WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 47 |

— Нет, нет,я не угрожаю вам. Это...

— Я знаю,миссис Стоддерт, вы не хотели угрожать мне, но если мы будем работать вместе,для меня будет иметь огромное значение, чувствуете ли Вы в себе побуждениесовершить насилие над собой или своим мужем.

— О нет,сейчас я не думаю, что могла бы совершить что-то по отношению кнему.

— Хорошо,но остается еще одна угроза, и я не хочу, чтобы она нависала над нами во времяработы. Это вопрос о том, причините ли вы вред самой себе. Я также беспокоюсь иоб этом.

— Не могуничего обещать.

— Нет, выможете обещать две вещи: во-первых, вы не сделаете ничего ни мужу, ни себе, покрайней мере, в течение месяца, пока мы все не обсудим; и, во-вторых, выникогда не совершите никакого насилия, не поговорив предварительно со мной. Этиобещания абсолютно необходимы, если мы собираемся работать вместе.

— Ну,я...

— Если выне можете ответить сразу, подождите и перезвоните мне, когда всеобдумаете.

— Нет-нет,все в порядке. Я могу обещать это. По крайней мере, думаю, чтомогу.

— Нет,миссис Стоддерт, я говорю серьезно, и вы должны так же серьезно отнестись кэтому. Я не буду с вами работать, если вы не дадите мне эти обещания. Я будурад, если пожелаете, направить вас к кому-нибудь другому, кто не будетвыдвигать подобных требований, но я хочу, чтобы между нами установилисьотношения доверия. Без этих двух обещаний мы не сможем построить такихотношений.

— Да, японимаю. Хорошо, обещаю вам не совершать никакого насилия по отношению к себе ик своему мужу, не поговорив сперва с вами... О да, и не делать ничего, покрайней мере, в течение месяца. Правильно

— Да,правильно. Спасибо. Что ж, думаю, что смогу освободить для нас время завтра в3.15. Приходите, пожалуйста.

__________

Так началась наша совместная работа. Я нечасто требую обещаний с такой формальностью. В ситуации миссис Стоддерт этоказалось желательным и возможным; хотя в конце нашей первой беседы ясомневался, что она имеет серьезное намерение убить собственного мужа, я былменее спокоен относительно возможности суицида.

Я организовал встречи с Дженнифер каждыйдень на этой неделе. Поскольку я воспринимаю любую угрозу убийства оченьсерьезно, я должен был узнать ее получше, и как можно быстрее. Следующие визитыподтвердили мои впечатления, что она не собирается следовать своимразрушительным импульсам, поэтому со следующей недели мы перешли на регулярныевстречи четыре раза в неделю.

28 февраля

За две недели у нас состоялось девятьбесед, и теперь отношение Дженнифер Стоддерт к себе самой стало до боли ясным.Неудивительно, что она сурово относилась к другим; еще беспощаднее она была ксамой себе.

— Мне нужнообсудить с вами столько разных вещей. Я хотела составить список, чтобы незабыть, но я знаю, что вам не нравится, когда я записываю, и я...

—Дженнифер, если это вам помогает, записывайте ради Бога. Я просил вас неполагаться исключительно на такой список, потому что, когда вы здесь, мнехотелось бы помочь вам войти в контакт с...

— О да, язнаю. Я не должна была говорить так... То есть я знаю, вы даже не говоритемне... Ну, просто я подумала, вы считаете, что мне лучше было бы обойтись безвсяких списков.

— Я непротив списков вообще, Дженнифер. Я сам использую их в некоторых случаях,но...

— Но яслишком полагаюсь на них. Я это знаю. Да, я знаю.

—Дженнифер, вам трудно услышать то, что я говорю, потому что вы должны знать этозаранее.

— О нет. Ядействительно рада воспользоваться вашими советами, но просто не хочу попустурастрачивать ваше —наше — время,и...

— Мнекажется, вы чувствуете, будто допустили какую-то оплошность, если не совсемправильно поняли, что я имел в виду, говоря о записи.

— О нет.Все в полном порядке. То есть я буду счастлива, если вы объясните мне, в чем явас недопоняла. В конце концов, для этого я сюда и пришла.

—Дженнифер, я хочу остановиться на минуту. Перестаньте говорить, перестаньтедумать о том, что я говорю, перестаньте пытаться делать то, что я хочу. Простоостановитесь и переведите дыхание.

Она выглядела озадаченно, начала говорить,спохватилась, полезла за сигаретой.

— Подождитеминуту, хорошо

— О да,конечно, я...

— Иподождите говорить. Вы все еще слишком взволнованы и не пришли всебя. — Я говорилочень медленно и осторожно, пытаясь придать нашему разговору другоенастроение. — Я знаю,трудно ждать, когда хочется столько сказать, но вам и в самом деле необходимоперевести дух и собраться с мыслями.

Мы подождали, но я не был уверен, чтоДженнифер делает что-то, кроме того, что пытается угодить мне. Казалось, она непонимает, о чем я говорю. Я попробовал объяснить по-другому.

—Дженнифер, я хочу, чтобы вы прислушались к своему дыханию. Не говорите поканичего. Просто следите за своим дыханием. Почувствуйте, как воздух входит вваши ноздри, проходит через горло... Подождите, следуйте за моими словами.Почувствуйте его в горле, а затем ниже, в груди и в животе. Затем проследите заобратным движением. Вот, вот так. Вы начинаете улавливать. Продолжайтедальше. — Частьнетерпеливого напряжения прошла. Она попыталась выполнить моеупражнение.

— А теперь,Дженнифер, я хочу, чтобы вы прислушались к себе так же, как вы прислушивались ксвоему дыханию, но на этот раз почувствуйте, как вы говорили со мной и пыталисьуслышать меня несколько минут назад.

— Да, японимаю...

— Нет,подождите еще немного. Это важно для того, что мы пытаемся сделать. Потерпитееще минуту.

—О’кей.

— Хорошо.Итак, мне показалось, когда мы начали говорить о вашем составлении списковтого, что нужно обсудить, вы были несколько встревожены и очень обеспокоенытем, чтобы показать: вы поняли, чего я хочу, и пытаетесь это делать.Согласны

— Да,думаю, да. Я просто не хотела, чтобы вы почувствовали, будто я невнимательна,или не понимаю, или...

— Да, ивам, Дженнифер, было так важно сказать мне, что вы понимаете, до того, как яуспею повторить, не так ли

— Да,возможно, я... Ну да, полагаю... То есть я не хотела... Я не хотела перебиватьвас или...

— Но еслибы я сказал вам снова, я бы не знал, что на самом деле вы ужепоняли...

— Да!Правильно. Я не хотела, чтобы вы повторяли, потому что тогда вы бы не знали,что я уже поняла.

— А для васочень важно, чтобы я знал, что вы слушаете меня и очень хорошопонимаете.

— О, да.Да, мне бы не хотелось, чтобы вы думали, что я не слушаю вас как следует иневнимательна и...

— Кажется,вам было бы очень неприятно, если бы вас уличили в том, что вы недостаточновнимательно меня слушаете.

— Ну да,конечно. —Пауза. — Я... ядумаю, это так. Ну, вы же не хотите повторять и растолковывать мне все понесколько раз. И, разумеется, я должна использовать все, что вы говоритемне.

—Подождите, Дженнифер, мы снова начинаем этот футбол. — Она слегка успокоилась отвозбуждения, которое начало нарастать в ней.

— Позвольтемне попытаться объяснить вам кое-что еще.

— Да,пожалуйста.

— Я думаю,вы могли заметить: в том, что вы недостаточно внимательны, есть нечто плохоедля вас. Речь не просто о том, что мне придется повторять. Это похоже на то,как будто вы были бы плохой и неблагодарной девочкой, если бы не обращалидолжного внимания на то, что я вам говорю.

— М-м-м.Да, думаю, да. Это бессмысленно, я понимаю. Но в ту минуту это было именнотак — как будто выбыли моей матерью. И разозлились бы на меня, если бы я не была внимательна. Этоглупо, я знаю...

— И все жеэто было именно так, не правда ли

— О, да!Она становилась такой холодной, когда я не слушала.

—Холодной

— Оченьхолодной, а потом говорила, что, очевидно, у меня есть более важные вещи, окоторых я должна подумать, и что она не будет беспокоить меня своимиразговорами. О, я чувствовала себя так ужасно. Мать так заботилась обо мне, а яне слушала. Я всегда была так рассеянна. Я не знаю, что со мной.

— Чтопроисходило после того, как она говорила, что больше не будет беспокоить вассвоими разговорами

— Матьвообще переставала со мной разговаривать.

—Вообще

— Да.Иногда целыми днями. Пока я не начинала плакать и умолять ее простить меня иобещала больше не отвлекаться и слушать очень внимательно.

Так я впервые познакомился с угрюмой,холодной, отстраненной матерью Дженнифер, которая всегда обещала близостьтолько в том случае, если Дженнифер будет достаточно хорошей, но котораяникогда не могла снизойти до маленькой девочки, тоскующей по ней. Часто вовремя наших сеансов ощущение присутствия матери Дженнифер было таким сильным,что мне казалось, я слышу и вижу ее в комнате. Дженнифер так прочно впитала всебя критическую требовательность своей матери, что у меня постоянно возникаловпечатление: как только Дженнифер начинала говорить, ее мать сразу жепринималась критиковать.

Позже я вернулся к вопросу о списке тем длянашего обсуж­дения.

— Нашевремя почти закончилось, Дженнифер, и я хочу сегодня сделать еще двевещи.

— Да,конечно. — Онаприготовилась внимательно слушать.

— Я хочуеще кое-что объяснить относительно тех списков, которые вы составляете дляобсуждения здесь. На этот раз постарайтесь выслушать меня, не беспокоясь, что ядолжен повторяться. Я не говорил этого раньше, но могу снова сказать этонесколько раз и впоследствии, и это не просто будет в порядке вещей, а вообщеявляется частью моей работы.

— Да,хорошо.

— Самаяглавная причина, по которой я не хочу, чтобы вы зависели только от списков,состоит в том, что они отвлекают нас от того, что происходит с вами в настоящиймомент. Совершенно разные вещи — говорить то, о чем напоминает список, или исследовать нечто, чтопроисходит с вами прямо сейчас. вы слишком подчинили себя правилам и спискам. Теперь мы хотимоткрыть вашу внутреннюю жизнь в каждый конкретный момент.

— Да, японимаю. Я рада, что вы это объяснили.

— Носейчас, Дженнифер, как я догадываюсь, вы хотя и поняли, что я сказал, но это неимеет для вас большого смысла.

— О нет.Думаю, я поняла правильно. Я просто спрашиваю себя... Ну ладно, вероятно, этоне имеет значения.

— Почему быне выяснить это

— Ну, яспрашиваю себя, как можно рассказать о том, что происходит в моей жизни, если ябуду говорить только о том, что происходит со мной, когда я здесь.

— Что вамприходит сейчас в голову в качестве примера

— Ну,например, наша первая с Бертом встреча с Элен и ее мужем, или как Берт говорит,что он хочет... О, подождите! — Радостно. — Я поняла! Я думаю о них прямо сейчас, да

— Верно. Выпонимаете, вы вспомнили, и мы можем вам доверять.

— О,да... — Внезапно ееглаза увлажнились. Она казалась смущенной, но довольной. — Это так здорово. Здорово, когдаесть человек, который говорит, что мне можно доверять. — Она снова улыбнулась. Минуту онамолчала, погруженная в свои чувства. Затем снова сосредоточилась.

— Да, высказали, что хотели сказать мне две вещи.

— Нет,вторым был вопрос, который я собирался задать, но вы уже начали отвечать нанего: какие имеются пункты в вашем списке и что вы хотели сказать мне оних

— Ну,например, Берт и Элен, и ее муж. О, я становлюсь просто бешеной, как толькоподумаю о ней... и о Берте... и о том, что они сделали... Как бы то нибыло, — она взяласебя в руки, — онисобираются переехать во Фресно.

—Кто

— Элен иДэн. Счастливого пути, сказала я. Она и люди вроде нее... Во всяком случае,Берт, Элен, Дэн и я разговаривали позавчера, и я сказала Берту, чтобы онубирался и отправлялся к ним. Но он сказал, что не хочет. А Элен и Дэн сказали,что собираются во Фресно, где у Дэна будет новая работа и что они постараютсявсе уладить между собой. Надеюсь, им это удастся, но женщины, которые такпоступают... А я еще считала ее своей подругой... Но я не хочу вникать в этосейчас. Как бы там ни было, они уедут через пару недель.

— АБерт

— Я велелаему уйти. Я не могу выносить его присутствия. Он спит в гостиной, но я не хочу,чтобы он жил в моем доме.

— Вы всееще в бешенстве, и...

— Ну, япросто думаю, что не может быть оправданий тому, что он сделал. Вероятно, мнеследовало бы быть более снисходительной, но...

— Но Высейчас не чувствуете жалости.

— Нет, нечувствую. Это неправильно, я знаю. Я должна была бы остаться спокойной и простосказать, что это не имеет значения, но это имеет значение. О, я не хочу сновапогружаться в эти чувства. — Пауза. — Как бы то ни было, Берт ушел. Но он продолжает говорить, чтохочет вернуться. Почему он так говорит После всего, что он сделал. О, я незнаю.

И Дженнифер продолжала бороться со своимгневом, обидой и оскорбленным чувством.

__________

Примерно через месяц, когда Дженнифер ужене была столь поглощена исключительно своей горечью по поводу измены Берта, уменя стала складываться более широкая картина ее жизни и личности. Она быланевероятно серьезной женщиной, всегда стремилась делать все как надо итребовательно ожидала того же и от других. Дженнифер очень старалась бытьответственным и в то же время человечным руководителем колледжа и частосожалела о своих решениях. Казалось, у нее не много близких друзей; яподозревал, что она довольно одинока, хотя и не был уверен, что онадогадывается об этом. Чтобы понять это, ей пришлось бы признать, что онанеудачница, ибо такой человек, каким она себя считала, не мог бытьодиноким.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.