WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 47 |

Китти сделала, как ей сказали, но былаудивлена. Мама редко плакала, за исключением ссор с папой, и это были совсемдругие слезы, как заметила Китти. Вскоре мама принесла ей апельсиновый сок,яйцо и тост, и Китти впервые испытала противоречивую роскошь завтрака впостели. Мама сказала, что все будет хорошо и что Китти может сегодняоставаться в постели. Более того, мама сказала Китти, чтобы она приготовилаигру, в которую ей хотелось бы сыграть, и через некоторое время она, мама,придет и поиграет с ней. Это было просто чудо, потому что, хотя Китти оченьлюбила игры, у мамы никогда не было времени поинтересоваться ими. Киттипоспешила достать “Монополию” и расположить все как можно удобнее. Затем, когдавсе было готово, девочка стала ждать. Она решила даже не открывать книгу,чтобы, когда мама придет, ничто не задерживало начало игры.

Прошло некоторое время, прежде чем мамапришла, и несколько раз Китти уже начала беспокоиться и перебирать карточки“Монополии”. Но как только она услышала шаги, перемешала карточки и сноваприготовилась к игре. Но мама заглянула в комнату и сказала, что сначала наминутку заглянет к миссис Гантли, соседке напротив. Китти не была уверена, ноей показалось, что мама снова плакала.

Прошло еще некоторое время, и Киттипочувствовала сначала нетерпение, а потом страх. Она попыталась читать книгу,но почему-то не могла как следует понять, что там написано. Она спрашиваласебя, что означает ее кровотечение, и хотя сначала ей очень понравилось, какреагировала мама, теперь она стала беспокоиться: может быть, что-тодействительно с ней не в порядке и, может быть, поэтому мама плакала и веласебя так странно.

Наконец, еле дыша от страха, Китти пошлазвонить миссис Гантли. Через некоторое время мама подошла к телефону, но ееголос был странным. Она сказала, что будет дома через несколько минут и чтобыКитти все приготовила для игры. Почему-то Китти не задала ей те вопросы,которые собиралась задать. Вместо этого она вернулась в свою комнату,приготовила все для игры и снова стала ждать. Ожидание опять было долгим. Киттинемного поплакала и стала думать, не позвать ли папу, который все еще работал всаду. Однако она даже представить себе не могла, как рассказать ему окровотечении. Должно быть, она немного вздремнула, потому что когда онаследующий раз взглянула на часы, было уже за полдень, и девочка немногопроголодалась. Но когда она отнесла на кухню посуду, оставшуюся от завтрака, ейуже не хотелось есть. Вместо этого она опять позвонила миссисГантли.

Хотя на самом деле ей не хотелось этогознать, но Китти поняла: голос матери звучит так странно, потому что та выпила.Она вспомнила и другие случаи, когда мать напивалась, а отец кричал и бил ее.На этот раз Китти не пыталась сдерживать слез. Она плакала и умоляла мамувернуться домой. Мать клялась, что сейчас же придет, но когда Китти вернулась впостель, она не стала слишком старательно готовиться к игре. Через некотороевремя она услышала шум, должно быть, у входной двери, поспешно приготовила игруи включила свет, потому что стало темнеть. Но, должно быть, это был почтальонили еще кто-нибудь, потому что никто так и не вошел к ней вкомнату.

И никто не пришел в течение всего дня,хотя Китти звонила еще раз и со слезами умоляла мать вернуться.

Когда мать, наконец, пришла домой, отецувидел, в каком она состоянии, и у них была ужасная ссора с криками. Потом,когда мать отправилась спать, папа заглянул на минутку узнать, все ли у Китти впорядке и не нужно ли ей чего-нибудь. Девочка едва взглянула на него, а отец немог видеть ее, потому что она вы­ключила свет. Но ее голос был обычным и спокойным, и она сказалаему, что ей ничего не нужно.

Это было двадцать пять лет назад. С техпор, используя все свои способности, Китти никогда не позволяла себе большежелать чего-либо от кого-то — до того дня, как она пришла ко мне в кабинет.

6 февраля

Когда доктор Кейт Маргейт впервые пришлако мне, она вы­гляделакак голливудский стереотип первоклассной гувернантки. На самом деле она былапсихологом. Кейт не пользовалась косметикой, носила невзрачный, хотя и хорошосшитый твидовый костюм и туфли, которые в их оправдание называют “практичными”.Выражение ее лица было сдержанным, умным и совершенно недоступным. Я имею ввиду, что она улыбалась и хмурилась в соответствии с тем, что говорилось, нобез малейшего изменения выражения, которое обычно оживляет лицо во времяразговора. Кейт слегка реагировала на содержание моих слов, но совсем нереагировала на меня как на человека, который с ней разговаривает.

Она честно призналась, что несколькораздосадована тем, что ей приходится обращаться за психологической помощью, ноона понимает, что в последнее время работает не так хорошо, как раньше.Чувствуя свою ответственность перед работодателями, она понимает: нужнопредпринять что-то, чтобы помочь себе снова вернуть рабочую форму. Такой быладоктор Маргейт, когда-то в прошлом — Китти.

Доктор Маргейт постепенно поведала мнеисторию жизни, целиком посвященной разуму. Она добилась исключительных научныхрезультатов и, закончив свою докторскую диссертацию, поступила висследовательский отдел крупной фармацевтической корпорации, где теперьзанимает ответственный пост. Она вышла замуж за своего коллегу, но брак былнедолгим и закончился внезапным холодным разрывом. У нее сейчас есть несколькознакомых, с которыми у нее чисто деловые отношения, но нет никого, с кем бы онабыла близка, и, разумеется, никого, в ком бы она позволила себе нуждаться илиот кого была бы зависимой. Ее независимость была вызывающей: “Я не хочу нуждаться ни в вас, ни вком-либо другом”. Таково было ее ясное послание. Разумеется, она почти неосознавала своего внутреннего чувства.

По мере выяснения ее истории (прошло многомесяцев, прежде чем она вспомнила то субботнее утро, которое я только чтоописал) она становилась все более захваченной собственным рассказом. Этавовлеченность привела к первому из целого ряда пугающих событий.

10 июня

В то утро Кейт опоздала. Это само по себебыло необычно. Она всегда приходила вовремя, всегда. Ее лицо стало напряженным,каким оно уже не было месяц или больше. Она не легла на кушетку: она никогда еюне пользовалась. Довольно напряженно уселась в большое кресло, явно не желаярасслабиться. Я небрежно поздоровался с ней минуту назад в приемной, но она неответила. Теперь она сидела напротив меня, застыв, как камень, имолчала.

— Вывыглядите очень неприступной, Кейт.

Она немного нахмурилась, но ничего несказала. Я ждал. Несколько минут мы оба молчали, затем она слегка пошевелилась,еще сильнее сжав сумочку в руках, и произнесла ровным голосом:

— Мненечего сказать.

—Понимаю. — Сновамолчание.

— Ярассказала вам о своей жизни. Что еще вы хотите знать

— То, чтовы переживаете прямо сейчас.

— Ясказала вам —ничего.

— Не могуповерить в это, Кейт. Выражение вашего лица просто кричит, ваше тело напряжено,и весь ваш вид говорит, что внутри вас происходит нечто оченьважное.

— Если этои так, я ничего об этом не знаю. Кажется, вы понимаете мое поведение больше,чем я сама. Возможно, вы скажете мне, что происходит.

— Не знаю,но, кажется, вы очень рассержены или очень испуганы.

— Если мненечего сказать, —продолжала она, игнорируя мой ответ, — вероятно, нет смысла в моемпребывании здесь.

Внезапно мне показалось, что онасобирается уходить, хотя на самом деле она не изменила своей позы.

— У менятакое чувство, Кейт, что вам хотелось бы найти хороший предлог, чтобы уйтипрямо сейчас.

— У менянет никаких причин оставаться. Мне больше нечего сказать вам. Вы либо неможете, либо не хотите ничего сделать, чтобы помочь мне.

Казалось, она сдерживает себя ещесильнее.

— Думаю,вы хотите разозлить меня. Тогда вы могли бы сказать себе, что ушли из-за моегогнева. — Япочувствовал, как напряглись мои щеки и подбородок: это служило сигналом того,что стрелы Кейт попали в меня.

— На самомделе у меня нет никакого желания злить вас, доктор Бьюдженталь.

Она никогда не называла меня “Джим”, какбольшинство моих пациентов. Теперь, когда я услышал от нее свою фамилию, у меняпоявилось сильное чувство, что меня удерживают на определеннойдистанции.

— Я простохочу знать, можете ли вы сделать что-нибудь, чтобы помочь мне.

— Мнехотелось бы помочь вам, Кейт, если я в силах это сделать, но сейчас я чувствую:вы настроены против всего, что я мог бы сказать или сделать.

— Явнимательно выслушаю любое предложение, которое вы сделаете. Я не могу сделатьбольшего.

Ее голос был обычным, а формулировкиточными.

— Думаю,вы можете сделать гораздо больше, Кейт, но ясно, что как раз сейчас вы неможете позволить себе осознать ни одной из этих возможностей. Тем не менее,позвольте мне сделать одно предложение. Вы захвачены сейчас каким-то сильнымчувством. Когда это началось

— Я незнаю, что вы имеете в виду. На самом деле я не испытываю этого сильногочувства, которое, как вы считаете, у меня есть. А вы не думаете, что можетеошибаться

Ирония в ее голосе была плохо прикрытавежливым равнодушием.

—О-оух! — Я вздохнул,но не ответил. — Да,Кейт.

Мой голос стал мягким, потому что япочувствовал, что ее страх растет.

— Да, ямогу ошибаться. Я ошибался много раз. Но вот сейчас я не думаю, что ошибаюсь:вы испуганы и рассержены. Но, — поспешил я добавить, прежде чем она начнетвозмущаться, — ядействительно верю, что вы не испытываете этих или каких-либо иных чувствсейчас, когда мы с вами разговариваем.

— Ячувствую как будто камень или лед внутри, и ничего больше.

Казалось, она напряглась еще больше вответ на мой мягкий тон.

— Да, яверю вам, Кейт.

Я попытался снова говорить осторожнымголосом. Ясно теперь, что сочувствие с моей стороны заставляет ее еще сильнееотстраняться.

— Можетбыть, вы попробуете вспомнить все-таки, когда началось это чувствоокаменения

— Боюсь, ядействительно не знаю. Я часто это чувствую. Разве это важно

— Впоследнее время вам не часто приходилось испытывать это чувство,Кейт.

Мне было необходимо заставить ее начатьговорить.

— Кейт,скажите мне, что вы делали сегодня утром, прежде чем прийти сюда.

— Но ядействительно не понимаю, какой смысл делать это. У меня было совершеннообычное утро.

Кейт задумалась:

— Япроснулась, позавтракала, привела в порядок корреспонденцию и пришла сюда. Этимутром не произошло ничего необычного.

— Как вычувствовали себя, когда проснулись

— О, зачемэто... Ну, действительно, сейчас мне помнится, что довольно хорошо. Но давайтене будем больше тратить время. Вы можете чем-нибудь мне помочь, докторБьюдженталь —насмешливый тон немного уменьшился.

—Подождите, Кейт. Вы чувствовали себя довольно хорошо, когда проснулись. А зазавтраком

— Непомню. Я не отмечаю своих чувств, как вы знаете. Возможно, мне следовало бы. Выдумаете...

— О чем выдумали за завтраком, Кейт Давайте же, поработайте со мной.

Я почувствовал себя воодушевленным, хотелдобиться от нее сотрудничества:

— Вызнаете, что хотите чувствовать себя лучше и лучше выполнять свои обязанности наработе. Попробуйте вспомнить, о чем вы думали за завтраком

— О, немогу... Ну, я начала читать газету, а потом... — Она замолчала, и короткаявспышка понимания озарила ее лицо.

— Да,Кейт — Я был мягок,но настойчив. Я начал волноваться.

— Я думалао предстоящем визите сюда и о том, что моя сестра сообщила мне: матери нужнаоперация, и...

Кейт дрожала. В ее глазах былаболь.

— Вашамать больна

Темп замедлился но, быть может, еенапряжение каким-то образом связано с матерью или сестрой.

— Да,Нелли сказала, что это спина. Кажется, она упала в прошлом году. Да,действительно, я помню.

Я взял ложный след. Тон Кейт был слишкомравнодушным, чтобы соответствовать ее взгляду, который я поймал минуту назад. Янадеялся, что пока не потерял нить.

— Кейт, ачто вы думали о визите сюда этим утром Я имею в виду, зазавтраком.

— Я думалаеще о некоторых эпизодах из моего детства, которые могла бы вам рассказать.Я...

Внезапно она замолчала. Я снова испыталпредчувствие.

— Кейт,что такое Я почему-то думаю, что дело не в самих вещах, о которых высобирались рассказать. Вы можете подумать об этом сейчас

— Ну, насамом деле все очень просто. — Ее тон снова стал ледяным. Руки так крепко вцепились в сумочку,что пальцы побелели. — Я поняла, что у меня возникли определенные чувства в процессенашей работы. Думаю, это то, что называют “пере­носом”.

Конечно! Я должен был знать: потепление еекаменного Я пугало Кейт. Еевнутреннее основание начало просыпаться.

— Однако япозаботилась о них, так что больше нет никаких проблем. Мне хотелось бы, чтобывы, наконец, оказали мне любезность и ответили на вопрос, который я задавалавам несколько раз: можете ли вы помочь мне

— И чтоэто были за чувства, Кейт

— Ясказала вам, что позабочусь о них.

Она говорила холодно ибесстрастно.

— Какиечувства, Кейт — Япродолжал настойчиво, спокойно и с надеждой.

— Ну, японяла, что с нетерпением жду прихода сюда, чтобы больше рассказать вам о своейжизни. Конечно, не в этом смысл нашей работы. Я здесь не для того, чтобыполучать дешевое удовлетворение от слушателя, которому плачу за свойрассказ.

Удар, рассчитанный на то, чтобы оттолкнутьменя, был слишком очевиден.

— Васпугает, что вы увлечены тем, что рассказываете мне о себе.

Я постарался быть мягким. Я не хотел покапугать ее, обращая внимание на ее связь со мной. Я должен был помнить, чтоцелых четверть века она не отваживалась вступать вообще ни в какие связи сдругими людьми.

— Это нетолько необязательно, но и совсем бесполезно, и, как я говорилавам...

— Оченьполезно и совершенно обязательно для нашей работы, чтобы вы относились к своейжизни всерьез! —внезапно взорвался я.

Было необходимо прорваться через ееотрицание своих чувств, по крайней мере, частично, иначе сеанс вскореокончится, и она прекратит терапию, если ее увлеченность процессом (и мною)снова и снова будет нарушаться.

Лицо Кейт дернулось, когда она услышаламой резкий ответ. Она боролась с ответным гневом и попыталась снова надеть своюкаменную маску.

— Я непонимаю, как... — онаколебалась. — Я недумала, что эти чувства так важны для моей жизни, как вы говорите.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.