WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

недолго читающего и затем откладывающегокнигу и очки в сторону. Затем, через какое-то время, может быть,несколько дней, он заметиткнигу и спросит о ней. И совершенно внезапно вы вдруг обнаруживает его в кабинете, интенсивноработающим”

Другими словами,пока он находился в состоянии глубокой рефлексии и казался полностью выключенным из внешнейреальности, целостностьзадачи, решаемой в этомсостоянии мозга, нарушаласьстимулами извне, однако некоторая периферическая часть сознания давала емувозможностьвоспринимать внешнийстимул, дать сообразный со смыслом отчет на ситуацию, но без какого-либо явногозапечатлевания в памяти какстимула, и так и смыслового и адекватногоответа.

Обращение с вопросами к его жене позволило выяснить, что, когда она находиласьдома, 0лдoc в состоянии глубокой рефлексии необращал никакого внимания нателефон, который мог быть расположенным прямо перед ним, равно как и на звонокв дверь. “Просто он полностью доверяется мне, но я могу поставить его визвестность, что будуотсутствовать, и он никогдане проигнорирует телефон или звонок в дверь”.

Хаксли объяснял, что он верит в своювозможность достичь состояния глубокой рефлексии за пять минут, но что приосуществлении этого он “просто отбрасывает в сторону все якоря” любого типа сознания. Только что онпод этим подразумевал, он не мог описать. “Это только субъективный опыт”, в котором он, несомненно, достигал “упорядоченногоментального окружения”, запускающего упорядоченное свободное течение мыслей впроцессе писания. Это былоего окончательным объяснением. Он никогда не производил никакого анализа того, чем же вточности является его “глубокая рефлексия”, не ощущал, что он мог быпроанализировать ее, но онвыразил готовность сделать такую попытку в порядке экспериментального исследования в какой-тодень.

Как только он начал погружать себя в своимысли, чтобы достичь состояния глубокой рефлексии, сразу же выяснилось, что он действительно“отбрасывал все якоря” и оказывался практически полностью вне достижимости. Вэтой попытке экспериментировать, отслеживая себя как субъекта эксперимента, и запоминая процессывхода в глубокую рефлексию,он достиг этого состояния за пять минут и вышел из него за две минуты, как ямог заметить. Его комментарий был: “Послушайте, я чертовски виноват Янеожиданно обнаружил себя в состоянии полной готовности к работе с отсутствиемзадачи, и я понял, что мнелучше было бы выйти из него”. Это сигнал, который я должен был дать, былпредварительно согласованкак сигнал “выхода” для него. Следующая попытка была сделана так же легко, как и первая. Хаксли сидел тихов течение нескольких минут, и указанный сигнал был дан. Ответ Хаксли был: “Яобнаружил, что жду чего-то.Я не знал, чего. Это было только “что-то”, что я, казалось, чувствовал, какнеобходимость войти в нечто, кажущееся лишенным времени и пространства вакуумом. Да, это было

54

впервые, чтобы я заметил это чувство. Всегдая имел какие-то мысли, требующие разработки. Сейчас же я, казалось, не имею никакой насущной работы.Я был только полностью незаинтересован, полностью безразличен, только ожидал чего-то, изатем я почувствовал необходимость выйти изэтого состояния. Да, давали ли высигнал”

Исследование показало, что он не имел явныхвоспоминаний о данном мною сигнале. Он имел только “чувство, что “пришло время”выходить оттуда”.

Несколько воспроизведений дали тот жерезультат. Ощущение лишенного времени, лишенного пространства вакуума,безмятежное, комфортное ожидание недифференцированного “чего-то” и мягкая жепотребность вернуться к обычному состоянию включенности сознания содержали всебе приобретенноепонимание. Хаксли коротко суммировал свои находки как “полное отсутствие всегона пути туда и ожидаемое лишенного смысла нечто, чего ожидают в состояниинирваны, если нечего больше делать”. Он прилагал свои усилия к тому, чтобыдалее углубить исследование этой практики, которую он нашел настолько полезной в его писательской работе.

Дальнейшие эксперименты были проделаныпосле того, как Хаксли объяснил, что он может входить в состояние глубокойрефлексии просто с помощью недифференцированного понимания, что он долженпрореагировать на любой “значимый стимул”. Не информируя его о своихнамерениях, я попросил его пробудиться, когда быстро друг за другом последуюттри удара карандашом о кресло. Он с готовностью вошел в состояние глубокойрефлексии и, после короткого промедления, я постучал карандашом о столразличным образом, с отчетливыми, но неодинаковыми интервалами. Затем я стукнулодин раз, сделал паузу, затем дважды с очень малым интервалом, пауза, еще раз,пауза, четыре раза быстро, пауза, пять раз быстро, пауза. Было испробовано много вариантов, невключающих условный сигнал. По креслу было ударено с силой четыре раза. Пока небыли даны три специфических стука, не было и ответа. Его пробуждение произошлопостепенно с почти немедленным ответом на сигнал Хаксли был спрошен о егосубъективном восприятии. Он просто объяснил, что они были идентичны прежним содним исключением, а именно, что несколько раз он имел смутное чувство, что“что-то происходит”, но он не знал, что именно. Он не имел представления о том,что происходило.

Хаксли всегда весьма подготовлен квозможности входа в “измененное состояние сознания” и выхода из них. Заметьте,что в обсуждении состояния, которое Хаксли называет глубокой рефлексией, иХаксли, и Эриксон различаютпрактику нахождения в нормальном состоянии сознания от этого особого с помощью,к примеру, таких описаний:

-как если бы физические действия не являлись интегральной

частью моегомышления....

55

-никоим образом такаяфизическая активность не нарушала...

- привел их только как случаи с ним.описанные его женой, но без

какого-либо своего ощущения...

-автоматически, как у машины, движущегося точно истрого...

-просто отбросить всеякоря...

-быть полностьювне достижимости для чего-либо...

Одним из паттернов, который объединяеткаждое из этих описаний, является то, что в каждом описании нормальное состояние сознания иопыт Пребывания Хаксли в“другом” его состоянии различаются редуцированием или полным отсутствиемкинестетических ощущений. Если вы проанализируете по тексту этой статьиописания, данные Хаксли в нормальном состоянии его нормального восприятия мира,вы обнаружите явное предпочтение со стороны Хаксли кинестетических предикатов,то есть глаголов, прилагательных и наречий, которые основаны (илипредполагаются как основанные) на кинестетической системе репрезентации.Другими словами, наиболее ценной репрезентативной системой для Хаксли являетсякинестетическая. Так как кинестетическая репрезентативная система являетсянаиболее ценимой Хаксли, “иное” состояние сознания - глубокая рефлексия -характеризуется как отличающаяся от первичного редукцией или отсутствиемтелесных ощущений.

Есть еще два дополнительных паттерна,которые повторяются в работе Эриксона и также присутствуют в этой части статьи. Первое: жена Хакслипостулирует, что он никогда не помнит свое нахождение в этом кресле. Один избыстрейших путей помощи человеку, который достиг измененного состояниясознания, будь то гипнотическое, или глубокой рефлексии, или какие-то другие, вповторном входе в это состояние - это путь через полное восстановление ихпредыдущей практики, когда человек достигал этого “измененного состояниясознания”. Например, стандартным для Эриксона методом работы с клиентом,который желает вновь войти в состояние транса, является воссоздание опыта,который он имел в каких-то предыдущих случаях. Хаксли, натренировавший себя набыстрое вхождение в глубокую рефлексию, использует один из наиболее мощныхиз этих методов -кинестетический. Другими словами, усаживая себя в “то кресло”, он усиливаетсвой процесс входа в “иное”состояние сознания, так как в этом кресле он многократно входил в нужноесостояние, и физический акт усаживания в “то кресло” помещает его в соприкосновение со знакомымикинестетическими ощущениями сидения в “том кресле” -мощным наборомкинестетических подсказок, ассимилируемых с измененным состоянием.Восстановление повторного переживания кинестетических ощущений, ассоциированныхс предыдущими “измененными” состояниями сознания, является одним из набораметодов, который характерно применяется Эриксоном для обеспечения надежныхтрансов в будущем.

56

“Процедура заключается в том, чтобызаставить субъекта восстановить с самого начала в существенно упорядоченной.детальной манере события предыдущего успешного гипнотического транса. В товремя как субъект делает это, ему предлагаются повторения его утверждений изадаются вспомогательныевопросы. Будучи погруженным в это задание, субъект реанимирует состояниепредыдущего транса, обычносубъективно возвращаясь к этой предыдущей ситуации и достигая особоговзаимодействия с оператором.”

Милтон X.Эриксон, Глубокий гипноз иего индукция, 1967

Точно тот же формальный паттернприсутствует в том, что психотерапевты называют МЕТОДИНСЦЕНИРОВКИ. При инсценировке клиента просят восстановить внутри себякинестетические, визуальные и другие ощущения, которые связаны с некоторымопытом, являющимся основой блокировки желаемого развития и изменения егоповедения. Таким

образом, прошлое делается настоящим, иклиент, заново переживая события, приходит тому, чтобы сделать новый выбор всвоем поведении (для детального обсуждения см. “Структуру Магия”-1, гл.6, и 2, ч.1, Технологииинсценировки). Отметьте, что выбор Хаксли определенного физическогоместоположения (“то кресло”) и сопровождающее его кинестетическое ощущение,ассоциированное с ним, тождественны факту, что предпочтительной для Хакслирепрезентативной системой является кинестетическая.

Эриксон систематически выбирает подсказкиили сигналы из наиболее предпочтительной для клиента репрезентативной системы,чтобы помочь клиенту войти или повторить вхождение в состояние транса. Такимобразом, тогда как кинестетические подсказки вполне эффективны для Хаксли, дляклиента с высоким уровнем визуальных ощущений наиболее приемлемым был быпридуманный образ какой-либо ситуации.

“Другим вариантом метода повторенийявляется вариант, в котором субъект визуализирует себя выполняющим какое-то гипнотическое задание и затем добавляетк визуализации другие формы представления, как слуховые, кинестетические ит.д.”

Милтон X. Эриксон, 1967

Он, таким образом, использует наиболееразвитую репрезентативную систему как ведущую и вызывающую включение другихвозможных репрезентативных систем.

57

Второе: Эриксон уславливается о “пробуждающемсигнале” с Хаксли без информирования его о всей полноте своих намерений. ЗдесьЭриксон демонстрирует несколько важных пунктов. Он выбирает сигнал, имеющийдругую модальность (слуховой), нежели превалирующая у Хаксли по системерепрезентаций (кинестетическая). Эриксон обычно договаривается о сигналах илиподсказках на постгипнотическое поведение в модальностях, отличных отприоритетной репрезентативной системы клиента. Это позволяет ему проскочитьмодальность и репрезентативную систему, наиболее часто связываемую ссознательной активностью мозга и более прямо коммуницировать с бессознательнымичастями мозга клиента.

Затем Эриксон приступает к тестированиюэффективности подсказки, увеличивая количество сигналов той же модальности(слуховой) -последовательности ударов карандашом другие, чем в условленномсигнале, удары по ручке кресла, выполненные с особой силой, и т. д. Возможностьдля Хаксли не отвечать на эти слуховые сигналы демонстрируют “глубину” глубокойрефлексии. Эриксон, приразговоре с Хаксли о подсказке на побуждение, не дают Хаксли специфическихуказаний не отвечать назвуковую стимуляцию, отличающуюся от подсказки. Но он делает позитивноеутверждение, что Хаксли пробудится на специфический сигнал. Способ, которымХаксли должен ответить или не ответить на другие слуховые сигналы, остается неопределенным,таким образом позволяя Хаксли использовать собственные широкие ресурсы вдетерминации своего поведения. Этот превосходный пример эффективностьЭриксоновского паттернаограничения персоны, с которой он работает, настолько минимальным образом,сколько возможно из требований контекста. Делая позитивное внушениеотносительно специфического сигнала, Эриксон дает Хаксли максимальную свободупо собственному выбору отвечать или не отвечать на сигналы, отличающиеся отусловного.

При индукции транса гипнотизер частопытается приказывать или ломать поведение субъекта, чтобы приблизить его ксобственной концепции того, как субъект “должен” себя вести. Здесь должна былабы быть постоянная минимизация роли гипнотизера и постоянное увеличение ролисубъекта.

МилтонХ.Эриксон,

1967

Таким образом, Эриксон использует всересурсы, которые человек, с которым он работает, имеет в наличномдоступе.

Были проведены дальнейшие эксперименты, вкоторых Олдосу былопредложено входить в состояние глубокой рефлексии и ощущать цвет, спредварительно установленным сигналом на пробуждение, заключающемся в пожатииего правой руки. Он с готовностью выполнил требование, и, убедившись,что он полностью погрузилсяв свое состояние рефлексии, я

58

интенсивно потряс его левую руку, затемдобавил к этому сильное нажатие на тыльные стороны обеих его рук, котороеоставило глубокие вмятины от пальцев. Хаксли не выдал ответа на эту физическуюстимуляцию - его глаза находились под наблюдением ни предмет возможных движенийглазных яблок под веками, и частота дыхания и пульса контролировалась с цельюзаметить какие-либо изменения. Однако, примерно через минуту, он медленно отвел свои руки обратно вдоль ручек кресла, в сторону, где онинаходились до начала егорефлексивного состояния. Они медленно передвинулись примерно на дюйм и затемвсе движение прекратилось.

Он пробудился легко и комфортно наусловленный сигнал.

Его субъективные замечания заключались лишьв том, что он “затерялся” в “море цвета”, “ощущающим”, “чувствующим” свое нахождение “вцвете”, “полностьювключенным в него, знаете ли, без какой-либо идентификации самого себя”. Затем неожиданно он ощутил процесс потери этогоцвета в “незначащем бессмысленном вакууме”, только для того, чтобы открытьглаза и осознать, что он “вышел оттуда”.

Он помнил соглашение о стимуле, но не вспомнил, был ли ондан. “Я могу только вывести факт подачи стимула из факта моего “выхода”, икосвенный опрос автора не обнаружил никаких воспоминаний о других физическихстимулах из группы предложенных. Здесь не было ни бессознательного взгляда, ни вмятин натыльных сторонах его рук.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.