WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |

— О!Понимаю. Это смущает меня. Но как глупо. Надеюсь, это действительно для вастяжело. О-ля-ля! Я не слишком разумна, и вообще у меня мысли путаются, когда ятак говорю. Но это действительно забавно.

— Луиза,вы выразили заботу обо мне, и не хочу потерять это ощущение. Если выразденетесь, я, разумеется, буду реагировать на вас, на вашу наготу и на всюситуацию. Я не хотел бы оставаться бесстрастным при этом. Если вы беспокоитесь,что ваше раздевание может быть для меня физически болезненным, этонесерьезно.

— Я всегдаслышала, что мужчины страдают, если они возбуждены, а девушка не... не хочетзаниматься любовью.

— Это, восновном, мужская пропаганда, Луиза. Если у мужчины наступает эрекция, и емунеудобно, он вполне может справиться с этим разными способами. Он небеспомощен. Мужчинам на самом деле нравится приходить в возбуждение при помощивсякого рода сексуальных стимулов в обстоятельствах, когда никакое завершениеневозможно, —стриптиз-шоу, журналы и т.п. Но хватит лекций. Нет, Луиза, мое беспокойство оттого, что вы разденетесь, связано не с возможным физическимдискомфортом.

— Но выговорите, что обеспокоены.

— Да. Подвум причинам. Во-первых, я знаю, что многие мои коллеги сурово осудили бы меняза то, что я позволил вам раздеться. Мы, терапевты, должны во время терапииизбегать любых действий, кроме слов, особенно любых сексуальных действий, инарушение границы может вызвать скандал. Я с этим не согласен, но когда мыговорили о том, что вы снимете одежду, я обнаружил, что думаю именно обэтом.

— Недумала, что могу причинить вам неприятности! Давайте просто забудем обо всем обэтом. Кроме того...

— Нет,Луиза, я не хочу так просто убегать. Мы позволяем определенной традиции влиятьна нашу жизнь, точно так же, как вы позволяли влиять на нее предписаниям миссисКольтен. Я нахожусь под воздействием этой традиции, — фактически, я верю, что она вомногом правильная, —но не хочу слепо подчиняться ей. Мы с вами должны подумать вместе и осознатьвсе как можно яснее, чтобы выбрать, как нам действовать. Любой готовый ответ,подсказанный извне, —это избегание своей собственной ответственности и своей собственнойжизни.

— Все же ябеспокоюсь за вас.

— Этомногое значит для меня, Луиза, но это не единственное обстоятельство. Я сказал,что существует вторая причина моего беспокойства о том, что случится, если выразденетесь. Она касается значения, которое это имеет для вас и для нас обоихименно сейчас. Вы думали о том, что может случиться, когда выразденетесь

Ее прерывистое дыхание само по себе былдостаточным ответом. Луиза пристально посмотрела на меня ирасхохоталась.

— Это неочень джентльменский вопрос, доктор. — Мы оба усмехнулись, и онапродолжала. — Да, яподумала, что это было бы очень здорово.

—Сформулируйте.

— У менябыла маленькая фантазия, в которой... О! Опять! Боже! Мне действительно трудноговорить об этом прямо. О’кей, вот: у меня была фантазия, в которой я раздевалась, и затемвы обнимали меня —как тогда, когда я уходила в прошлый раз, и... ух! Так трудно говорить, когдадыхание перехватывает. А затем мы лежим на кушетке и занимаемся любовью.Хм-м-м-ф-ф-ф! Здесь! — Она возбужденно дышала.

— Надеюсь,фантазия не была столь схематичной, как вы рассказали, — улыбнулся я. Луиза быластрастной женщиной. Теперь, когда она преодолела самый сильный из своихстрахов, ее эротическая привлекательность вновь обрела полную силу и сталадействительно мощной. Я посмотрел на нее в этом открытом сарафане и представил:она снимает его, а потом снимает трусы, которые, возможно, были единственным,что еще на ней было надето сейчас. У меня перехватило дыхание. Прекрати, Джим,вернись к работе!

— Нет, небыла, но я действительно не хочу произносить это сейчас вслух.

—О’кей, но вопрос вотв чем: что случится после того, как вы разденетесь Я действительно нахожу васпривлекательной, Луиза, и я могу с легкостью представить, как прекрасно было бызаниматься с вами любовью. Но по целому ряду причин, — часть из которых связана снашими отношениями и вашей терапией, а часть лежит вне этого и касается другихсторон моей жизни,—по всем этим причинам я должен принять решение не вступать с вами в сексуальнуюсвязь. Поэтому...

— О, язнаю об этом. Я и не думала, что это может произойти на самом деле. Выспросили, и я вам ответила. Нет, то, что я хотела сделать — сейчас это чувство как быушло, — просто надобыть такой же обнаженной, как на тех снимках.

— Этозвучит очень здорово, Луиза.

Она была молчалива и неподвижна. Япочувствовал себя удивительно спокойно. Вероятно, я должен был подумать еще омногом. Существует еще и возможность скандала, если кто-нибудь узнает. О,ерунда, я устал быть осторожным и отворачиваться от жизни. Луиза показывала мнепример большего мужества. Сиди спокойно и наслаждайся ее откровенностью и еетелом.

Ее руки медленно поднялись вверх и началиразвязывать бретельки на шее. По-прежнему медленно руки опустились вниз вместес тесемками, так что верхняя часть сарафана уже ни на чем не держалась.Поколебавшись, руки опустились еще ниже, обнажив ее груди. Затем она внезапноостановилась и, затаив дыхание, скрестила руки на груди.

Мы оба молчали. Луиза лежала напряженная,слезы скатывались у нее по щекам. Все ее тело было натянуто, словно струна,казалось, оно начнет конвульсивно дергаться. У меня мелькнуло чувстворазочарования, когда возбужденное предвосхищение сменилось сочувствием к еестраданию.

— Чтотакое, Луиза —спросил я шепотом.

— Мнежаль, Джим. — Слезыполились сильней. —Мне очень-очень жаль. — Она плакала с такой явной печалью.

— Скажитемне.

— Мнежаль. Я знаю, как вы хотите увидеть меня. Я действительно чувствую это. Япочувствовала это, когда показывала вам снимки. И я хочу... хотела показатьсебя вам. Хотела уже давно. С того самого дня, когда расстегнула блузку. Атеперь...

Луиза снова заплакала. Я ждал. Это былосовсем не то, что я думал. Я думал, она стесняется своего сексуальноговозбуждения, но теперь чувствовал, что она плачет обо мне. Обо мне!

— Явсе-таки разденусь. Я действительно хочу, потому что знаю: вам это понравится,но должна сказать вам — о черт, не хочу этого говорить, — я должна сказатьвам...

— Скажитемне, Луиза... —Мягко.

— Ясделала бы это, —продолжала она шепотом, — в основном, чтобы угодить вам. О! — Она громковоскликнула, — это несовсем так. Мне нравится делать это, но каким-то образом, поскольку у меня естьДон, это не будет тем же самым. То есть, ох, я не хочу делать вам больно. Ядействительно беспокоюсь о вас, Джим, вы об этом знаете. Я действительно люблювас. Но теперь по-другому. После того, как я показала вам на днях снимки, явнезапно поняла, что это на самом деле было не для меня. Да, не для меня. Ядействительно была несколько взволнована, возбуждена. Но, с другой стороны,полагаю, я делала это, главным образом, для вас. Как будто знала, что вам этопонравилось бы. И мне нравилось, что вам это нравится. А теперь, теперь ядействительно получу удовольствие, наблюдая, что вы видите меня и что вамнравится смотреть на меня, обнаженную. Это будет страшно, но и возбуждающетоже. И...

—И

— И я хочусделать это для вас... чтобы посмотреть, как вы смотрите наменя... — Ее рукиначали опускать сарафан вниз.

—Подождите, Луиза. —Руки остановились, но больше не прикрывали ее. Ее груди обнажились, и я сновапочувствовал растущее желание увидеть все ее потрясающее тело. — Подождите, Луиза. Вы сказалинечто очень важное. Важное для вас и для меня.

— Не хочу,чтобы вы думали, что я не забочусь о вас, Джим. Вы спасли мою жизнь. Я имею ввиду, что сделала бы для вас все, что угодно. И я действительно подразумеваювсе, что угодно.

— Я знаю,Луиза, но я думаю, что вы сейчас совершаете нечто гораздо более важное, чемснимаете для меня свою одежду. Вы правы. Я действительно хочу увидеть васобнаженной, но больше всего я хочу не этого. Именно сейчас вы дали мне нечтоболее ценное: поверили, что я буду с вами, даже если вы не станете делать того,что хочу я или какая-то моя часть.

— Знаю,Джим. Я начала снимать платье и внезапно поняла, что перестала доверять вам исамой себе. До того, как мы с Доном стали так близки, — я имею в виду, и сексуально, иэмоционально, — мнехотелось снять перед вами свою одежду только для себя. Я знаю, потому что многораз думала об этом. Но теперь, когда я начала снимать платье, поняла, что насамом деле делаю это не для себя, а потому что знаю, что вы хотите этого. Япревратила вас в старого мистера Кольтена и просто пыталась угодить. И не хочуделать этого ни для себя, ни для вас, Джим.

— И вызнаете, что несмотря на мое сексуальное возбуждение, я тоже не хочу этого,Луиза. Я действительно благодарен вам за то, что вы остались верны себе исохранили доверие ко мне.

__________

После того, как Луиза ушла, я несколькоминут сидел, чувствуя себя усталым и обессилевшим. Она была так права. Я былтак захвачен ее пробудившейся сексуальностью, возросшей телесной свободой, ибез того всегда сильным эротизмом, что потерял понимание ее и собственноймотивации. Мне пришлось с неохотой признать мужество, с которым Луизапротивостояла мне, и понять, что мы подошли к заключительной стадии ее терапии.У меня больше не будет возможности увидеть эту потрясающую женщину обнаженной,и я сожалел об этом.

22 июня

Когда Луиза вошла, она выгляделаподавленной и довольно нерешительной. Она уселась в большое кресло, вместо тогочтобы лечь на кушетку, и выражение ее лица было очень собранным исосредоточенным.

— Джим,я... С тех самых пор, когда я ушла в понедельник, у меня внутри идет борьба.Я...

—Расскажите мне.

— О,столько всего. Иногда я отшатываюсь от себя и говорю себе, что была слишкомсамонадеянна... А потом я внезапно чувствую, что упустила шанс испытатьчто-то... что-то особенное с вами... Затем я начинаю злиться на себя за то, чтодумала, будто вы... за то, что хотела... Затем на какое-то мгновение у меня вголове проясняется, и я понимаю, что в понедельник случилось что-то оченьхорошее, но сразу же начинаю терять это понимание, и...

— У васмного разных версий того, что произошло с нами здесь в понедельник.

— О, да!Так много... Но... Я также хотела бы знать, что вы об этом думаете.

— Я тожемного думал об этом, Луиза. Но основное впечатление — очень глубокое восхищение вами ивашей твердостью, тем, что вы действительно сохранили доверие и к себе, и комне.

— Иногда яоб этом жалею.

— Я знаю.Я тоже иногда. Но, главное...

— Главное,я рада, что все так получилось.

Так продолжился наш сеанс. Мы чувствовалитеплоту и уважение друг к другу и знали, что прошли какую-то точку, к которойуже не вернуться. Луиза стала не просто моей пациенткой. Она стала моим другом,который может что-то дать мне и не пытается просто угодить. Как бы долго нипродолжалась наша терапевтическая работа, отныне она носила существенно инойхарактер.

После того, как Луиза ушла, я был задумчиви порадовался перерыву перед следующей встречей. Эта испуганная,соблазнительная, конфликтная, возбуждающая женщина-ребенок выросла в этомкабинете в сильную личность, которая сама управляет своей жизнью. Моисобственные желания могли легко повредить этому процессу роста, и, возможно, вкакой-то мере так и получилось. И все же, с другой стороны, мои субъективныечувства были важны для ее роста. Я никогда не планировал той стратегии, которойбессознательно следовал. Поэтому никогда не смог бы сознательно спланироватькурс, который оказался эффективным для Ларри, или Кейт, или других пациентов,которые выросли в этой комнате. Наоборот, всесторонне рассматривая эти случаи,я не могу точно сказать, что было в наших совместных путешествиях такого, чегоне случилось с Беном, с Лилиан или с некоторыми другими, кто так и неосуществил большого прорыва. Некоторые из них получили пользу от нашей работы,но более ограниченную. Отчего возникает эта разница

Снова вернулись мысли о Луизе, наполнивменя теплотой, любовью, чувственностью и удовлетворением. Передо мной прошли ееобразы: жесткая и испуганная вначале; расстегивающая свою блузку иприподнимающая юбку; раскаивающаяся и серьезная в своей борьбе; возбужденнопоказывающая мне свои снимки в обнаженном виде — особенно одну невероятноэротичную фотографию; я вспоминал ее твердость в противостоянии мне в другойраз, когда она наполовину сняла платье; ее растущее внутреннее спокойствие вовремя разговора. Возможно, я на время потерял из виду ее целостныйобраз, — возможно, явообще чаще, чем хотелось бы признать, теряю перспективу в общении слюдьми, — но нечтоглубокое внутри Луизы и внутри меня самого оказалось достойно доверия, и онопроявилось.

26 июля

Луиза и Дон решили жить вместе. Она былавоодушевлена этим замыслом, но и испугана. Луиза понимала, что начинаетстремиться к тому, чтобы угождать Дону настолько, что ей будет труднообнаружить собственные чувства. Мы непосредственно работали с этим знакомымимпульсом, и она добивалась реальных успехов, хотя этот паттерн все ещепостоянно появлялся.

На работе Луиза ждала ответа доктораЭллиота на свои письменные возражения против его распоряжений. Она обнаружила,что другие сотрудники подготовили похожие докладные записки, и с нетерпениемждала неизбежной конфронтации со смешанным чувством возбуждения и страха. Затемдоктор Эллиот внезапно объявил о своей отставке, и прямой развязки непоследовало. Луиза почувствовала облегчение и разочарование, но она быладовольна, что проявила последовательность в отстаивании своейпозиции.

8 ноября

Луиза и Дон решили, что они не подходятдруг другу и расстались. Луиза хорошо перенесла окончание своего романа, в томсмысле, что у нее не было срывов, хотя она и чувствовала сильную боль иразочарование.

10 января

Луиза почувствовала, что к этому временипроделала в терапии уже достаточно, и я был с ней согласен. Когда она уходила,мы оба чувствовали любовь и печаль. Мы оба выросли и изменились в результатенашего общения.

11 июня

Я получил приглашение на свадьбу Луизы идоктора Дона Веббера вместе с запиской: “Мы решили, что лучше бороться и бытьвместе, чем быть одинокими и жить отдельно”. Это была свадьба, на которой ясобирался поцеловать невесту с таким волнением и нежностью, какие были известнытолько мне.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.