WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 47 |

— Толькопредставьте себе! Вот я и разозлился на нее вчера. Сказал, что она принимаетменя за Бога или за всезнающего отца, который отвечает за ее жизнь. Боюсь, ябыл довольно груб с ней. Но, знаете, я действительно сыт по горло тем, какона — и многие другиетоже — не хотят братьна себя ответственности за свою жизнь. Она все хочет переложить на меня. Как быто ни было, думаю, это было для ее же пользы. Надеюсь.

— Выкажетесь несколько подавленным, не столько сердитым, сколькопечальным.

—Да. — Онпомолчал. — Да,полагаю, это так. У меня было много грустных размышлений в эти дни. Столькодел, и, кажется, я все больше и больше не успеваю. Обычно я работал с большимэнтузиазмом. Теперь я не знаю, куда он пропал, но он, несомненно, пропал. Япросыпаюсь утром и хочу снова заснуть.

— Вызагружены больше, чем обычно

— Нет,примерно так же. В последнее время я немного читал. Но собираюсь это прекратитьэто занятие.

— Что выимеете в виду

— О, какпрошлой ночью. Большую часть ночи я провел, читая новую книгу Гроцета, знаете“Современная практика интенсивной психотерапии”. Довольно хорошая книга, но насамом деле он просто повторяет одни и те же всем давно известные вещи. К утру яосилил две трети, заработал головную боль и ощущение скуки. Гроцет пишет так,как будто все продумал, но я спрашиваю себя: что он стал бы делать с такойзакоренелой пассивно-зависимой пациенткой, как миссис Кановски

— Вы часточитаете так поздно

— Вколледже это вошло у меня в привычку, но в последнее время я делаю это нечасто.

— Должнобыть, вы ищете что-то.

— Нет,или, полагаю, да. Я несколько неудовлетворен тем, как протекает моя практика. Ядумал о том, чтобы попросить вас о супервизии, но это было бы неудобносовмещать с психо­те­рапией.

—Угу.

— И, крометого... Ну, мне неприятно это говорить, потому что вы действительно много дляменя сделали. Но...

— Это “но”действительно, вероятно, беспокоит вас.

— Да. Делов том, что я действительно чувствую, что вы помогли мне сильно измениться, имои отношения с Тимом теперь, разумеется, стали лучше, и...

— Носуществует еще большое “но”, и, кажется, вы колеблетесь, выражаяего.

— Да. Делов том, что, хотя я, разумеется, намного больше соприкасаюсь с самим собой, иэто хорошо, я не уверен, что то, с чем я соприкоснулся, так уж хорошо. Конечно,это не ваша вина. Дело в том, что в последнее время я так подавлен,и...

— И,кажется, ваше состояние не собирается изменяться.

— Да,полагаю, да.

Прозвенел звонок, и Хол начал подниматься.Время для окончания сеанса было неудачное.

— Хол, язнаю: вам трудно было сказать это. Я действительно хочу, чтобы мы вернулись кнашему разговору.

—Разумеется, Джим, не беспокойтесь. Вероятно, это вре­менно.

Хол ушел, а я расстроился. Действительноли он в плохом состоянии Действительно ли, помогая ему прорваться к своемусубъективному центру, я подтолкнул его к этой депрессии Насколько онаглубока

__________

Глубоко похороненные мысли и чувства,которые мы прячем от себя, боясь узнать самих себя и быть самими собой,появляются в сознании неожиданно. Некоторые из них болезненны, некоторыепугают, а некоторые наполнены горечью разочарования. Многие, встречаясь с этимибывшими узниками наших внутренних концлагерей, протестуют против ихосвобождения. Лучше не знать; лучше оставаться без них, утверждают они. Ножизнь сама по себе становится неполной и бесцветной, если мы не осмеливаемсявзглянуть в лицо самой сущности своего бытия. Боль Хола и его чувствобессмысленности пугали и его, и меня, но я был убежден: единственный способ дляХола обрести свою собственную витальность состоит в том, чтобы пройти черезподлинную конфронтацию с этими чувствами и включить их в свое внутреннеежизненное осознание.

18 декабря

Это случилось за несколько месяцев дотого, как Хол снова обрел неутомимость в работе.

—Возможно, мне нужно вернуться в Центр последипломного обучения и прослушатьнесколько действительно толковых тренингов по групповой терапии. Я часто думаюо том, что не получаю достаточно пользы от своих групп. Когда я читаю о том,что они делают в Центре, мне кажется, они знают, что делают. Вы знакомы с ихпоследними докладами...

Слушая Хола, я ощутил в его поисках большезаинтересованности, —в том, как он постоянно просматривал книги и журналы, добросовестно посещалзанятия и лекции. И все-таки в этом чувствовалась неполноценность и фрустрация.Он по-прежнему был несчастен, думая о работе, к которой самоотверженноготовился столько лет и которая теперь так или иначе занимала большую часть еговремени. Неудивительно, что позднее на этом же сеансе Хол заметил:

— Ипоэтому я думал о том, чтобы перейти целиком к исследовательской работе илипреподаванию, или иногда... У меня возникали такие мысли, что... ну, можетбыть, мне заняться преподаванием. Я имею в виду, что у меня хорошее место вколледже, и, думаю, я смог бы получить там полную ставку, и затем, бытьможет... Это могло быть довольно привлекательно — иметь умеренную учебную нагрузкуи оставлять какое-то время для размышлений и...

— Хол, чтос вами происходит Кажется, вы не можете дать волю своим мыслям. вы как будто выдыхаетесь, перебиваетесебя...

— Нет, незнаю. Полагаю, я просто не уверен или что-то в этом роде. Я спрашиваюсебя... — Онзамолчал, не договаривая.

— Вы нехотите говорить

— Что О,нет, ну, в самом деле, нет. Я слишком много топчусь на одном месте. В любомслучае, это все несерьезно, и не стоит тратить на это время. Кроме того, я быдействительно хотел вместе с вами подумать об идее полного перехода кпреподаванию. Я знаю, что вы...

Но тон Хола заставил меня снова перебитьего:

— У менятакое впечатление, Хол, что эта идея, о которой вы не хотите говорить,доставляет вам много беспокойства, хотя вы и говорите, что этонесерьезно.

Теперь пауза перед его ответом была оченьдлинной. Он, очевидно, боролся с собой, и когда наконец заговорил, его словазвучали медленно и с большим напряжением.

— Хорошо.Буду с вами откровенен, но я хочу, чтобы вы знали: это просто одна из техмысленных фантазий, которые бывают у всех. Я просто подумал о том, чтобыпрекратить, вот и все. Ничего особенного, правда.

—Прекратить, Хол — Янастаивал.

Было крайнее раздражение — или отчаяние — в его голосе, когда онответил.

— Да,прекратить, понимаете Просто прекратить. Прекратить работать, заниматьсяпсихологией, прекратить все.

—Все

В этот момент его голос стал совсемслабым. Борьба, казалось, прекратилась так же быстро, как ивспыхнула.

— Всевообще — прекратитьжить.

В моем кабинете стало оченьтихо.

Мое внутреннее напряжение странным образомспало. Не то, чтобы я сомневался в серьезности суицидальных импульсов Хола.Когда я думал об этом, я был крайне встревожен ими. Он собирался сделать это. Ион спокойно мог это сделать. Я не мог этого недооценивать. Нет, странноеоблегчение стало результатом завершения. Каким-то образом последние пять илишесть недель я чувствовал присутствие в Холе какой-то угрозы, и никак не могпонять, в чем она заключалась. Я не мог даже найти подходящих указаний в том,что он говорил мне, чтобы проверить свою интуицию. Теперь все это обнаружилось.Хол размышлял о самоубийстве. И размышлял очень серьезно.

Я молчал, занятый собственными мыслями.Хол первый очнулся от задумчивости.

— Я несобирался пугать вас, Джим. Я не намерен делать ничего прямосейчас.

— Если этокогда-нибудь случится, я постараюсь, чтобы ни вы, ни моя семья, ни кто-либодругой... не были замешаны. Я знаю, что это значит для терапевта, если пациенткончает жизнь самоубийством. Фактически я не хотел говорить вам. Вы простослишком быстро собрали все улики.

—Возможно, вы их плохо скрывали, потому что хотели, чтобы я знал.

— Ну, да,может быть, но...

— Вамсейчас очень одиноко.

— Да. Но ямогу это выдержать. Его подбородок задрожал, но он пытался сохранить спокойноеи печальное выражение, которое было у него все это время.

— Покакой-то причине вы вынуждены скрывать свое одиночество и свою боль дажесейчас.

— Джим,Джим, это не принесет ничего хорошего. Я знаю, знаю. Вытеснить все эмоциинаружу, да Да, это действительно помогает, но только если у человека осталосьчто-то еще. Слишком поздно, или я слишком запутался, или что-то еще. Я непонимаю, что говорю. Это просто бесполезно, бесполезно.

Слезы брызнули из его зажмуренных глаз.Внезапно Хол расслабился и обмяк, позволив боли овладеть им. Он не делалникаких усилий достать салфетку, а просто тихо плакал без всхлипываний,содрогаясь всем своим большим телом.

20 декабря

Два дня спустя, в четверг, Хол по-прежнемупребывал в печальном настроении. Он не был по-настоящему подавлен, скорее,чувствовал себя смирившимся. Его состояние служило контрастом к праздничнойатмосфере, царившей вокруг. В его присутствии было нечто зловещее.

— Хол, каквы чувствуете себя, ваш внешний вид говорит о глубокой печали.

— Ячувствую себя так, как будто сделал все, что мог, и теперь мне осталось толькождать. Ждать чего-то.

—Ждать...

— Не знаю.Возможно, чего-то, что меня отпустит. Я даже не знаю, что подразумеваю надэтим. Нечто, что освободит меня. Возможно, это будет окончательно, конец всему.Возможно, это будет что-то, что избавит меня от необходимости все заканчивать.Я не знаю. Не знаю, Джим. Я просто должен ждать.

— Я будуждать вместе с вами.

— Да, язнаю. И это много значит для меня.

— И дляменя.

Мы долго вместе молчали.

15 января

Наступил новый день, и настроение Холастало более беспокойным и раздраженным.

— Выкогда-нибудь спрашивали себя, почему вы занимаетесь этим дурацким делом А яспрашивал. Просто мне именно это и нужно. Нужно, чтобы каждый сваливал все наменя. Миссис Кановски хочет знать, кто должен принимать решение по поводу денегв семье. За ней или за Германом должно остаться последнее слово Ну же, доктор,каков ответ Разве их не учили этому в средней школе Потом мистер Байвардспрашивает меня со слезами на глазах, — спрашивает меня, понимаете — что он может сделать, чтобыпомочь своему сыну-подростку, который связался с плохой компанией. А молодойБилл Льюис смотрит на меня с большим уважением и хочет, чтобы я использовал всесвои огромные знания (в конце концов, я же был профессором психологии в егоколледже в прошлом году), весь свой запас знания, чтобы сказать, жениться лиему на малышке Бетси Картер или просто переспать с ней, поскольку она неиудейка), и его семья закатила бы истерику, если бы он на ней женился. Простойвопрос, не так ли Разумеется, статистика относительно межконфессиональныхбраков сделала бы ответ на этот вопрос простым для каждого, особенно дляпрофессора или доктора. Затем есть старый добрый Бен Фоулер, пьяница, какихмало. Но он так раскаивается после каждого очередного запоя. “Доктор, как мнезаставить себя бросить пить Я знаю, это разрушает мою жизнь. Я скоро потеряюсвою семью. Скажите, доктор, что говорят все ваши психологическиеисследования” Ну вот, доктор Бьюдженталь, что мне им всем говорить,а

— А что выговорите, Хол

— О, ячуть не забыл миссис Палмер, милую миссис Палмер. “Пожалуйста, проверьте моегосына с помощью тестов и скажите ему, в какой из областей его ждет самыйнаибольший успех. О, миссис Палмер, никогда не используйте сразу двепревосходные степени прилагательного. Видите ли, я — профессор. Я знаю, как грамотноговорить. А что касается вашего сына... Ну, лучше поискать прилагательныесамой, а заодно и приложения... Самой, Иокаста7, самой”.

— Ого! Онии правда достали вас, да

— Онивсегда это делают! Все эти милые люди. Все эти милые вопросы. Как мистер имиссис Грин: “Доктор, почему мы все время ссоримся Мы действительно так сильнолюбим друг друга. Скажите, как нам перестать обижать друг друга”. Такперестаньте! Довольно! Довольно! Я не могу этого сделать.

— И выстрадаете оттого, что не можете.

— Страдаю,черт возьми. Они платят свои деньги. Что мне делать, как вы думаете Говорить“Не расстраивайтесь” и похлопывать их по плечу, как делали старые доктора Нет,их этим не купишь. Их запрос ясен и внятен: “Вы доктор. Вы учились всему этому.Вы преподаете в колледже. Вы психолог! Вы должны знать. Должны! Скажите нам. Помогите нам. Мыотказались от необходимых вещей, чтобы заплатить вам. Помогите нам. Мызапутались в жизни. Помогите нам! Помогите нам!” Так что мнеделать

— Что вамделать

— Яговорю: “Расскажите мне об этом, миссис Кановски”. Я говорю: “Ну что ж, Билл,давайте посмотрим, вы старший в семье Был ли ваш отец ортодоксом,консерватором или реформатором И насколько строгим было христианскоевоспитание Бетси Ваши родители жили вместе постоянно А родители Бетси И какдавно вы друг друга знаете И насколько близки ваши отношения Я имею в виду,что вы спите с ней только по выходным или каждую ночь Но не в Субботу! Нет, нет”. О, черт, Джим, яизображаю придурка, я знаю. Но мне легче, если я выплесну это на кого-нибудь.Ну вот, теперь вы доктор и должны привести меня в порядок, верно Я буду простолежать тут на кушетке и тихонько ворчать, пока вы пролистаете все свои книги ивыясните все насчет меня.

Он замолчал. До этого времени он, похоже,вообще не слышал меня. Я был потрясен.

— Божемой, Хол, вы действительно испытываете груз всех этих вопросов, как будто наплечах у вас — тоннакамней!

— Вычертовски правы: я устал от этого. Я почти выдохся. Я хочу покончить со всемэтим. Я сыт по горло.

— Такустали, что хотите уйти от всего этого, но единственный способ, который вывидите, —самоубийство.

— Еслитакова цена, о’кей. Яготов, дружище. Вот где у меня все это. Взять все это и засунуть прямо взадницу.

— Да, выне в депрессии. Вы злы, как черт.

—Поразительная догадливость, мой дорогой доктор!

— Ивы...

— Нет,Джим, не хочу вешать на вас все это дерьмо. Мне жаль. Я просто так устал,расстроен и раздражен... — Внезапно гнев прошел, и Хол обмяк в своем кресле.

— Хол, дочего вы дошли Вы меня не обидели. Я знаю вас, и мы знаем друг друга. Несколькопоспешных слов ничего не значат для меня.

— Да, да,знаю. Я просто сожалею, что кричал на вас. Надеюсь, я не сделал вамбольно.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.