WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 47 |

— У менясложились хорошие отношения со старшей сестрой, которая вроде как заботиласьобо мне, когда мать попала в больницу.

—Расскажите мне побольше об этом. Я ведь действительно не знаю, как вывоспринимали это, когда были ребенком.

— Паршиво,вот как. Но были периоды...

Медленно и постепенно Фрэнк началрассказывать о себе. За несколько месяцев мы продвинулись в совместной работе.Главное внимание уделялось нами детству Фрэнка, и оказалось, что он стал болеетерпимо относиться к нашей совместной работе над его прошлым. Он редко позволялсебе выразить свои эмоции в настоящий момент, и я был осторожен, не подталкивалего. Мы медленно строили альянс, в котором оба страстно нуждались, и, наконец,начали обсуждать текущие неприятности и тревогу моего пациента, связанную с егообщением. Фрэнк рассказал мне о детстве, полном травмирующих событий,повторяющихся случаях предательства и избегания со стороны родителей, о своемчувстве отчаяния и тщетности. С другой стороны, я оценил стойкость этогочеловека, который как-то сохранил нетронутым маленький огонек надежды, которыйпостоянно читал и размышлял в одиночестве о философии, психологии, этике ирелигии. В своем порыве к самосовершенствованию Фрэнк стал зарабатывать себе наколледж, но его порыв внезапно иссяк, когда он понял, что такими темпами можетполучить степень бакалавра не раньше, чем через 10 лет, а его целью быладокторантура. Но он все-таки читал, с трудом понимал, опять читал и понималбольше, снова читал и начал самостоятельно думать.

8 января

Фрэнк вошел, и от него исходили волныгнева, как от раскаленной печи. Он рухнул в большое кресло и мрачно уставился встену.

— Ну все,они послали меня! Черт подери этих лицемерных ублюдков! Дерьмо! Дерьмо! Незнаю, как я буду продолжать ходить сюда. Вы ведь так же жадны до денег, как ивсе остальные. Могу себе представить, как вы говорите: “Ну, Фрэнк, дружище,извини, но такова жизнь”. Да что же происходит, черт побери Так мы никогданикуда не придем. О, дьявол! Не понимаю...

— Эй, какнасчет того, чтобы посвятить меня...

— Меняуволили, вышвырнули, пустили по миру, дали пинок под зад, мне сообщили, чтовеликий отель “Космополитен” больше не нуждается в моих услугах.

— Как этослучилось

— О-о-ох!Мне это противно. Потому что Берман — подонок, вот как случилось.Потому что Гэмбл, главный менеджер, еще больший подонок, вот как случилось.Потому что...

—Расскажите, что произошло.

— Прошлойночью, около полуночи, этот парень и его девушка зарегистрировались. У них былтолько один чемодан, и он не был слишком тяжелым. Я сообразил, что они простохотят переспать. Ничего нового. Помимо того, что девчонка действительно былапрелестна. Я имею в виду — складненькая. В лифте она сняла плащ, и все, что на нейбыло — тоненькоеплатье, и это было действительно “все”. И все, что под платьем, было что надо,ну, вы понимаете. Я пустил слюни, глядя, как этот пижон ведет ее в комнату. Онбыл один из этих типов при галстуке, всех этих правильных чистеньких молодыхамериканских козлов из среднего класса. Они оба о чем-то болтали, хихикали,украдкой прикасались друг к другу, не обращая на меня никакого внимания. Такчто этот великий плейбой дал мне два доллара чаевых, велел убираться и полез кней еще до того, как я успел выйти за дверь, а она отступала назад ихихикала.

Ну, я вернулся на место, не мог ничегочитать, только и думал о том, как они там наверху развлекаются. У менянесколько недель никого не было. Примерно через час из их комнаты раздалсязвонок. Они просили принести лед. Я принес ведерко, пижон был в купальномхалате, и мне не удалось разглядеть девушку, потому что он стоял у меня надороге, не пропуская в дверь. Я и правда хотел увидеть, как она выглядит безплатья.

Я вернулся к своей стойке, и еще примерносорок пять минут или час ничего не происходило. Затем открывается лифт, ивыходит этот парень, полуодетый и с лицом очумевшего барана. Он был совершенноневменяемый. Я спросил себя, должен ли я идти за ним. Бермана, как всегда, небыло на месте.

Затем я начал думать об этой девушкенаверху. Вначале я представил себе, что она лежит там одна в постели, а затемвдруг начал волноваться, не сделал ли с ней что-нибудь этот козел. Я имею ввиду, что он был такой невменяемый, что мог зарезать ее или еще что-нибудь вэтом роде, и даже не помнить об этом. Чем больше я об этом думал, тем большезаводился, наполовину от желания подняться и получше разглядеть ее, наполовинуот страха, что я там обнаружу.

Я думал о том, чтобы подождать, покапридет Берман, и попросить подняться его, но, конечно же, пойти с ним. Если сдевушкой все в порядке, я хотел бы лично убедиться в этом. Я думал о том, чтобыпозвонить в ее комнату, но какой в этом прок Так что в конце концов я пошелсам.

Я постучал в дверь, но никто не ответил. Япочувствовал себя неуверенно и постучал снова. Может быть, мне нужно было взятьзапасной ключ. Черт, нет, я не буду объяснять, что здесь делаю, если с нейчто-то произошло. Я снова постучал, и внезапно дверь открылась. Она стояла,глядя на меня, опираясь на дверь, потому что сама была почти невменяемой и вчем мать родила. Все, что она демонстрировала в лифте, было абсолютной правдой.Я имею в виду, что ее тело было совершенным. Вероятно, я стоял там, как полныйидиот, уставившись на нее. Через минуту она повернулась, нетвердо держась насвоих очаровательных ножках, и велела мне войти.

Ну, я и вошел, а девушка упала на кровать,лежала и смотрела на меня, но глаза ее были нечетко сфокусированы. Ну, как быто ни было, одно за другим, и вскоре я уже был голым, как она, и кувыркался сней в постели. Ну, это была штучка! Она как будто обвилась вокруг меня, и я незнал, что это может быть так здорово. И как раз когда все шло к финалу, входитэтот пижон! Господи! Что за время он выбрал прийти! Девчонка сперва не заметилаего, но я заметил. Он просто стоял там, глядя на нас, а потом начал смеяться.Он смеялся так, как будто вот-вот лопнет, и я бы хотел, чтобы он и вправдулопнул. Затем девчонка сообразила, что происходит, и велела мне встать. Явстал, а пижон велел мне забрать одежду и немедленно уносить свою задницу изкомнаты. Я подумал о том, чтобы врезать ему, но он уже не выглядел такимневменяемым, и, кроме того, трудно скандалить с одетым человеком, когда у тебяголая задница. Поэтому я ушел и оделся в коридоре.

Не знаю, что этот пижон сказал Берману потелефону, но когда я спустился вниз, этот придурок был там, взбешенный, какбог-громовержец. “Верните форму и убирайтесь из отеля, — сказал он. — Ваш чек вам пришлют, но сюдабольше никогда не приходите”. Я начал объяснять ему, что он может сделать сосвоей дерьмовой работой, а Берман сказал, что дает мне десять минут, чтобы япокинул здание, или он позовет полицейских. Так все и было, и у меня теперь нетникакой работы, ну и черт с ней.

— Ого,Фрэнк! Ну и ночка у вас была!

На одно мгновенье на его обычнонеподвижном лице промелькнула улыбка. Затем он снова помрачнел.

— Да,полагаю. Но что мне теперь делать, черт побери Вы захотите, чтобы я платилвам, а у меня нет богатой тетушки, которая могла бы поручиться за меня, аработу найти трудно, да, к тому же, я устал от подобной дерьмовойработы.

— Фрэнк,вы несколько раз упомянули о моем желании получать оплату. Позвольте мнеговорить прямо. Да, я хочу получать оплату. К тому же у меня нет резервов,чтобы работать в кредит с вами или с кем-либо еще...

— Хорошо,хватит. Я сказал, что знаю: вы хотите, чтобы вам платили. Не надо занудствоватьи читать мне лекцию.

— Что-товы совсем распоясались, Фрэнк. Наверное, слишком часто за прошлую ночь пришлосьрасстегивать пояс...

— Оченьсмешно! — Но онусмехнулся. Я подумал, что втайне он наслаждается своимприключением.

— Как быто ни было, я хотел сказать: если вам нужна отсрочка на месяц или около того,это будет нормально, но я сомневаюсь, что смогу работать в кредит сверх этогосрока. Когда вы увидите, какова ситуация, сообщите мне, и мы вместе выработаемясный план, чтобы знать, на каком мы свете.

— Да,конечно. Эх, черт... Я должен найти что-нибудь в любом случае, поэтому не стоитпугаться, правда К тому же, у меня некоторое время будет пособие побезработице.

—Правильно.

__________

Примерно в течение трех месяцев Фрэнкбеспорядочно пытался найти работу. Он метался между яростью в адрес всейсистемы трудоустройства и всех потенциальных нанимателей и погружением вглубокую депрессию с мыслями о самоубийстве. Он получал какое-то пособие побезработице, из него оплачивал половину моего гонорара и платил за комнату.Регулярное питание было для него проблемой, и иногда он ходил ужинать вночлежку в бедном квартале. Думаю, несколько раз — хотя он и не говорил об этомпрямо — он воровалпродукты в супермаркете.

В это время мы снизили частоту нашихвстреч и решили, что Фрэнк будет посещать терапевтическую группу.

9 января

Когда Фрэнк пришел в группу, Хол взглянулна него, и его лицо приняло мрачное выражение, соответствующее хмурому ивызывающему виду самого Фрэнка. Трудно было понять, действительно ли Фрэнквыглядел более неряшливо, но у меня сложилось впечатление, что он сознательноприлагал еще меньше усилий, чем обычно, чтобы привести себя в “приличный” посоциальным стандартам вид. В самом деле, зная Фрэнка, можно было смелопредположить как раз обратное: я представил себе, что Фрэнк делает даже больше,чем обычно, чтобы продемонстрировать всем своим видом: ему наплевать, что о немдумают окружающие. Кстати, он больше всего заботился о том, чтобы не показатьвиду, как это его заботит.

Если Фрэнк и заметил реакцию Хола, он неподал вида. Он довольно сухо кивнул в ответ на представления и с явнымзамешательством назвал свое имя. Затем отодвинул свой стул подальше от круга,образованного группой, и принял довольно искусственную позу. Когда группаначала разговаривать, Фрэнк следил за направлением беседы с напряженнымвниманием, постоянно поворачивая голову и разглядывая говорящих. Мнепоказалось, что Фрэнк скорее наблюдает представление, чем действительнослушает. Я подозревал, что Фрэнк так зажат и испуган, что вряд ли в состоянииясно слышать, и решил не давить на него, пока он не даст понять, что готов кболее активному участию.

Примерно через сорок минут возникла пауза,а затем Луиза впервые непосредственно обратилась к Фрэнку.

Луиза: Ты давнопроходишь терапию, Фрэнк

Фрэнк: Нет, тоесть да. Я... Какой, к черту, долго Я начал год назад. А тебе-точто

Луиза: Ничего,просто любопытно. Я пришла полтора года назад.

Лоренс: Кажется,ты несколько рассердился на нее, Фрэнк. Верно

Фрэнк (обиженно, сердито,испуганно): Нет, с чего бы В любом случае, зачем извсего раздувать дело государственной важности Господи!

Лоренс: Теперьты, похоже, разозлился на меня.

Фрэнк уставился в дальний угол комнаты,его лицо выражало недоумение по поводу этих странных созданий, рядом с которымион оказался. Хол разглядывал его так пристально, словно собирался просверлитьвзглядом. Наступила тяжелая пауза.

Бен: Мнекажется, ты довольно сильно раздражен.

Фрэнк (обернувшись, чтобы посмотреть надругого человека): А тебя кто спрашивает

Бен: Никто недолжен меня спрашивать. Просто думаю, ты набрасываешься на всех, кто с тобойразговаривает, так что и я могу оказаться в твоем черном списке.

Фрэнк:Подумаешь! (Его глаза снова уставились в дальнийугол).

Кейт: Фрэнк, тыдействительно выглядишь ужасно сердитым на всех. На это есть какая-то причинаЯ часто сама злюсь, так что я вроде как сочувствую тем, кто испытывает такие жечувства.

Фрэнк: Комунужно твое сочувствие

Бен: Эй, тызабыл послать ее, крутой парень.

Фрэнк (ни к кому конкретно необращаясь): Какой козел!

Лоренс: Кажется,мы все тебя раздражаем, не так ли

Бен: Он простокипит от гнева, это парень.

Луиза: Бен, чтоты пристаешь к нему Что он тебе сделал

Бен: Ах, Луиза,у тебя просто золотое сердце. Ты что, не видишь, что это один из этих “детейцветов”, которые не верят в то, что нужно мыться, работать и жить вцивилизованном мире, как другие Знаю я этих типов. Он только ворчит и собираетпособия по безработице, которые мы все ему и оплачиваем.

Фрэнк обернулся и посмотрел на Бена,очевидно, оценивая его. У меня мелькнула мысль, что он собирается перейти кдействиям, и я уже был готов вмешаться, когда Хол, который ничего не говорил поэтому поводу, вдруг взорвался:

Хол: Ради Бога!Бен и все остальные! Разве вы не видите, что этот парень до смерти напуганРазве мы все не были испуганы, когда в первый раз пришли в группу Почему мыдолжны требовать, чтобы он сразу начал играть по нашим правилам Бен, ты был,по меньшей мере, так же испуган, как Фрэнк, когда впервые пришел в эту комнату,и я помню это.

Я был ошарашен. Я думал, что Холсобирается принять участие в атаке, увидев во Фрэнке все то, что бесило его всобственном сыне. Вместо этого Хол смог разглядеть испуганного ребенка за этойугрожающей внешностью. Его слова произвели немедленный эффект нагруппу.

Луиза: Ты прав,Хол. Фрэнк, прости, что мы задевали тебя.

Фрэнк: Да ну, незадевали вы. А кроме того, черт...

Бен:О’кей, допустим, ониспуган. И все мы тоже были испуганы. Но мы не огрызались друг на друга.Слушай, Фрэнк, не люблю людей, которые не моются и говорят так, как ты. И небуду притворяться, что ты мне нравишься, хотя и признаю, что слишком резконападал на тебя.

Фрэнк: Мне ненужны твои поблажки, козел.

Бен: Смотри,придурок, я не веду милые беседы с панками.

Хол: Прекратите,ребята. Слушай, Фрэнк, знаю, что тебе не по себе, но постарайся вернуться вколею, хорошо А ты, Бен, знаешь, что мы сюда пришли, чтобы с помощью группыразобраться в своих проблемах, а не вешать их на окружающих. Если вы друг другапоколотите, это только помешает вам и всем нам делать в группе то, для чего мыздесь собрались. Так что говорите все, что хотите, но перестаньте вести себякак двенадцатилетние подростки.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.