WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 34 |

Как комментирует Эриксон, способностьсубъекта в глубоком сомнамбулическом трансе отвечать на буквальноеглубинно-структурное значение предложения - прекрасный индикатор того, чтосубъект находится в глубоком трансе. Так, одним превосходным тестом на глубинутранса у многих субъектов будет их способность не отвечать на дополнительныйсмысл, данный разговорным постулатом. Изучение методик индукции Эриксонаоткрывает устойчивое использование разговорных постулатов во время трансовойиндукции. Это соответствует его обычной направленности на разрешающий, нежелина авторитарный подход к индукции. Используя “да/нет” - вопросительные формыподачи команд, он обходит источник контроля и сопротивления, так как он не даетклиенту прямых команд. И далее, соответствуя его направленности на важностьразличения трансовой индукции и поведения в трансовом состоянии, этолингвистическое различие полезно в определении, на какой стадии процесса клиентнаходится в данный момент времени. В дополнение заметьте, что поведениесубъекта, выражающееся в игнорировании разговорных постулатов при нахожденииего в глубоком трансе тотально конгруэнтно с его опытом в предыдущей точке егожизни, а именно, в детстве. Тогда эта

75

методика обеспечивает тенденцию у субъектов,входящих в глубокий транс, испытывать возрастную регрессию.

Заметьте, что, когда Хаксли входит вглубокий транс, он становится способным делать визуальные различения, длякоторых он в обычном состоянии не имеет выбора. Эриксон утверждает, что это“характерный феномен глубокого сомнамбулического транса”. Это становится болеепонятным в контексте замечаний, сделанных ранее в связи с церебральнойасимметрией.

Эта буквальность и эта особенная рестрикциясознания относительно предметов реальности, составляющие целостнуюгипнотическую ситуацию, являются обязательными дефинициями удовлетворительногосомнамбулического гипнотического транса. Параллельно визуальной рестрикциитакже имеет место аудиальная рестрикция такого характера, что даже звуки,возникающие между оператором и субъектом, кажется, оказываются целиком внегипнотической ситуации. Так как в нашей ситуации не было ассистента, аудиальнуюрестрикцию мы тестировать не смогли. Тем не менее, с помощью черной нитки,невидимой для глаза, со стола перед ним уронили книгу за его спиной. Медленно,как будто бы испытывая зуд, Хаксли поднял руку и почесал плечи. Реакции испугане было.

Это также характеристика ответа, даваемогона многие неожиданные физические стимулы. Они интерпретируются в терминахпрошлого телесного опыта. Достаточно часто, как часть процесса созданияглубокого сомнамбулического транса, клиенты достигают сопутствующей,селективной общей анестезии в отношении физических стимулов, не допускающихинтерпретации в рамках прошлого опыта. Это невозможно было тестировать вситуации с Хаксли, так как необходимо было присутствие ассистента, чтобыпровести адекватные тесты без разрушения гипнотической ситуации. Одно изиллюстрирующих сравнений. которое я использовал, это - провести иголку совдернутой ниткой через рукав куртки с фиксацией положения рук и затем попроситьпомочь ассистента, который бы видел движения иголки и нитки взад и вперед состороны, недоступной для наблюдения автора.

Часто спонтанная анестезия будет держатьсубъекта в неведении относительно стимула. Можно с легкостью придуматьразличные простые критерии.

Затем Хаксли был мягко и ненавязчиворазбужен от состояния транса простым предложением, чтобы он настроил себя,оставаясь в кресле, на то, чтобы резюмировать точное физическое и ментальноесостояние, в котором он был в момент принятия решения не продолжать любоедальнейшее экспериментальное изучение глубокой рефлексии.

Ответом Хаксли было немедленноепробуждение, и он сразу же заявил, что он целиком принимается за деятельностьпо вхождению в глубокий

76

транс. Так как это заявление само по себеозначало глубокую постгипнотическую амнезию, были применены “запаздывающие”тактики под предлогом обсуждения того, что еще можно было бы делать. Такимобразом, стало возможным упомянуть различные части его поведения в глубокомтрансе. Такое упоминание не пробудило у Хаксли никаких воспоминаний, иобсуждение Хаксли поднятых вопросов не показало никакой фальсификации,исходящей от его поведения в состоянии глубокого транса. Он был так же неосведомлен о деталях своего поведения в состоянии глубокого транса, как было идо индукции его.

Затем у Хаксли последовали более глубокиетрансы, в которых, избегая всех конкретных сигнификаций, его попросилиосуществить частичную, селективную и тотальную постгипнотическую амнезию (подчастичной А. понимается А. части целостного (всего) опыта, под селективной - А.избранных, возможно, взаимосвязанных сторон опыта), восстановлениеамнестетического материала и потерю этого найденного материала. Он реализовалтакже каталепсию, тестированную комфортным “помещением” его в кресле и затемсозданием ситуации, содержащей прямую команду подняться из кресла (“возьмитекнигу с этого стола, находящуюся здесь, и поместите ее на доску над ним, исделайте это сейчас”). При таких действиях Хаксли обнаружил, что было абсолютнонеобъяснимым для него, свою неспособность подняться с кресла и невозможностьобъяснить, почему это так. “Комфортное помещение” его тела имело, какрезультат, такое положение, которое должно было быть предварительнооткорректировано, прежде чем он бы смог подняться из кресла и в данных емуинструкциях никаких подразумевающих такую коррекцию предложений не было. И,следовательно, он беспомощно сидел, не будучи способным ни встать, ни понять,почему это невозможно.

Такой же прием был использовалсяавтором, чтобы продемонстрировать анестезию пояснично-крестцового блокаперед группой медиков. Субъекту в глубоком трансе осторожно придаютопределенное положение, затем проводят каузальную беседу, затем субъектаприводят в раппорт с другим субъектом, которого просят поменяться местами спервым. Второй субъект делает шаг, только для того, чтобы беспомощноостановиться, в то время как первый субъект обнаруживает, что он I) неспособендвигаться и 2) если коротко - потеря неспособности оставаться на месте приводитк потере ориентации для нижней половины его тела и появляющейся тотальнойанестезии без анестезии, которые были упомянуты даже в более раннем обсуждениигипноза. Это незамеченное использование каталепсии, не распознаваемоесубъектом, - наиболее эффективное средство в углублении трансовыхсостояний.

Хаксли был безмерно удивлен своей потерейдвигательной активности, и это его состояние удивления возросло, когда онобнаружил потерю ориентации нижних частей тела; болеевсего он был поражен, когда я 77

продемонстрировал для него существованиеглубокой анестезии. Особенно он растерялся при попытке понять полнуюпоследовательность событий. Он не соотносил комфортное положение своего тела сненавязчиво индуцированной каталепсией и с ее последующейанестезией.

Он пробуждался от состояния транса сустойчивой каталепсией, анестезией и тотальной амнезией в случае всех опытов сглубоким трансом. Он спонтанно преувеличил инструкцию включать весь трансовыйопыт, возможно, потому, что он не слышал моих инструкций достаточно ясно.Немедленно переориентировав себя на то время, когда мы работали с глубокойрефлексией, он заметно растерялся в попытках объяснить свое иммобильноесостояние, и высказал любопытное предположение о том, что он проделывал всостоянии глубокой рефлексии, из которого он, по его предположению, только чтовышел, и что привело к таким необъяснимым манифестациям в первый раз за всю егопрактику. Он стал особенно заинтересованным, мурлыкалкомментарии типа “сверх сверхэкстраординарно”, исследуянижние части тела при помощи рук и глаз. Он заметил, что он может описатьположение его ног только с помощью глаз, что глубокая неподвижностьраспространялась от талии вниз, и обнаружил, тщетно пытаясь вследствиекаталепсии передвинуть свою ногу руками, что находится в состоянии анестезии.Это он оттестировал разными способами, попросив меня обставить его различнымивещами для проведения его теста. Например, он сказал, чтобы я приложил лед кего лодыжке, так как он в существенной степени не мог сделать это сам. Наконец,после долгого изучения, он повернулся ко мне, заметив: “Слушайте, вы, кажется,вполне холодны и комфортны, тогда как я в сверхэкстраординарном затруднении. Яделаю вывод, что вы каким-то мягким способом рассеяли и потревожили мое чувствоосознания моего тела. Послушайте, это состояние чем-то схоже сгипнозом”.

Сохранение памяти обрадовало его, но оностался полностью в растерянности, рассматривая генезис его каталепсии ианестезии. Тем не менее, он осознал, что был использован какой-то методкоммуникации с целью произведения полученных внешних результатов; хотя и несмог связать приведение в определенное положение его тела с конечнымрезультатом.

Здесь Эриксон конструирует такой опыт дляХаксли, который, являясь формальным эквивалентом его кинестетическойрепрезентативной системы, делает невозможным для субъекта, находящегося вглубоком трансе, отвечать на разговорные постулаты в лингвистической системе.Приводя тело Хаксли в положение, из которого для него невозможно прямо ответитьна команду о специфическом движении, и затем давая Хаксли эту команду, Эриксонпроизводит кинестетическую демонстрацию того же формального феномена, как инеспособность субъекта ответить, пока каждая порция последовательностиповедения не станет с высокой степенью

78

точной. В случае разговорных постулатовответ дается только на буквальное значение глубинной структуры, а не на смыслпредложения, даваемый буквальным значением глубинной структуры плюс значением,выведенным из него с помощью механизма разговорных постулатов. В формальнопараллельной манере, пока не все порции и последовательности кинестетическихшагов в вынесении команды даны с должной точностью, Хаксли парализован.Нормальные состояния механизмов сознания, позволяющие персоне обеспечивать себякинестетическими шагами, преподнесенными неточно, но подразумеваемыми командой,недоступны для Хаксли. Эта область поведения в глубоком трансе требует болееосновательного исследования для формализации.

Дальнейшее экспериментирование с глубокимтрансом исследовало визуальные, аудиальные и другие типы идеосенсорныхгаллюцинаций. Одной из мер, принятых для этого автором, было изобразитьпантомимой регистрацию звука открывающейся двери и затем притвориться, чтовидишь кого-то, входящего в комнату, встать в знак уважения и указать накресло, затем повернуться к Хаксли, выражая надежду, что ему удобно. Он ответилутвердительно и выразил удивление по поводу неожиданного возвращения его жены,тогда как он ожидал, что она будет отсутствовать весь день. (Кресло, на котороея указал, было то самое, которое, как я знал, предпочитала занимать его жена).Он разговаривал с ней и явно галлюцинировал ответы. Его прервали вопросом, какон определил, что это его жена, а не гипнотическая галлюцинация. Он задумчиво исследовал вопрос, затемобъяснил, что я не дал ему предложений галлюцинировать его жену, что я был также сильно, как и он, удивлен ее приходом и что она одета так, как была одета прямо перед своимуходом, и не так, как я видел ее раньше. После короткой задумчивой паузы онвернулся к “разговору” с ней, явно продолжая галлюцинировать ответы. В концеконцов я привлек его внимание и сделал движение, предлагающее “исчезновение”,по направлению к креслу, в котором он “видел свою жену”. К его полномупотрясению, он увидел ее медленно растворяющейся. Затем он повернулся ко мне ипопросил, чтобы я разбудил его с полной памятью этого опыта. Я сделал это, и онобсуждал с некоторой широтой последний опыт, делая много специальных пометок всвоей записной книжке, развивая их с помощью ответов на его вопросы, обращенныеко мне. Он был очень удивлен, узнав, что, когда я попросил его пробудиться ссохранением иммобильности и анестезии, ондумал, что он проснулся, но что состояние транса вотношении к нему неопознаваемо существовало.

Затем он выполнил дальнейшую работу погипнотическим галлюцинаторным опытам, и было исследовано огромное их количество(позитивные и негативные, визуальные, аудиальные, обонятельные, вкусовые,тактильные, кинестетические, температурные, голода, сытости, усталости.• слабости, глубокоговозбужденного ожидания и т. п.). Он показал себя очень

79

компетентным во всех отношениях, ч былозамечено, что его частота пульса меняется максимум на 20 ударов, когда егопопросили галлюцинировать опыт подъема на гору в глубоком состоянии усталости.Он сам предложил в своем обсуждении этих различных опытов ту идею. что, тогдакак негативная галлюцинация может быть с готовностью достигнута в глубокомтрансе, это будет наиболее трудно в легком или глубоком трансе, так какнегативная галлюцинация являлись наиболее деструктивными для реальных значений,даже тех, которые присутствовали в гипнотической ситуации. Впоследствии,работая с индуцированными негативными галлюцинациями, он обнаружил, что я былнеясным по очертаниям, несмотря на то, что он мог создать глубокий транс снегативными галлюцинациями, присущими этому глубокому трансу для всей внешнейреальности, кроме реальности гипнотической ситуации, которые должны былиоставаться ясными, и хорошо различимыми, пока не была бы предложена обратнаяситуация. Последующая работа с другими субъектами подтвердила обнаруженноеХаксли. Я ранее не исследовал такую природу негативных галлюцинаций в легком исреднем трансах.

С этой точки зрения Хаксли вызывал своеопределение номера страницы в состояниях более легкого транса во время изучениягипермнезии, и он попросил,чтобы его подвергли таким же тестам в глубоком гипнозе. Вместе мыпроштудировали шкаф библиотеки, в конце концов выбрав несколько книг, которые,как Хаксли был уверен, он прочел много лет назад, но к которым он не прикасалсяв течение 20 или более лет (одну, как впоследствии стало видно он никогда нечитал, другие пять читал).

В глубоком трансе с закрытыми глазами Хаксливнимательно слушал, как я открыл случайным образом книгу и читал с полдюжиныстрок из выбранного параграфа. Для некоторых он выделял номер страницыпрактически сразу же и затем галлюцинировал страницу и “читал” ее в месте, гдея остановился. К двум книгам он обращался, как он вспомнил, пятнадцать летназад. Для двух других он нашел трудным правильно определить номер страницы идаже дать его только приблизительным образом. Он не мог галлюцинироватьпечатный текст и не мог дать чуть более, чем оживление выраженной мысли, ноэто, по существу, было корректно. Он не мог определить когда он читал их, нобыл уверен, что это было более 25 лет назад.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.