WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

Это очень мощный патопластический фактор и на сегодняшний день до конца он не изучен. Какие бы психические болезни мы не взяли, они все протекают различно у мужчин и женщин. Во-первых, заболеваемость теми или иными болезнями различна у мужчин и женщин. У женщин, например, чаще встречаются неврозы, атрофические заболевания головного мозга, сосудистые заболевания головного мозга, нервная анорексия, любовный бред (эротомания). Мужчины значительно чаще страдают алкоголизмом, наркоманиями, черпно-мозговыми травмами, у них чаще встречается бред ревности, изобретательства, реформаторства. По нашим наблюдениям у женщин в структуре синдрома психического автоматизма почти всегда присутствуют эротические темы, идеи сексуального насилия у мужчин практически не бывает. Сам алкоголизм формируется несколько различно у мужчин и женщин. Непрерывная, ядерная формы шизофрении чаще встречаются у мужчин, а рекурентная у женщин. Замечено, что практически при любых психических заболеваниях в позднем возрасте у женщин преобладает продуктивная симптоматика, а у мужчин негативная. Психопатизация личности так же имеет несколько различный спектр и структуру у мужчин и женщин, и частота встречаемости различных психопатических типов так же различна. Если говорить о клинике пограничных расстройств, то здесь так же значительны различия мужчин и женщин в специфике и структуре внутренних конфликтов, психогенных расстройств. Половой деморфизм психических заболеваний, почему-то, сегодня мало интересует исследователей, но разработка этой темы, несомненно, привнесет в клиническую психиатрию много нового.

Фактор возраста

Фактор возраста имеет несколько аспектов своего влияния на симптоматику. Во-первых, этот фактор нас интересует в смысле примерного соответствия биологического возраста и возраста социально-психологического. В психиатрии мы нередко не видим параллелизма – между психологическим и биологическим развитием. Во-вторых, возраст человека это определенный жизненный опыт, это специфические возрастные проблемы: пубертатный криз, зрелый возраст, пенсионный возраст и т.д. В широком смысле это уровень существования и развития личности. Но возраст это еще и состояние соматической сферы, степень зрелости мозга в первую половину жизни, инволюционные изменения мозга во второй. Существуют синдромальные состояния, тесно связанные с возрастом заболевшего. Например, гебефрения, кататония в подавляющем большинстве случае встречается в детском и подростковом возрасте. Пранойя чаще встречается в зрелом и реже в пожилом. Шизофрения характеризуется наибольшим расцветом и разнообразием в зрелом возрасте. Многие феномены клиники шизофрении не встречаются у детей раньше определенного возраста, другие расстройства практически не встречаются в возрасте инволюции. В инволюционном периоде встречаются атрофические заболевания, хотя болезнь Альцгеймера явно молодеет. Известно, что практически все психические заболевания протекают атипично в пожилом возрасте.

Детские психиатры и психологи работают в более трудной ситуации, чем взрослые, потому что у детей есть периодизация развития психических функций и привязанная к этой шкале периодизация психопатологических феноменов.

Тематика бреда, например, так же связана с возрастом. Бред ущерба не бывает в молодом возрасте, он бывает в позднем, а в последнем, в свою очередь, не бывает «бреда иных родителей» и т.д.

Фактор преморбидной личности

Этот фактор существенно связан с фактором возраста, но все-таки этот параметр особенный. Интуитивно мы догадываемся, что структура личности так или иначе участвует в построении любого психического заболевания, мы только не всегда знаем как именно. Мы знаем, какие личностные аномалии чаще встречаются при неврозах, при шизофрении, какие типы формируются при алкоголизме, органической патологии головного мозга. Известно, что алкоголизм формируется несколько различно, у различных личностный типов (Иванец Н.Н.). Мы знаем из опыта, что чем более гармонична и развита личность, тем в меньшей степени она травмируется до степени развития психогенных расстройств.

Знание преморбидной структуры личности необходимо как ориентировочная цель лечебного процесса, хотя возврат на прежний уровень в личностном функционировании полностью вряд ли возможен. В психотерапевтическом процессе, чрезвычайно важно знать какими системами психологической защиты располагал пациент до заболевания, а эти структуры относятся так же к системе личности.

Фактор локализации поврежденной функции.

Широко известно, что многие высшие психические функции имеют свою локализацию и мозг в этом отношении неоднороден. Фактор локализации достаточно хорошо изучен для органических поражений головного мозга. Известно, что инсульты различно манифестируют и протекают в зависимости от того, какое полушарие вовлечено в патологический процесс. Атрофические заболевания головного мозга диагностируются первоначально по клинической картине, но мы знаем, что различия между болезнью Пика и Альцгеймера определяются топикой поражения. От локализации эпилептического очага существенно зависит клиническая структура эпилептического пароксизма (Чебышева Л.Н.). Односторонняя пространственная агнозия в подавляющем большинстве случаев выявляется при левостороннем поражении головного мозга (Зайцев О.С., Ураков С.Н. и др.). Психопатологические проявления различных поражений головного мозга чрезвычайно зависят от право- или леворукости больных (Т.А.Доброхотова).

Фактор биологических ритмов

Все механизмы человеческого организма и психики функционируют ритмично. Существуют данные, что у человека эмоциональное состояние меняется совершенно закономерно ритмически несколько раз в сутки и, возможно, с этим фактором связана эмоциональная лабильность больных с органическими поражениями головного мозга. Существуют так называемые циркадные (суточные) ритмы колебания различных физиологических и психических функций человека. Например, в вечерне-ночное время возникает физиологическое переполнение мозга кровью, которое у больных с органическими заболеваниями головного мозга приводит к избытку жидкости в мозге, т.е. к отеку, который в свою очередь является фактором, провоцирующим и появление эпилептических припадков и развития (усиления) делириозных расстройств. Поэтому очень часто у больного в алкогольной абстиненции утром и днем регистрируется астенический синдром, а ночью развивается делирий. Существуют околомесячные циклы физиологических функций, например, менструальный, который вызывает ухудшение общего самочувствия больных женщин и на этом фоне обострение психических расстройств. Активность эпилептического процесса тесно связана с лунным циклом, который видимо, отвечая за все приливные явления на Земле (колебания в уровне жидких сред), вызывает и переполнение жидкостью головного мозга.

Фактор национально-расовый.

Фактор, о котором не принято говорить из-за чрезвычайной деликатности этой темы. Мировая психиатрия неоднократно совершала на этой научной территории тяжелые ошибки. Однако, в транскультуральных исследованиях еще со времен исследований Э.Крепелина, было показано, что в различных расах психические заболевания протекают несколько различно. Очевидно, этот фактор имеет много измерений. Это, конечно, и биолого-физиологические различия в деятельности головного мозга, это и культуральная социальная обстановка, это и личностный аспект, поскольку, несомненно, разные культуры формируют различные психобиологические типы. Мы знаем среднестатистические отличия в характерах и темпераментах у южан и жителей северных стран. Из литературы мы знаем, что в некоторых культурах достаточно часто встречаются состояния типа Амок, Лата, Коро и т.д., которые не встречаются в Европе. Истерические проявления выглядят различно у европейцев и у выходцев из Азии.

Фактор генетический.

Сегодня мы еще недостаточно знаем, как наследуются и передаются некоторые особенности нервной системы от родственников к заболевшему. Но существуют эмпирические наблюдения, говорящие о том, что психические заболевания, протекающие у родственников, имеют много общих черт. Теоретическое обобщение, сделанное еще в дореволюционный период развития психиатрии, этих наблюдений принадлежит С.А.Суханову. Он описывал психические расстройства, прослеживаемые в различных поколениях душевно больных. Совокупности этих симптомов он называл осевыми синдромами. Он описывал и сходные черты характера, передаваемые из поколения в поколение. Подобные явления в наибольшей степени прослежены у больных шизофренией, МДП, алкоголизме, эпилепсии. Сегодня этими проблемами занимается психогенетика, область психиатрии, формирующаяся с большими трудностями, хотя эти проблемы очень и очень старые.

2.3. Логико-психологический аспект диагностики

И последний, третий, компонент методологии клинического диагноза, - логико-психологический, о котором уже было упомянуто выше. Он включает в себя несколько аспектов.

Звучит банальностью, что врачи и ученые должны мыслить логически. Однако анализ современной литературы говорит о том, что многие авторы освобождают себя от этой обязанности. Подавляющее большинство классификаций в психиатрии и наркологии составлены с нарушение элементарных логических правил. Так, например, в учебниках часто приводится классификация стадий алкогольного опьянения, где первые две стадии выделены по содержанию алкоголя в крови, а третья в связи с признаками помрачения сознания. Классификация алкогольных делириев, форм течения шизофрении составлены не по одному, как этого требуют правила формальной логики, а по нескольким основаниям сразу. В психиатрической науке очень распространены количественные критерии выделения и дифференциации симптомов и синдромов. Например, предлагаются количественные, а не качественные отличия невротических реакций, неврозов, невротических развитий личности. В науковедении известно, что критерии типа «больше – меньше» самые ненадежные в науке. Явления и соответствующие им понятия должны выделяться и дифференцироваться по критериям качественным. Все это наводит на мысль, что в медицинских институтах нужно вводить изучение формальной логики.

Далее следует сказать о том, что к личности психиатра и особенно психотерапевта их повседневный труд предъявляет особые требования. Душевно больные люди никогда не раскрываются в полной мере перед врачом, не умеющим им сочувствовать, сопереживать, и в этих случаях врач не узнает многого из их внутреннего мира. Терапевтическому больному не так уж и трудно рассказывать о своем организме даже не в очень теплой человеческой атмосфере, если он уверен, что с ним работает профессионал. Психически больной человек (особенно страдающий пограничными расстройствами) должен говорить о самом сокровенном, о глубинном содержании своей личности, а это возможно только в доверительной, теплой обстановке. Отсюда следует несколько выводов. Первое, это то, что врач должен быть доброжелательным, искренним человеком, ему должны быть интересны его пациенты. Второе, врач должен быть сам развивающейся личностью. Он может встретить пациента гораздо более его чувствующего, более интеллектуального, чем он сам и в этой ситуации он окажется профессионально не пригоден. Этого никогда не случается с врачом, который сам постоянно совершенствуется как личность. Это значит, что он должен становится все боле и более культурным, эрудированным, думающим и глубоким человеком. Эти качества, конечно, желательны любому врачу, но для психиатра это необходимо, если он хочет профессионального роста. От врача психиатра его работа требует постоянного совершенствования в коммуникативных навыках в искусстве общения.

Личностный рост создает особую атмосферу вокруг такого специалиста, раскрепощающую больного. Эта атмосфера целебна и психотерапевтична для любого психиатрического пациента. Такого врача учит каждый больной, потому что психическая болезнь это уникальный и трагический эксперимент природы над человеческим духом.

Кроме того, психиатр и тем более психотерапевт, живущие творческой жизнью в своей профессии, гораздо более защищены от ее обратного патологического влияния. Все дело в том, что любой психически больной человек самим своим заболеванием выведен навсегда глубокий экзистенциальный уровень бытия. Находясь в таком состоянии, он бессознательно глубоко влияет на окружающих людей, тем, что актуализирует сходные экзистенциальные проблемы у всех, с кем он общаются. Но выведен он на этот уровень болезненным, патологическим путем, а не в результате собственного личностного роста. Видимо, поэтому так особенно тяжелы для окружающих психически больные люди. Эта патологическая информация в гораздо большей степени проникает в психику самого психиатра, поскольку он воспринимает ее в огромных объемах и мало от нее защищен. Действуют механизмы индукции, суггестии и запускаются бессознательные психические механизмы помимо воли самого врача. В душе самого врача помимо его воли индуцируются проблемы либо уже для него решенные, либо еще не актуальные. Психиатр, как личность, может быть еще не готов задумываться над некоторыми проблемами человеческого бытия, а больных заставила болезнь размышлять о смысле жизни, о своем месте в мире, о людях вокруг. Возникает своего рода информационное «инфицирование» врача пациентом и с этой инфекцией нужно справляться. В информационном смысле психические болезни - это болезни заразные. Наилучшее «обеззараживание» патологической информации происходит во время ее творческой обработки врачом- психиатром. Поэтому творчески относящиеся к своей профессии врачи существенно меньше от нее страдают. Как только начинается шаблонная работа - все, защита снята, патологическая информация начала работать. Не работающие творчески врачи-психиатры, очень быстро деградируют из-за своей профессии. Психиатрам более чем другим врачам становится свойственен цинизм, самоуверенность. Многие замечают, как на таких психиатрах лежит печать особой посвященности, смесь самоуверенности и усталости, не востребованной мудрости, ореол загадочности и цинизма, налет величия от приобщенности ко вселенским тайнам бытия. Им свойственно развлекаться постановкой диагнозов окружающим людям, а себя по контрасту считать психически совершенным. Это своего рода профпатология, деформация личности и достаточно тяжелая. Существует грустная шутка, что «психиатр это не профессия, это диагноз». Да, психиатрия это тяжелая работа и та астения, за которую нам доплачивают 25% к зарплате не единственная вредность, которая нам угрожает.

Реплика из зала: - Можно вопрос… Расскажите, пожалуйста, о значении психодиагностики для психотерапии.

3.Диагностика в психотерапии

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.