WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |

— Ну,знаете, чтобы заниматься сексом во время первого же свидания. Я имею в виду,что многие мужчины считают, что ты должна если и не ложиться с ними в постель,то сразу начать сексуальные ласки, если тебя пригласили.

— А вы нехотите

— Не таксразу. То есть я могла бы проявить немного нежно­сти, но действительно не хочу...так скоро вовлекаться в это физически.

—Вы не хотите или миссисКольтен не одобрила бы вас

— Ну,может быть, она... Нет, думаю, я сама не хочу. По крайней мере, не так быстро,как с большинством мужчин, которых знаю.

— А какнасчет Дона

— Ну, онне подталкивал меня, и...

—И..

— И мыможем узнавать друг друга более постепенно.

— Как высебя чувствуете с ним

—Превосходно. Он очень добрый и сердечный человек. Мне действительно с нимнравится.

— Звучиточень корректно и формально.

— Ну, я непонимаю, для чего вам все это знать.

— Такпочему бы не спросить меня об этом

— Ну, такзачем

— Выспрашиваете меня, потому что я вам сказал или потому что вы хотитезнать

— О, чертпобери. Я... Нет, подождите минуту. Я... хорошо. Беру свои слова назад. Я быласмущена, рассказывая вам о Доне и обо мне, но не хотела говорить вам этого.Понимаю, что это помогает говорить о вещах, которые смущают. Поэтому у меня нетвопросов.

Хорошо, что Луиза отдает себе отчет всвоих мыслях. Я почти сказал ей об этом, но это поддержало бы ее привычкуобращаться ко мне за одобрением. Поэтому я просто ждал.

— У нас небыло секса. Мы не занимались любовью. Но мы целовались и обнимались, и это былоочень здорово. Это было так долго. Я не знаю, влюблена я в него или нет, но мненравится близость с ним, нравится, когда он прикасается ко мне и я прикасаюсь кнему. И он действительно такой милый человек, такой добрый изаботливый.

8 мая

На групповом сеансе Луиза попробовалаподелиться некоторыми своими чувствами: одиночества и страха, что стареет, атак и не жила по-настоящему полной жизнью. Когда она рассказала о своем романес Ральфом, Дженнифер услышала только, что Ральф был женат, и яростнонабросилась на Луизу. Для женщины, которая организовала всю свою жизнь так,чтобы угождать другим, это переживание было экстремальным. Она смутилась,попробовала сначала объяснить, но вскоре стало очевидно, что Дженнифер невразумить. Тогда Луиза разозлилась и начала защищаться. Как я ни был обеспокоенза Дженнифер, все же порадовался, увидев, как Луиза забыла о том, что нужнобыть правильной и приятной, и смогла за себя постоять.

11 мая

Луиза явно была подавлена и как-тозамкнута, когда вошла в мой кабинет. Она быстро легла на кушетку, вздохнула инесколько минут лежала молча. Я понял, что она плачет про себя. Никто из насничего не говорил. Наконец, она потянулась за салфеткой и начала говорить почтинеслышным голосом.

— Внутрименя идет такая война, что я чувствую себя избитой и израненной. Ядействительно чувствую себя совершенно внутренне разбитой. Я никогда не думала,что это может быть столь болезненно.

— Выможете рассказать мне об этом

— Я такзапуталась. — Луизазаплакала еще сильнее. — Не знаю, как все это сказать.

— Простокак получится. Не пытайтесь пока привести все в порядок.

— Ну,после группового сеанса я подумала, что со мной все в порядке. Думала, чтодержу себя в руках. Я... Затем я пошла домой, легла, и тогда все ужасные вещи,которые я произнесла, вновь вернулись, и... О, я просто хотела умереть. Япродолжала думать о том, что сказала этой бедной женщине, которая так страдала.И думала, что вы и вся группа должны были, конечно, возненавидеть меня. Я недумала, что смогу еще раз прийти сюда, и знала, что никогда не осмелюсь большепоявиться в группе. И... — Луиза замолчала и начала всхлипывать.

—М-м-хм-м. — Пусть всеидет своим чередом.

— Затем яподумала, что должна сразу же позвонить вам, сказать, что сожалею, выяснить,как связаться с Дженнифер, извиниться перед ней... Я чуть не позвонила вампосреди ночи. Но когда я стала думать о Дженнифер, мои чувства начали меняться,и... и внезапно я взбесилась. Так взбесилась, что стала думать: еще мало я ейнаговорила, и поняла, что на самом деле не могу сказать, что мне жаль. Это былобы ложью. Но потом я подумала, что вы и все остальные, вероятно, возненавидитеменя за это... О, я не знаю. Потому что прямо в разгар всего этогоя...

—Вы...

— Явнезапно услышала, как вы спрашиваете меня: “Вы испытываете те чувства, которыебы мне хотелось, чтобы Вы испытывали” — таким насмешливым голосом, какойу вас бывает иногда. И внезапно я... — Она замолчала, переставплакать.

—М-м-м

— Яответила вам вслух: “Идите к дьяволу, Бьюдженталь! Я злюсь, и мне нет дела дотого, кто об этом узнает”. А потом я начала смеяться, прямо там, в темноте,лежа в постели, я смеялась вслух. Но потом вы сказали — я имею в виду, в моемвоображении: “Вы рассердились, потому что знаете, что это мнеприятно” — и я незнала, а теперь...

—Теперь

— Теперь,знаете, — удивленнымголосом, — я чувствуюсебя лучше. Я имею в виду, прямо сейчас. Я хочу не думать вообще о том, что выобо всем этом думаете, но я делаю это. И надеюсь, вы не сердитесь на меня и неиспытываете ко мне отвращения. Но не думаю, что вы прогнали бы меня, даже еслибы я была вам противна, и...

—И...

—И если вы попытаетесь, я буду бороться с вами тоже!Вот так! — Онаповернулась ко мне и оскалилась. Я пытался не оскалиться в ответ, но не смог. Имы вместе расхохотались.

Затем я посерьезнел.

— Итак, вызакончили мне угождать, да

— О, идитек черту!

18 мая

Луиза все больше втягивалась в борьбу сдоктором Эллиотом. Его придирки были многочисленны и ничтожны. Ощутив в себевнутреннюю силу, она оказалась способной спорить с ним, но по-прежнемупродолжала в целом угождать ему. В результате Луиза была вынуждена избегатькризисов и скандалов.

Тем временем ее отношения с Доном Вебберомстановились все более поглощающими и интимными. Я ощущал некоторую родительскуютревогу (как бы он не обидел мое дитя) и даже ревность (я надеялся, что онпонимает: ему повезло, что ему достанется такая привлекательная женщина).Некоторое время я обдумывал эти свои чувства, пытаясь их осознать испрогнозировать.

Сегодня Луиза действительно являла собойотраду для мужских глаз. Ее юбки стали намного короче, чем обычно, и онагораздо меньше заботилась о том, чтобы аккуратно их одергивать. Так что ее ногибыли вполне открыты для обзора и ее новые яркие блузки гораздо большеподчеркивали ее грудь, чем та одежда, которую она носила раньше.

— Выникогда не догадаетесь, что я делала прошлой ночью. — Мне показалось, что она сказалаэто слишком игриво. В этом было нечто преувеличенное.

— Что выделали Очевидно, это подходящий вопрос.

— Ну вот!Я хотела, чтобы вы догадались, но не буду вас заставлять. Я купалась нагишомвместе с Доном. Что вы об этом думаете

— Это быловесело

— О,да! — Ничегонаигранного в тоне.

— Тогда,думаю, это здорово. Расскажите мне об этом.

— Ну, мыпросто подъехали к берегу и обнаружили одно замечательное место, и никоговокруг, и луна была видна наполовину, и мы просто переглянулись и сказали:“Почему бы и нет” Мы сбросили одежду и пошли купаться. Это было простовеликолепно. Волны так приятно омывали мое тело. Я не понимаю, зачем вообщелюди носят купальники. Действительно не понимаю.

—Угу-хм-м.

— Видите,как далеко я зашла —Она меня поддразнивала.

— Тыпрошла большой путь, детка! Думаю, дорога была правильной, не такли — Ее игривоенастроение было заразительным.

— Знаете,думаю, я немного смущена тем, что так взволнована из-за чего-то, вероятно,вполне обычного для вас и для большинства людей.

— Кажется,вы начинаете терять доверие к себе.

— Нет! Тоесть да, я начала было, но не собираюсь этого делать. Мне было весело прошлойночью, это было ново для меня и стало большим шагом вперед.

— Что ещепроизошло

— Что выимеете в виду О, нет, нет, мы ничего не делали. То есть, ну, мы делали, но невсе.

— Кажется,вам так трудно говорить о своем теле и своих чувствах. Как будто сами словаболезненны или грязны.

— Я знаю.Это глупо, разве нет

— Нет, яне думаю, что это глупо.

— Да, яопять за свое. Я предаю себя ради какого-то несчастного слова, услышанного отвас или от кого-либо еще. Нет, это не глупо. Я так воспитана, но хочу изменитьсвою жизнь.

— Что ещепроизошло, помимо купания нагишом

— Ну, мылежали на песке и... И ласкали друг друга. Там. О, Господи, кажется я веду себякак застенчивая школьница. Мы занимались любовью. Всеми способами, кромесоития. Я не могла, потому что не приняла пилюлю, и у Дона не было никакойзащиты.

— Этоблагоразумно.

— Но онпридет сегодня вечером и...

—И...

— И я хочузаниматься с ним любовью.

— Что вычувствуете, так просто говоря об этом

— Этоздорово. Просто здорово.

21 мая

На следующем сеансе Луиза появиласькакой-то натянутой и либо очень раздраженной, либо оченьиспуганной —невозможно было точно определить. Она прошествовала к кушетке, ложиться нестала, а села и посмотрела на меня. Я увидел, что глаза у неемокрые.

— Чтотакое, Луиза — Яобнаружил, что спрашиваю себя, не оказался ли Дон жестоким. Эй, помни, чторевнивый отец — этоне терапевт.

— ДокторЭллиот выдвинул несколько новых правил, которые уж чересчур строгие и слишкомстаромодные. Я так боюсь, Джим. Я не смогу согласиться с ним на этот раз. Яустала от попыток сгладить конфликты между ним и студентами и другимисотрудниками. О, я не хочу иметь неприятности. Это меня так пугает. Я продолжаюдумать о том, чтобы сбежать. Знаю, глупо, но не могу этого вынести.

— Выначинаете разрушать веру в себя, Луиза.

— Верно! Яне думала об этом. Ну, я не собираюсь делать этого. — Она подняла голову и выдвинулавперед подбородок. —Я хотела превратить в шутку тот факт, что начинаю злиться, но не буду этогоделать. Я разозлилась. Думаю, доктор Эллиот собирается зарубить хорошуюпрограмму, в которую я вложила много труда, и я буду бороться сним.

Некоторое время она говорила о своем новомрешении, о неразумности новых указаний директора (действительно, как мне былоизвестно из других источников, они были странной попыткой повернуть времявспять), и о страхе, который она продолжает испытывать и который кажетсянеестественно сильным.

— Джим,это слишком много для меня. Я имею в виду, что действительно испытываювнутреннюю дрожь, когда думаю о том, как скажу ему, что не буду выполнять новыхтребований. Как будто он буквально убьет меня или сделает что-нибудь ужасное.Знаю, он может меня уволить. Но я даже не уверена, что ему удастся сделать это,во всяком случае не без сильного сопротивления. Но этот страх и эта дрожь неиз-за возможности потерять работу. Это гораздо, гораздо сильнее.

Луиза, ложитесь, и пусть все немногоуспокоится. Посмотрим, что придет вам на ум. Не ищите ничего особенного. Простооткройте себя для того, что придет. Она скрестила ноги и быстро устроилась накушетке. Ее юбка мило приподнялась, обнажив часть ее прелестей, но Луиза несделала ничего, кроме формального жеста, одергивающего ее. Она выглядела оченьаппетитно и сексуально притягательно. О’кей, сказал я себе, полюбовался,а теперь пора и за работу.

Тем временем Луиза сделала несколькоглубоких, каких-то содрогающихся вздохов, и в уголках ее глаз появились слезы.Когда я наблюдал за ней, мое настроение изменилось, и я почувствовал, чтоиспытываю к ней теплоту и заботу.

— Джим, ядумаю о том, как провела ночь с Доном позавчера. Это было так сладко, это былото, о чем я мечтала так долго, так невероятно долго. На самом деле мненаплевать на доктора Эллиота и на его правила. Я была так одинока, такневыносимо одинока. Так хорошо быть вместе с хорошим, теплым и любящиммужчиной. Он был так добр, так добр, Джим. И было так хорошо заниматься любовьюбезо всяких ограничений. Я никогда не знала, что так может быть. Почему я такдолго ждала Я так рада, что мы поговорили о сексе и тому подобном. Я совсем нечувствовала напряжения, и не хотела просто угодить ему — я хотела угодить ему, и сделалаэто. И я также обнаружила, что он хочет угодить мне! Это было так странно. Онхотел угодить мне!

— Вамтрудно, даже теперь, представить себе, что кто-то хочет угодитьвам.

— И да, инет. Все вместе. Я действительно влюблена в Дона, Джим. — Ее настроениеизменилось. — Вы неревнуете Я вас тоже люблю, вы знаете, но я влюблена в Дона.

— Я слышуэто. Да, Луиза, думаю, я немного ревную, хотя я и очень рад за вас.

— О,чудесно. — Оназамолчала на минуту. Ее лицо снова поменяло выражение. — Почему эта война с докторомЭллиотом должна начаться именно теперь Я так счастлива, но когда я думаю онем, у меня опять появляется эта противная дрожь.

— Простооставайтесь открытой и расскажите, что еще приходит вам в голову.

— Я сновавижу свою спальню. И чувствую себя чудесно. А потом я вижу облака на летнемнебе. О, было бы здорово выйти на воздух и заняться любовью. О, это заставляетменя вспомнить о Нью Хэмпшире и мистере Кольтене. Бедный старик! И беднаямиссис Кольтен тоже. Я никогда не думала, что буду чувствовать к нейжалость.

—Интересно, нет ли здесь какой-то связи. Вы сняли одежду и наслаждались своимтелом с мужчиной позавчера ночью, а теперь у вас неприятности. Это напоминаетто, что случилось в Нью Хэмпшире.

— Я непомню, что получала удовольствие тогда, но понимаю, что вы имеете ввиду.

Слишком быстро, Джим, слишком быстро. Онане сможет принять этого, если ты будешь просто подбрасывать ей готовые идеи. Язнаю. Почему я так нетерпелив Думаю, я более эмоционально и эротическизахвачен ею, чем признаюсь себе в этом. Нужно действоватьпостепенно.

Остаток сеанса не принес ничего нового, ноЛуиза изучила свой страх достаточно, чтобы почувствовать решимостьпротивостоять доктору Эллиоту.

__________

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.