WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 |

Развитие общественной психики, выражаясь в индивидуализованных изменениях совокупности характеров индивидов эпохи, состоит в изменении самих основ личности. Личности определенной исторической стадии в их обобщенном выражении образуют набор типичных черт, которые и характеризую специфичность всей совокупности личностей этого социально-временного этапа. Другими словами в такой обезличенной, но социально-исторической личности находят выражение наиболее общие для каждого индивида определенной эпохи черты, это так называемый социально-исторический психотип. Он представляет собой абстракцию, набор характеристик исторически типичных фактически для каждой личности того, или иного этапа истории. Всякая общественно-экономическая формация имеет свой социально-исторический психотип (именуемый формационным) распадающийся на классовые психотипы и (или) психотипы социальных групп. Этот психотип находится в постоянном социально-историческом движении, и проходит три основные стадии развития. Эти стадии не представляют ничего особенного и идентичны трем, возможно условным, стадиям любой общественно-экономической формации. Какие это стадии Перечислим их:

— становление;

— господство;

— отмирание.

Первая стадия это период утверждения данного способа производства, вторая — когда строй прочно закрепился и охватил все стороны жизни, это стадия относительно беспрепятственного его расширения, третья, когда формация начинает распадаться с одной стороны из-за зарождения нового способа производства с другой пытается выжить, пустив корни в глубь старых отношений. Относительно коммунизма мы ничего не можем пока сказать, так как это строй только надвигающегося будущего. Хорошим примером третьей стадии из современности является «общество потребления», пускающее корни даже в психические процессы, и пытающееся подчинить их себе. Нам известны следующие общественно-экономические формации: первобытный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм и коммунизм, существующая пока во многом только в теории. Из этих систем характер антагонистических, эксплуататорских носят только три: рабовладение, феодализм и капитализм; коммунизм же и первобытнообщинный строй, будучи не эксплуататорскими стадиями развития общества, имеют существенные отличия от эксплуататорских формаций, суть которых сводится к отсутствию в обществе антагонистических противоречий. Каждой из известных нам общественно-экономических формаций свойственны все три стадии развития, но только совершающиеся в психике, эти стадии имеют характерные особенности свойственные только данной формации:

— ранняя;

— классическая;

— поздняя.

Этим периодам присущи те же особенности, что их аналогам в общественно-экономических формациях, но в психическом выражении, все же уточним. На первой стадии, а каждая стадия это как правило не одно поколение, психика перестраивается на новые ориентиры, происходит утверждение новых ценностей и потребностей, меняется пропорции и набор интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых качеств, и поведенческие нормы устанавливаются согласно существующим общественно-экономическим отношениям. На второй стадии устанавливается как бы господство того, что выстраивалось в ходе первой стадии. На третьей стадии происходит процесс постепенного разрушения теряющих актуальность в своем прежнем виде совокупности ценностей, постепенно изменяются поведенческие нормы. Это происходит из-за того, что в общественных отношениях утверждаются новые ценности, потребности и интересы. Старый строй изжил себя и происходит постепенный его распад, этот распад переносится, и на общественную психику, протекая параллельно с возникновением новых ориентиров. Однако параллельность это процесса не означает его одновременности, развитие как общественной, так и индивидуальной психики может, как запаздывать, так и идти вперед, по отношению к реализации назревших социально-экономических преобразований. В этом находит свое выражение закон параллельной неодновременности развития психики и общества.

На первой стадии в общественной психике, старое постепенно отмирает, а уже победившее новое утверждается на его месте, этот процесс, несмотря на кажущуюся простоту, тем не менее, является противоречивым и довольно сложным. На второй стадии процесс развития протекает достаточно беспрепятственно, впрочем, я говорил, что это деление на этапы является условным, абстрактным, поскольку пережитки старого могут тащиться по истории еще не одну формацию, в то время как свое зарождение новая формационная психика может найти довольно далеко от формации ей предшествующей. Так капиталистические отношения зародились еще в период рабовладения, а некоторые феодальные пережитки живы и по сей день. Но рассмотренные нами стадии являются лишь эволюционными, и потому полностью не характеризуют исторический процесс психического развития, вот почему стоит обратить внимание на то, что существуют еще революционные периоды в истории общества, а значит и психики.

Поставленный Эрихом Фроммом вопрос: «Иметь или быть»,- в одноименной работе был и остается самым актуальным на сегодня вопросом для общества. Но несет ли он в себе ту вечность и универсальность, которую ему приписывают Нет, поскольку, еще не для одной общественно-экономической формации кроме капиталистической не стоял вопрос о смене первостепенности материальных потребностей. В наше время, ставшее кризисным для капитализма, приоритетность приобретают нематериальные потребности, потребности в информации и самореализации, в интеллектуальном труде. Словом все то, что еще в середине ХХ века во главе угла поставили сторонники Гуманитарной теории личности, а в том числе и Фромм. Но реализовать все это человечество сможет лишь после ликвидации отживших буржуазных общественных отношений, выступающих помехой в движении к новому обществу. Итак, мы вплотную подошли к вопросу о революции. Как и в обществе, в психике постепенно накапливаясь противоречия, требуют своего разрешения. Бывает так, что в психике противоречия уже созрели, а в обществе нет. Тогда, как об этом речь шла в предыдущих главах, они остаются не разрешенными и либо подавляются, либо осознанно признаются «не разрешаемыми» и откладываются, то есть подавления не происходит, и информация о проблеме сохраняется сознанием. В последнем случае не причиняя человеку серьезной травмы, поскольку он постепенно разрешая другие противоречия, стремится приблизиться к разрешению этого противоречия. В итоге его психику мучает только нетерпение познания, а не невроз. Когда созревают глобальные, то есть значимые для всего общества, противоречия и в сознании и в материальном мире они разрешаются посредством социальной революции. В ходе этого качественного перелома резко меняются и общественные отношения, и психические ценности и ориентиры. Получается так, что революция в обществе совпадает с революцией в психике, а поскольку внутренний мир людей является отражением их материального мира, то единство такой одновременности вполне закономерно. Но, зная, что объективные всеобщие общественные процессы для разных социальных групп протекают с разной скоростью можно без особых затруднений объяснить тот факт, что некоторые психические противоречия могут оказаться временно «не разрешаемыми». Так же сюда следует добавить и то, что хотя социальная революция и означает революцию в психике, но эта перемена может происходить и довольно сложно, дело тут в немалой степени зависит от того, насколько в сознании людей разрешены противоречия предыдущей формации. Может произойти и так, что психическое состояние общества, либо отдельных классов, окажет самое неблагоприятное воздействие на революционные процессы в обществе, или на постреволюционные процессы строительства нового общества.

Подведем итог наших рассуждений. Психическое развитие общества, классов, социальных групп и индивидов носит исторически подчиненный характер. При этом оно относительно самостоятельно в своих процессах и может, как запаздывать, так и немного уходить вперед по отношению к социально-экономическим процессам. Это запаздывание или опережение во многом зависит от того насколько общество, или те или иные его социальные составляющие сумеют овладеть и применить, хотя бы только и в психической сфере, теми знаниями, которые сумело накопить общество. То есть, от роли и уровня сознания того или иного общества, класса или социальной группы напрямую зависит характер исторического развития. Не только бытие определяет сознание, а так же характер подсознательных и бессознательных процессов, но и сознание, подсознательное и бессознательное влияют на бытие. Это влияние реализуется как в жизни и деятельности отдельного человека, так и всего общества.

Общественные психические изменения протекают в следующей последовательности, параллельной, но далеко не всегда одновременной с аналогичными изменениями в социально-экономической сфере:

ФОРМАЦИЯ (три ее психостадии)РЕВОЛЮЦИЯФОРМАЦИЯРЕ…

Теперь, когда мы разобрали стадии психотипа и их характер, в общем, настало время рассмотреть их в приближении, чтобы уже затем перейти к формационным и классовым психотипам, но для этого необходимо сперва дать определение психотипа, к которому мы постепенно приблизились. Что же такое психотип Социально-исторический психотип представляет собой системный набор стандартных интеллектуальных, социально-культурных, морально волевых ценностей, потребностей и поведенческих норм свойственный всем общественным классам и как бы объединяет их в психо-формационное единство.

В первобытном обществе не существовало классов, а значит, не существовало и классовых различий психики, а социально исторический психотип, в данном случае первобытный формационный, носил общий и конечный характер. Но для нас сейчас важно другое, а именно, какие особенности имеет психотип в этой формации. Начнем с потребностей и ценностей, трудность существования человека в первобытном обществе выводит на первый план удовлетворение материальных потребностей человека. Это приводит к первичности для всего данного исторического этапа ценности материального продукта. Интеллектуальные, волевые и культурные качества психики индивида выступали, как общественно значимая ценность лишь тогда когда могли способствовать его пропитанию, или удовлетворению другой естественной потребности. В буржуазном обществе, к примеру, интеллект оценивается по тому, насколько он позволяет принести денег его обладателю, а не по той пользе, которую он может принести обществу. Такой вульгарно-материалистический подход типичен для всех докоммунистических стадий общества, за редкими историческими этапами в них, в принципе не опровергающими правило. Поведение индивида в первобытном обществе было тем свободней, чем большей способностью удовлетворить свои потребности он обладал. А это выводило на первый план физическую силу как ценность. Тяжелые условия существования людей в первобытном обществе способствовали существованию примитивного общества. Для первобытного общества все довольно просто и все ценности и правила поведения определялись только желанием выжить. Так же с суровой необходимостью выживания связаны знания и верования первобытного человека.

В более позднем рабовладельческом обществе ситуация меняется. На его зрелом этапе, мы можем более отчетливо наблюдать другую картину: хотя материальные ценности сохраняют свое господство, но появляются и духовные, постепенно приобретающие большое значение. Все это, а в том числе разделение общества на классы меняет приоритетные качества. Поскольку господствующими были рабовладельческие отношения, то главными становились те черты, которые позволяли обогатиться и сохранять богатство, словом в лучшем виде участвовать в общественных процессах. Большое значение приобрели такие чуждые первобытному человеку черты как хитрость и расчетливость. «Идеальное» поведение тоже строилось на таких способностях, которые позволяли бы поближе подобраться к хорошей жизни рабовладельца. Но немного уточню кое-что, эти черты были присущи, прежде всего, основным классам, а ведь именно они определяли весь характер тогдашних отношений. Конечно, другие классы в зависимости от их приближенности к господствующему тоже находились под сильным влиянием таких ценностей. К слову, отмечу, что процессы их приобщения к рабовладельческой морали носили развивающийся характер, а значит, их психические ценности постепенно менялись от доклассовых к рабовладельческим. По ходу перечислим классы рабовладельческого общества. К основным классам этой формации относят рабовладельцев и рабов, к вторичным же относятся: крестьяне, ремесленники и буржуазия. Но как же рабы, неужели они тоже постепенно подпадали под качества психотипа Казалось, такой вопрос должен поставить нас в тупик, однако, это не так. Рабы, несмотря на всю их беспощадную эксплуатацию, не являлись в своей исторически зрелой стадии чуждыми психических ценностей строя. Об этом говорит масса примеров. В Римской империи эпохи принципата мы знаем море случаев, когда вольноотпущенники, то есть бывшие рабы, становились баснословно богатыми. При этом они не редко превосходили в «психических качествах» своих бывших хозяев.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.