WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||

Оценивая две этих общественно-экономических формации можно отметить, что грубость, расчетливость, коварство и многое другое являются следствием господствующих общественных отношений. Но в то же время для этих периодов истории характерно возникновение таких ценностей, как дружба, любовь, честность и преданность, причем они ни в коем случае, как некоторым может показаться, не являются пережитками первобытного общества. Так в чем же дело С одной стороны возникли такие качества как коварство, а с другой, такие как дружба Это есть закономерное противоречие общественных отношений направленных одновременно и на созидание и на обладание. С одной стороны есть коллективное создание материального продукта, а с другой индивидуальное потребление. Возникает противоречие между собой человека и общества, находящихся при этом в неразрывном единстве. Человек внутренне как бы «распадается» на человека коллективного созидающего и индивидуального потребляющего. Это является выражением переноса общественного противоречия в психическую сферу. Развивая эту тему, отмечу, что коллективно можно потреблять лишь нематериальные блага. И такое потребление в значительной мере ослабляет, возможно, даже снимает, такую внутреннюю противоречивость человека, в антагонистическом обществе. Но первостепенное значение не материальные потребности приобретают лишь на стадии приближения общества к социализму, первой стадии коммунистической формации. В буржуазном обществе, как и в рабовладельческом, и феодальном главный ориентир обладание. Различие только в источнике благ, определяемых и определяющих способ производства. Разумеется, потребности так же подвержены изменениям, они развиваются по мере развития общества, поднимаясь постепенно на более высокую ступень. Несомненно, то что, потребности оказывают значительное влияние на психику, определяя и определяясь в значительной мере тем или иным психотипом. Который в свою очередь является обязательной частью, какой либо общественно-экономической формации.

Формационный психотип в силу объективных, социально-экономических причин внутренне противоречив. Классовые и соцо-групповые психотипы всегда выражают, в каком состоянии находится эти противоречия для данного класса, социальной группы, и как они разрешаются. Входящие в психотип формации классовые психотипы и психотипы социальных групп находятся в непрерывном, но не одновременном движении и развитии. Это изменение в психике может носить и разнонаправленный характер. Так прогресс одних классов может совпадать с упадком других. Это непременно находит свое отражение в психических процессах происходящих в их представителях. Для развивающихся классов психика приобретает новые качества, интересы и нормы поведения. Появляются новые потребности, психотип активно развивается, приобщая к себе новое и отчуждая не нужное, старое. В то время как для загнивающего класса характерна иная ситуация. Он постепенно разрушается, поскольку его качества утратив свою актуальность, утрачиваются. На смену им приходят другие направленные скорее на удержание своих общественно-экономических позиций. Это накладывает отпечаток на его психику. Так на поздней стадии капитализма, в связи с утратой своей функции управления в экономике буржуазия неизбежно утрачивает такие качества своего психотипа, которые связаны именно с ним (стремление к знаниям, умение организовать производство и т. д. ), но при этом сохраняет качества связанные с общественным господством и ростом потребления. Полагаю, для большей ясности стоит добавить, что любой класс может развиваться только в отведенных ему общественно-экономических границах. Буржуазия не может в один прекрасный день полюбить рабочий класс и избавить его от своей эксплуатации, поскольку это противоречит ее классовой сути и исторической роли. В свою очередь психика рабочего класса тоже изменяется вместе с общественно-экономическими отношениями. На современном этапе он приобретает те качества, которые необходимы для участия в управлении производством. Связано это, прежде всего с общественно-экономической необходимостью таких изменений. Подобное изменение требований к психическим качествам накладывает свой отпечаток на интересы и потребности присущие классовому психотипу, меняются его интеллектуальные ценности. Каждый из таких случаев нужно рассматривать в своей конкретности, а нас в данный момент интересует сущность, а не особенности.

Подведем итог рассмотренных примеров. Классовый психотип развивается по мере развития общественно-экономических отношений. Он приобретает необходимые ему в новых условиях черты и утрачивает старые, потерявшие актуальность. Эти же особенности имеет и формационный психотип. Все это выражает эволюционную стадию развития социально-исторических психотипов, в то время как в революционной стадии происходит резкая смена ценностной ориентации, интересов, потребностей и поведенческих норм в силу смены самих общественно-экономических отношений. Вся психика сохранившихся и появившихся психотипов коренным образом изменяется согласно смене основных ориентиров общественного развития. А ряд классовых психотипов исчезают в месте со своим носителем, то есть классами. В свою очередь один формационный психотип сменяет другой.

В коммунистическом обществе, где противоречие между коллективным созиданием и индивидуальным потреблением в значительной мере снимается, поскольку потребление в общественно определяющей мере приобретает активный, нематериальный, творческий характер, являясь при этом коллективным, то есть не пассивным — массовым, как обстоит дело в другие эпохи с некоторыми потребностями, и постепенно сливаясь с процессом труда. Иными словами, более высокая степень коллективного потребления, основанного на совместной деятельности, а не групповом поглощении значительно изменяет психику человека, ломая в нем представление: «потребление это Я». Оно заменяется на: «Потребление это МЫ», таким образом, постепенно снимается ряд противоречий между индивидом и обществом. Я думаю теперь не у кого не вызывает непонимания то, что капитализм стремится как можно дольше не допустить развития таких потребностей. Это его стремление находит выражение в обществе потребления, где именно индивидуальное потребление возведено в культ. Такой требующий постоянных жертв фетиш отвлекает человека от творческого потребления

Мы, рассмотрев первобытное общество и рабовладельческий строй, уже не раз касались феодальной, капиталистической и коммунистической формации. Было отмечено преобладание индивидуальных — материальных потребностей для всех, кроме последней, общественно-экономических формаций, и определяющее их влияние на психику. Коллективное творческое потребление в последней, коммунистической формации, может являться еще и созиданием. Произойдет объединение производства и потребления, разумеется, это произойдет в нематериальной сфере. Труд, таким образом, станет потребностью всех и каждого. Думаю, стоит привести пример из современности. Пользователи активно исправляют ошибки в компьютерных программах, с которыми они работают. Исправления отправляют авторам этих программ, затем они предоставляются всем желающим, то есть предоставляется возможность скачать дополнения к программам в Интернете. Подобным образом пользователи — коллективные потребители одновременно выступают и создателями. То есть потребление превращается в творческое созидание, превращаясь в потребность через свою потребительскую суть. Вот другая сторона этого примера. В обществе широкую известность приобрел стереотип внешности хакера, высоко профессионального программиста. Это человек, крайне свободно относящийся к вещам, небрежно одетый, не стриженный и небритый, таким он нередко предстает перед нами в фантазии. Такое представление не является случайным. Современный человек отчетливо осознает, что вещи для него как предмет потребления утрачивают свою первостепенность. Он, творческая личность, увлеченная своим делом, программист, не ставит для себя на первое место дорогую марку машины, часов, джинсов или дивана, вес для него имеет компьютер, но и он лиши средство удовлетворить свою творческую потребность — созидание. Однако описанное выше представление, несмотря на свою иллюстративность, не является совсем точным, поскольку основано на некоторой вульгаризации образа. Мы специально упрощенно перенесли отрицание культа вещей на внешний вид человека, в то время как отрицание культа еще не означает отрицание необходимости. Человек нуждался, и будет продолжать нуждаться в вещах, но его отношение к ним не всегда будет таким, каково оно сегодня у большинства людей. Проявлением этого может служить мода у левой молодежи срезать с вещей надписи и лейблы фирм изготовителей. Точно так же коллективное творчество-потребление современных компьютерных пользователей еще не представляет собой примера того труда-потребности, который появится по мере социально-экономического развития у человека при коммунизме, но оно уже несет в себе его зачатки.

Работа этой главы открыла и показала нам, что психика носит исторически мобильный, формационный, классовый и социо-групповой характер. Мы смогли оценить на некоторых примерах весь ее сложный, движущийся и противоречивый характер. Было рассмотрено единство психических и социально-экономических процессов развития общества, обнаружено новое направление в диалектической психологии (социально-исторические психотипы) и сделаны первые шаги к его изучению.

Социально-исторические психотипы.

Мы постепенно, по мере рассмотрения человеческой психики в рамках исторического процесса в совокупности с классовой сутью подошли, к самому основному в этой работе. В одной из предыдущих глав были рассмотрены личность и характер. Теперь, когда речь идет о социально-историчности психики, необходимо разобрать в этом преломлении понятие «личность». Я не случайно выпустил от суда характер. Характер есть лишь реализация имеющихся у человека качеств в то время, как личность есть сами эти качества. А для нас важно в первую очередь увидеть «качества эпохи», а реализация их без особого труда может быть выведена, зная социально-исторические условия и конкретные особенности личности. Вот почему целесообразно ввести новое понятие социально-исторический психотип, что уже было сделано в предыдущей главе. Поясню, что социально-исторический психотип является лишь адоптированным к конкретным социально-историческим процессам понятием «личность».

И так мы закономерно пришли к тому, что социально-исторический психотип это не что иное, как личность в ее общественно-исторической специфике. Качества присущие социально исторической личности выражают ее место в общественных отношениях, на какой либо стадии истории и являются следствием самих этих отношений. Но все выше сказанное нуждается в одном уточнении. Дело в том, что личность несет в себе индивидуальность, в то время как психотип несет в себе общность. Иначе, психотип не идентичен личности, он несет в себе лишь ее часть, характеризующую социально историческую особенность представителей общественно-экономической формации, того или иного класса, или социальной группы. Вот почему сравнивая определения личности и психотипа не сложно видеть, что понятие «качество» заменено на «ценность», а также в определение психотипа присутствуют еще и потребности, которых нет в «характере». Все это указывает на то, что несмотря на всю свою связанность психотип и личность не являются одним и тем же. Психотип эпохи, или класса несет в себе отпечаток всей совокупности личностей, в то время как каждая отдельная личность несет в себе особенности психотипа ее исторической формации или социальной общности.

Так что же такое социально-исторический психотип Каково его определение В одной из моих первых статей по данной теме оно уже приводилось, но теперь мы увидим его в несколько измененном виде. Это не случайно, поскольку в предыдущей главе мы немало поработали над этим понятием. Социально исторический психотип, это динамичная, относительно устойчивая целостная система стандартных интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых ценностей, потребностей и поведенческих норм, присущих индивиду той или иной эпохи в зависимости от его классового происхождения и (или) классовой ориентации. Социально-исторический психотип выражается в коллективных особенностях сознания и деятельности индивидов. Это определение не родилось на пустом месте, нужно отметить огромный вклад Эриха Фромма в социально-историческое понимание психики как основополагающее, в противовес Фрейду, не уделившему общественному должного внимания. Мы уже говорили в предыдущей главе об этом и довольно подробно проанализировали вопрос. Теперь в повторение вышесказанного мы можем отметить следующее. С одной стороны американский ученый внес большой вклад в понимание данного вопроса, но с другой стороны Фромм не раскрыл проблемы до конца. Иначе, он не пошел дальше к классовости и историчности характера, хотя и указал на то, что характер формируется в постоянно изменяющихся в социальных условиях. Но то, что он сделал, уже заслуживает почтения.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.