей мере не будут носить антагонистического характера.

В то же время эти противоречия могут указывать на антагонизм основных противоречий общества. Прежде чем перейти к рассмотрению следующих законов диалектики в преломлении к психологии отметим, что противоречия в психике, как и в обществе, подразделяются на антагонистические и неантагонистические, хотя может показаться, что они носят как бы общий характер, различаясь только по своим масштабам и роли в психической деятельности человека. Такое ощущение имеет место потому, что противоречивые стороны не существуют материально и можно подумать, что уничтожаемая в ходе разрешения противоречия сторона объективно неуничтожима, поскольку объективно не существует. Тут стоит отметить, что уничтожение не носит материального характера, а имеет место в нематериальной форме в субъективном виде. Антагонизм психических противоречий состоит в том, что стороны не могут мирно существовать, итогом их борьбы должно стать уничтожение одной из борющихся сторон, а не просто ее отрицание. Однако, это уничтожение, как мы отметили, не носит в своей психической сути материальный характер, хотя и ведет к нему. Это связано с тем, что антагонистичность являясь проявлением материальной борьбы в психике, не носит материального характера в силу не материального характера самой психики, хотя и порождаемой материей в виде общества и природы. В силу этих же причин, не материальности внутреннего мира человека, в психике порой очень сложно различить внешние и внутренние противоречия. Психика временное, но не пространственное явление. Психические противоречия по отношению к объективным, прежде всего общественным, носят характер внутренних противоречий, в то время, как вторые характер внешних. При этом и те, и другие представляют собой единое целое, и находятся в непрерывной, взаимно порождающей связи друг с другом. Приведем пример. В человеке заложено противоречие между обществом и природой, это противоречие находит свое отражение и в его психике. Чем прогрессивней строй общества и тем успешнее разрешается это противоречие. Чем прогрессивней строй, тем больше развито сознание человека, а значит, тем успешнее разрешается данное противоречие в психике. Противоречия могут порождаться, как сомой психикой человека, так и непосредственно его бытием. Но и в том и в другом случае они носят характер единства с материальным миром.

В психике, как и в объективном мире, имеет место накопление количественных изменений, и переход их в качественные. Накапливаясь и разрешаясь, противоречия в сознании переходят на другой качественный уровень, где вновь происходит количественное накопление противоречий их разрешение и появление новых качеств. Причем накопление противоречий и их разрешение может протекать по времени как быстро, так и довольно медленно. Скорость накопления и разрешения противоречий носит неразрывно связанный с объективным миром характер, и в значительной мере определяется им, как и сами противоречия. Закон отрицания отрицания в психических процессах носит тот же характер, что в природе и обществе. То есть отрицание в психике человека носит диалектический характер и подчеркивает поступательный характер развития внутреннего мира человека. Психика человека, представляя собой единство самых различных противоречий, и находясь в постоянном движении их возникновения, развития и разрешения, отрицает только те стороны, которые утратили свое значение, перестали быть необходимыми, и в ходе борьбы с новыми психическими сторонами потерпели поражение. В тоже время сохраняются те стороны отрицаемых психических элементов, которые остаются полезными, необходимыми или, по крайней мере, не выступающими помехой для дальнейших психических процессов. В качестве уточняющего момента я хочу пояснить, что имеется в виду под «сторонами» и «элементами». Это мысли, чувства, представления, ощущения, нормы поведения, ценности, интересы и даже потребности, выраженные в сложном единстве психических процессов, протекание которых подчинено всеобщим законам диалектики.

Итак, мы видим, что законы диалектики распространяются и на психику людей, которая выступает нематериально отраженной сутью объективного мира человеческой деятельности. И мы вполне справедливо переносим и применяем принципы материалистической диалектики к ней, а в дальнейшем, возможно не в столь явной форме, мы еще не раз вернемся к законам материалистического познания. Теперь перейдем к рассмотрению психоанализа и психосинтеза, которые являются основными инструментами диалектического познания психики человека, позволяющими наблюдать всю совокупную сложность психических процессов как в ее сознательной, так и в подсознательной плоскости.

Психоанализ.

Психоанализ как научное учение разработан в начале ХХ века Зигмундом Фрейдом.

С самого начала своего появления, шокировав консервативную общественность, он вызвал массу споров, и в тоже время стал одним из величайших творений человеческого ума. Открытие сделанное Фрейдом совершило одну из самых серьезных научных революций психологии в ХХ веке. Немалое воздействие оказал психоанализ и на последующую культуру.

Суть психоанализа состоит в том, что Фрейд постулировал разделение человеческой психики на два принципиально различных раздела — сознательное и бессознательное. Сознательное и бессознательное напоминают разграничение поверхностной и глубинной структур: на поверхности — одно, на глубине — совсем другое. Человек, писал Фрейд, руководствуется в своей жизни двумя противоположными принципами: принципом удовольствия (особенно в детстве) и принципом реальности. Принцип реальности регулируется сознанием; принцип удовольствия, не знающий сам по себе никаких преград — что хочу, то и делаю, — находится в бессознательном. Когда в сознании появляется нечто противоречащее принципу реальности, например когда человек идет по улице и ему вдруг страстно хочется немедленно овладеть идущей навстречу красивой женщиной, то это желание, как, мягко говоря, антисоциальное, вытесняется в бессознательное и видоизменяется в нем в сложной символике, которая потом может проскочить в сознание, на страже которого стоит цензор, охраняющий принцип реальности от принципа удовольствия. Это желание может проявиться в измененных состояниях сознания, например при опьянении, или в сновидении. Оно может присниться ему явно — в виде исполненного желания (то есть он во сне овладевает этой женщиной) либо каким-то косвенным образом, при помощи символического языка сновидения, так как цензор в ослабленном виде, но действует также во сне.

Если вытесненное желание было очень сильным и в то же время натолкнулось на невыполнимые препятствия социального или психологического характера, то оно вытесняется в бессознательное, и может, как говорит Фрейд, произойти фиксация на этом желании, которое становится психологической травмой и долгие годы мучит человека, причем он не понимает в чем дело, так как не в состоянии заглянуть в свое бессознательное. »

Указывая, на особенности психоаналитического воздействия на человека, Фрейд писал: «При аналитическом лечении не происходит ничего, кроме обмена словами между пациентом и врачом. Пациент говорит, рассказывает о прошлых переживаниях и нынешних впечатлениях, жалуется, признается в своих желаниях и чувствах. Врач же слушает, стараясь управлять ходом мыслей больного, кое о чем напоминает ему, удерживает его внимание в определенном направлении, дает объяснения и наблюдает за реакциями приятия или неприятия, которые он таким образом вызывает у больного» [Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М. : Наука, 1989]. Методика предложенная Зигмундом Фрейдом существенно отличалась от всех существовавших тогда подходов к психике. Фрейд даже предложил новое понимание психики человека, в то время считалось, что психика это то, что человек о себе знает. Фрейд указал на то, что человек может о себе много и не знать. А значит, психика состоит из осознанной и неосознанной частей. Это была по тем временам целая научная революция, и Фрейд приобрел себе не только сторонников, но и врагов. Другая новация Фрейда состояло в открытие особой роли полового влечения — либидо. Но, сделав такой серьезный вклад в науку, Фрейд не избежал и заблуждений. Так, ему присуще было искать источники психических травм в сексуальности, и недооценивать общество как источник психических нарушений. Это не было случайным, поскольку в его практике в Вене были в основном состоятельные люди, у которых просто не было других забот, кроме сексуальных. Шоком для Фрейда стала Первая мировая война, с ее далеко не эротическими психическими травмами. Тогда была создана эросно-танатосная теория. Она впервые была представлена широкой публике в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920). Это, безусловно, интересная философски-культурологическая, а не только психологическая, работа. Суть теории состояла в том, что, как ошибочно полагал Фрейд, у человека есть два основных инстинкта, два начала: эрос — любовь, сексуальность и танатос — смерть, стремление, влечение к ней. Если об Эротическом начале еще можно говорить, то тот факт что в человеке нет инстинкта влечения к смерти сегодня не вызывает сомнения. Танатос абсурден, поскольку противоречит общеизвестному инстинкту самосохранения человека. Но заслуживает внимания мнение Фрейда в этой работе, о том, что в сопротивление больного психоанализу видится принцип танатоса, разрушения. Остановлюсь ненадолго на этом вопросе. Дело в том, что сопротивление больного психоанализу есть не стремление к разрушению, а попытка не допустить вторжение в себя другого, и тем самым избежать разрушения. Современный человек склонен понимать всякое проникновение в себя как разрушение.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.