WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Далее на фоне вышеописанных психофизиологических сдвигов возникает очень интересное и сложное защитное явление условно названное нами «концепции болезни». Оно состоит в том, что установка сознания концентрируется на факте своего плохого самочувствия. Происходит спасительное для психики смещение акцента переживаний с психической травмы на сомато-вегетативный аккомпанемент стресса. Причем больной остается полностью ориентированным в моменте начала заболевания, его причинах. Пациент, как правило, на этом этапе обращается к врачам-терапевтам, во-первых, в поиске помощи, и, во-вторых, для бессознательной социализации новых акцентов своей ситуации, «концепции болезни». Здесь мы видим не что иное, как актуализацию ролевого поведения и условно выгодной становится именно роль больного человека. Получив подтверждение у терапевта о реальности болезненного состояния (чаще всего диагнозом ВСД), больной начинает манипулятивно воздействовать демонстрацией факта своего плохого самочувствия и подтвержденного заболевания на источник своего стресса (а, как правило, это всегда конкретные и достаточно близкие люди). Больной предъявляет свое плохое самочувствие, явно или намеками, и своим поведением обличает обидчиков, призывает окружающих помочь, посочувствовать. Как показывают литературные данные, подавляющее большинство больных этой категорией начинают свой ««невротический путь» с терапевтов, несколько реже с невропатологов.

Следует сказать, что в большом проценте случаев эта тактика приводит к положительным результатам, и напряжение психотравмирующего давления спадает, или даже травмирование прекращается вовсе. В большинстве случаев это выражается в нормализации поведения супруга, супруги, детей, близких родственников, в ослаблении прессинга с их стороны. Мужья прекращают пьянство, изменять женам, сотрудники перстраивают свое поведение, дети начинают выполнять требования родителей и т.д. Т.е. невроз в большом проценте случаев самокупируется, поскольку послабляется причинный фактор и больной человек не попадает в поле зрения психиатра. Эта ситуация совершенно логична для всей области пограничной психиатрии – некоторые патологические ситуации естественным образом разрешаются в жизни, другие же требуют профессиональной медицинской помощи.

Если травмирующий фактор не устраняется, не послабляется, то состояние больного затягивается, хронифицируется – больной начинает уже постоянно обращаться к врачам. Как правило, на этом этапе возникает ятрогенное усиление симптоматики, поскольку терапевты не находят объективных подтверждений состоянию больного, назначают новые и новые обследования, начинают консультировать пациента у невропатологов или психиатров. Опрос терапевтов в отношении этой категории больных показывает, что у врача-терапевта они вызывают большое напряжение, даже раздражительность, поскольку врачи интуитивно чувствуют, что эти пациенты «ушли в болезнь» не имея реальной сомато-вегетативной патологии. Невропатологи, чаще всего, уверенно пытаются лечить невротическое состояние, поскольку традиционно неврозы до сих пор описываются в их литературе и они убеждены в своей компетенции. По нашим наблюдениям, случаи излечения неврозов у невропатологов на самом деле являются ситуациями, когда само попадание больного уже не к терапевту, а к неврологу расценивается всеми окружающими как более высокая степень страданий, чем у тех, кто лечатся у терапевта. Далее возникает уже вышеописанный механизм реагирования окружающих, причастных к психическому травмированию и психогенное давление снижается по своему напряжению. Необходимость в неврозе, как в защитном образовании послабляется или исчезает совсем и состояние больного постепенно улучшается. На этом фоне фармакологические средства, нормализующие вегетативные функции и психическое состояние играют, несомненно, положительную роль. В случаях, когда этого послабления не происходит и состояние больного остается плохим или даже ухудшается в силу актуального наличия затяжной психотравмирующей ситуации, то рано или поздно больной попадает на прием к психиатру. Нередко видимость этого ухудшения возникает за счет усиления ролевого поведения, что выражается в большей демонстративности, яркости и красочности предъявления симптоматики (заострение истерического компонента состояния). Этот факт (направление к психиатру), в свою очередь, согласно распространенным культуральным представлениям, свидетельствует о предельной степени неблагополучия нервной системы человека и на этом витке динамики невроза травматическая ситуация вновь может ослабнуть практически при любом виде лечения со стороны специалиста.

Очень важно отметить одну тенденция в динамике невротического состояния. Она состоит в том, что при явном снижении порога чувствительности к травматической ситуации у больных наблюдается относительное повышение порога чувствительности к другим стрессам, не имеющим прямой связи с основной психогенией. В беседе пациенты свои прошлые проблемные ситуации оценивают более облегченно. Они словно подчеркивают, что до развития актуальной сейчас ситуации их жизнь вообще была не просто удовлетворительной, а даже хорошей. Очевидно, что такая переакцентировка является выражением стремления больного подчеркнуть тяжесть своего страдания, поскольку в бытовом сознании внезапные страдания оцениваются как более тяжелые. Иногда их поведение посит характер практически полной ареактивности на психогенные факторы другой модальности. Это вполне понятно в силу общей концентрированной направленности психики больного неврозом решить конкретную психотравмирующую ситуацию.

Таким образом, в предлагаемой модели мы наблюдаем следующий комплекс признаков, облигатный для любой разновидности невроза. Это следующие параметры: 1. Суб- или депрессивный фон настроения. 2. Астенические симптомы. 3.Сомато-вегетативные расстройства функциональной природы. 4. Усиление ролевого и манипулятивного поведения (истерический компонент). 5. Осознание (фиксация в сознании) причин приведших к заболеванию. Эти признаки должны быть определяемы при любой разновидности невротического состояния.

При таком подходе к пониманию невротических состояний снимается проблема дифференциальной диагностики различных видов неврозов, поскольку это состояние оказывается комплексным, полифоническим, где на паритетных началах сосуществуют различные расстройства. Существует как бы «единый невроз», а в зависимости от большего удельного веса тех или иных симптомов можно, чисто условно, выделять уже ранее известные виды неврозов. Так, например, при преобладании ролевого, манипулятивного поведения невроз выглядит как истерический, но в его структуре будут присутствовать депрессия, астения, сомато-вегетативные или даже псевдоневрологические симптомы, а также понимание причин своего заболевания. В случае преобладания астенических расстройств картина будет укладываться в неврастению или астенический невроз, но в нем будут и сомато-вегетативные и депрессивные и соответствующее ролевое поведение и понимание причин приведших к болезненному состоянию (переутомление). В случаях преобладания сомато-вегетативных расстройств состояние оформляется в ипохондрический невроз. При преобладании жалоб на сниженное настроение невроз будет выглядеть как депрессивный и т.д.

Невротические развития.

При утяжелении, а главное, более длительном существовании психотравмирующей ситуации возникают дальнейшие процессы приспособления больного к хроническому психическому стрессу.

Здесь происходит качественная перестройка невротической структуры. Начинает размываться «концепция болезни» – она превращается в «концепцию неудавшейся жизни». У больного растворяется в сознании момент начала заболевания, как граница благополучного и неблагополучного периодов жизни. У пациентов развивается ощущение, что вся жизнь была цепью неудач и несчастий, что люди относились к ним всегда несправедливо, что им не дали в свое время хорошего воспитания и образования и т.д. Углубляющаяся депрессия толкает к кататимному переосмыслению жизни, и она (сама жизнь) начинает казаться не сложившейся, - человек начинает думать, что ему всю жизнь не везло и его заболевание – эпизод в длинной цепи несчастий. Больной превращается в занудливого, ворчливого человека, способного говорить только о своих несчастиях. Их эгоизм и центрированность на проблемах собственной личности иногда просто поражает. Больные начинают навязывать разговоры о своих неприятностях, самочувствии окружающим. Последние, рано или поздно начинают реагировать на это весьма негативно, что приводит, в свою очередь, к усилению конфликтности. Заметна тенденция посеять в возможно большей круге окружающих лиц чувство вины, что заставляет лиц испытывающих такое чувство активнее предлагать свою помощь. Стремление вызвать у окружающих чувство вины является подчас весьма тонким манипулированием, напоминает какую-то патологическую игру. При невротическом развитии исчезают колебания в степени выраженности нервно-психических расстройств, и состояние становится непрерывно тягостным для больного без периодов послабления. Больной в ответ на любое стрессовое воздействие начинает реагировать обострением невротического комплекса. Эти состояния иногда бывает трудно отличить от вялотекущей неврозоподобной шизофрении, поскольку во внутренней картине болезни затушевывается и маскируется психогенный стержень состояния. Таким образом, для диагностики невротического развития необходим следующий набор симптомов: 1. Постоянно депрессивный фон настроения 2. Постоянное присутствие функциональных сомато-вегетативных расстройств. 3. Фиксированная роль больного, становящаяся единственной формой ролевого поведения. 4. Трансформация «концепции болезни» в «концепцию неудавшейся жизни» 5. Размывание в сознании больного запускающего психотравмирующего фактора 6. Универсальность реагирования усилением невротической симптоматики на любой стрессовый фактор.

В случаях невротического развития личности практически уже невозможно бывает различать формы состояния. Возникает достаточно монолитный конгломерат с незначительными колебаниями в степени выраженности тех или иных компонентов невротического состояния. Первичная диагностика невротического развития личности представляет подчас немалые трудности, поскольку больные в большой степени искаженно излагают историю своего заболевания. В массиве жалоб непросто вычленить начало невроза, уточнить его динамику. Внешне больные начинают напоминать давно страдающих больных с неврозоподобной вялотекущей шизофренией у которых, действительно, чаще всего не прослеживается динамика, характерная для психогении и общая картина становится аморфной и невнятной. О трудностях диагностики в этих случаях в свое время много писала Н.С. Лакосина.

Динамика невротических расстройств. Общая оценка клинической динамики невротических расстройств показывает, что психогенные процессы могут пойти по следующим направлениям:

  1. В случаях постепенного усиления травматического воздействия возможно разворачивание симптоматики по схеме утяжеления в плане вышеописанных тенденций – адаптационные реакции – невротические реакции – невроз – невротическое развитие личности. Сроки перехода симптоматики на каждый новый уровень оценивать можно только приблизительно. Главной опорой в диагностике каждого этапа должны быть качественные трансформации симптоматики. При катастрофальном утяжелении психотравмирующего воздействия, а так же при первичном тяжелом психическом травмировании, могут развиться какие-либо реактивные психозы, описание которых не входило в задачу настоящего сообщения.
  2. При послабении или исчезновении внешнего психотравмирующего воздействия возможно самокупирование невротических расстройств на любом этапе вышеописанной динамики, хотя уровень невротического развития личности в практическом смысле вряд ли обратим. В практике мы не наблюдали ни одного такого случая. После неврозов всегда остаются резидуальные постреактивные явления.
  3. Соматизация невротической картины. На любом уровне тяжести невротических состояний у больного возможет срыв, пробой психосоматического барьера и может развиться какое-либо уже не функциональное, а реальное психосоматическое заболевание. В этом случае больные, как правило, выпадают из поля зрения психиатров и наблюдаются у терапевтов. Если в специализированных отделениях неврозов больным оказывается эффективная терапевтическая помощь и у них остаются психогенные обстоятельства, то такие больные могут долгое время оставаться во взаимодействии с психиатрами, но это бывает редко. Истинное соматическое заболевание чаще всего уничтожает невротические расстройства. Дело в том, что соматическая болезнь приводит стрелки с проблем психологической адаптации на витальные проблемы. Здесь возникает угроза физическому здоровью, напрягается инстинкт физического самосохранения и психогенная ситуации, хотя и не исчезает полностью, но в разной степени дезактуализируется. От нее остается депрессивный фон, может оставаться и манипулятивное поведение, которое теперь может обслуживать соматическую болезнь.

Проблемы дифференциальной диагностики. Любая модель устанавливает некоторые разграничения со смежными явлениями. Вышеописанная модель структуры и динамики невротических расстройств так же требует установления границ с другими феноменами клиники пограничных расстройств.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.