WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |

Энни направилась вслед за мамой в большуюкомнату. Синтия вышагивала следом. Энни была уверена, что Синтия строит рожи заее спиной.

Мама поудобнее уселась на кушетку междудвумя девочками. “Давным-давно, — начала она, — жила-была маленькая девочка, которую звали Эндреа. Эндреа жила вкоричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. В томже доме жила еще одна особа. Это была Селия, сестра Эндреа.1

121 Эндреа любила свой дом, но ей не нравилось жить вместе с Селией.Когда Эндреа играла в какую-нибудь игру, Селия приходила и мешала ей.Если Селии хотелось поиграть с какой-нибудь игрушкой Эндреа, она просто бралаее и все. Более того, иногда она ее даже ломала. Селия всегдахотела, чтобы все было так, как она хочет. Селия обзывала Эндреа всякимипрозвищами и говорила ей гадости. Иногда Селия щипала или толкала Эндреа,или говорила ей гадкие вещи, и дело доходило до драки. Часто Эндреа доставалосьза то, что сделала Селия. Это просто бесило Эндреа. Но хуже всего было то, чтокогда Эндреа просто хотела побыть вместе с мамой и папой, Селия всегда была туткак тут. А хуже всего было то, что Эндреа знала, что где-то в глубине души мамаи папа действительно любили Селию больше, чем Эндреа. Ведь Селия никогда их такне раздражала, как Эндреа. Они были мягче и добрее к Селии, чем к Эндреа. И ониуделяли Селии гораздо больше внимания, чем Эндреа. Родители смотрели сквозьпальцы на многие штучки Селии, которые они никогда не простили бы Эндреа. КогдаЭндреа думала об этом, все начинало в ней кипеть. Это было несправедливо. Да,это было совершенно несправедливо!”1

122

Мама Энни остановилась на минутку. Энни иСинтия слушали ее с вниманием.

“Я бы хотела познакомиться с Эндреа,— сказала Энни.— У нас было бы о чемпоговорить. Мы так с ней похожи!”

“Еще чего! — вскипела Синтия. — Нет, мы с нейпохожи!”

Энни злобно взглянула на нее. “Но если онатакая, как я, она не может быть такой как ты”.

“Она точно такая же, как я, — сказала Синтия. — Я испытываю то же, что и она, поотношению к своей сестре”.

“Это я испытываю то же, что и она, поотношению к своей сестре”, — сказала Энни.

Они уставились друг на друга в полномнедоумении.

“Странно”, — сказала Энни.

“Я никогда не знала, что ты чувствуешь тоже, что и я”, —сказала Синтия.

“И я никогда этого не знала”, — согласилась Энни.2

123

Они посмотрели друг на другавнимательней.

“Девочки, — обратилась к ним мама,— вы хотите дослушатьрассказ до конца”

“Конечно”, — сказала Энни.

Синтия кивнула головой.

“Однажды, — продолжала мама, — Эндреа играла со своей любимойигрушкой Доузи. Это был набитый опилками игрушечный щенок с длинными висячимиушами. Селия сидела в комнате и смотрела, как Эндреа играла.

“Послушай, — обратилась Селия к сестре.— Ты играешь с Доузицелую вечность. Я тоже хочу с ним поиграть. Теперь моя очередь”.

“Нет, я буду играть с Доузи”, — парировала Эндреа.

“Это не честно! — возмутилась Селия. — Я хочу играть сДоузи”.

“Ничего не выйдет!” — заупрямилась Эндреа.

“Выйдет!” — настаивала Селия и схватилаДоузи.

“Отдай, шмакодявка”. И Эндреа выхватилаигрушку.

“Я хочу с ним играть! — продолжала настаивать Селия.— Ты — большая подлая свинья!” И онарасплакалась.

Вдруг в проеме двери появилась их мать.“Девочки! Девочки! —воскликнула она. — Чтоздесь происходит Никогда в жизни я не слышала такого шума!”

Селия указала пальцем на Доузи: “Эндреа недает мне поиграть с ним. Это нечестно!”

“Она пыталась выхватить его у меня,— пожаловалась Эндреа.— Я еще не наиграласьс ним. Это несправедливо!”

“Ну, знаете, — сказала мама, — я вижу, вы просто обезумели отзлости друг на друга. Выходит, что вам обеим захотелось поиграть с Доузи в однои то же время, и в этом весь вопрос”.

Эндреа и Селия согласно кивнулиголовами.

“Но, — продолжала мама, — я уверена, что эту проблему выможете разрешить.1

124 Подождите минуточку, я должна сходить в другую комнату ивзять там кое-что”.

Девочки переглянулись. Что же такое мамасобирается там взять

Мама вернулась буквально черезминуту.

“Вот, возьмите, — сказала она, протягивая девочкамбольшой блокнот и карандаш. — Я бы хотела, чтобы вы сели и записали здесь семь способовразрешения вашей проблемы. И это должны быть способы, приемлемые для вас обеих.Когда вы их запишете, позовите меня. Я буду в соседней комнате. С Доузи,— добавила она,прихватив с собой игрушечного щенка и направляясь к двери. — Безумно интересно посмотреть, счем вы обе появитесь. Не сомневаюсь, что это будет что-тосногсшибательное!

Эндреа и Селия переглянулись.

“Я думаю, нам лучше это сделать!”— сказалаЭндреа.

“Я тоже так думаю, — согласилась Селия. — Иначе никто из нас уже непоиграет с Доузи”.

И они начали думать.

“Я знаю, — сказала Эндреа, — мы установим правило, говорящее отом, что Доузи —моя игрушка, и никто другой не может к нему прикасаться!”

“Нет! — вспыхнула Селия. — Это несправедливо. Я никогда сэтим не соглашусь, а мама сказала, что мы обе должны бытьсогласны!”

“Ладно, — уступила Эндреа, — Тогда мы это не будемзаписывать”.

“У меня есть идея, — сказала Селия. — Мы можем разрезать Доузи пополам,и каждая из нас получит по половинке”.

Эндреа сморщила нос, но все же записала этопредложение под номером 1.

“У меня есть другая хорошая идея,— сказала Селия.— Мы можем попроситьмаму купить нам еще одного Доузи, и тогда у каждой из нас будет по такойигрушке!”

“Мне нравится это предложение, — сказала Энни, — но я не думаю, что мамасделает это”.

“Все равно, давай это запишем”,— сказалаСелия.

Эндреа записала это предложение, поставиврядом с ним цифру 2. “Теперь нам осталось придумать еще пять”, — сказала она и, подумав немного,добавила: “У меня есть еще одна идея. Мы напустим на Доузи какое-нибудь вонючеезаклятие, и тогда никто из нас не захочет с ним играть”.

“А нам и не надо прибегать к такомузаклятию, — мудрорешила Селия. —Достаточно окунуть его в унитаз!”

Эндреа покатилась со смеху.

“Сколько у нас теперь всего получилось”— спросилаСелия.

“Три, — ответила Эндреа. — Остается еще четыре”.

“Мы могли бы поиграть в другую игру изабыть о Доузи”, —сказала Эндреа.

“Ага, — быстро согласилась Селия.— Это будет номер4”,

“Мы могли бы играть с Доузи поочередно,— сказала Селия.— А время можноустановить по специальным часам, которые стоят у мамы на кухне. Те самые,которые так громко бьют”.

“Можно сыграть в орлянку, чтобы определить,кто будет играть первым, — посоветовала Эндреа. — Если монета упадет орлом вниз, я буду играть с Доузи первой, аесли вниз решкой — тоты!”

“Получается номер 5, — сказала Селия. — Нам нужно еще два”.

“Я дала бы тебе поиграть с Доузи, если тыдашь мне поиграть с твоим новым набором красок”, — сказала Эндреа.

“Сколько у нас всего выходит” — спросила Селия.

“Шесть, — ответила Эндреа. — Остался только один”. Оназадумалась на минутку. “Я придумала, — сказала она, обрадованная новойидеей. — Мы можемпритвориться тоже маленькими щенками, такими как Доузи, и тогда мы можемиграть все вместе, втроем. Итак, получается семь!”

“Ура! — радостно воскликнула Селия.— Пойдем к маме иобъявим!”

“Великолепно! — восхитилась мама, взглянув насписок. — Теперь вамосталось только выбрать наилучший вариант, и ваша проблема будетразрешена!”

“Ловко!” — сказала Эндреа. Головы совсем ещенедавно конфликтующих сторон сблизились.

Они пошептались несколько минут, а потомбыла поставлена финальная точка. “Мы выбрали!” — торжественно объявилаСелия.1

125

“Да, — сказала Эндреа. — Мы выбрали номер 5. Это об игрепо очереди”.

“И нам понадобятся твои особые часы, чтобыотсчитывать время”, —сказала Селия. Она очень любила играть с часами.

“Ну, конечно! — ответила мама. — Знаете, я в самом делегоржусь вами обеими.” И она крепко обняла своих дочек.

“Это был потрясный рассказ”, — сказала Энни.

“Как вы думаете, а не могли бы мы сделатьто же самое” —спросила Синтия. — Яимею в виду —составить список, включающий семь способов решения нашей проблемы”.

“Я абсолютно в этом уверена”, — сказала мама.

“Давай составим его прямо сейчас”,— загорелась Энни и,обращаясь к маме, добавила: “Дай нам, пожалуйста, пару листочков бумаги икарандаши”.

“Сию минуту”, — ответила мама и положила передними бумагу с карандашами.

“Но прежде чем вы откроете свой список,— предупредила она,— вам нужно решить, вчем, по вашему мнению, суть проблемы. Ваши точки зрения могут отличаться. Выможете изложить свое мнение относительно сути проблемы по очереди. Когда однаиз вас будет это делать, другая должна слушать ее внимательно, а затемповторить сказанное, чтобы была уверенность в том, что все услышано и понятоправильно. Затем вы можете это записать, открыв список, который будет включатьсемь способов решения проблемы”.

“Решено!” — сказала Энни. Она взялакарандаш.

“Начнем” Синтия подмигнула сестре, и ониприступили к решению своей “глобальной” проблемы.

12. Дети алкоголиков

Алкоголизм — это настоящее бедствие,которое захлестнуло весь мир.

Несмотря на ошеломляющие цифры,свидетельствующие о его глобальном масштабе, один из парадоксов совместнойжизни с алкоголиком заключается в том, что эта беда часто воспринимаетсячленами семьи как обстоятельство, обособляющее их от общества, какпостыдная тайна, хранимая “за семью печатями”. Осознание того, что огромноемножество людей сталкивается с похожими проблемами и живет в аналогичныхусловиях, может служить большим облегчением для многих, особенно для детей,которые обычно очень не любят отличаться чем-нибудь от своих друзей исверстников.

Алкоголизм одного члена семьи неизбежнозатрагивает всю семью. Часто муж или жена алкоголика буквально выбивается изсил в отчаянной попытке побороть стрессы и напряженность, сопутствующие этойбеде. Нередко они пытаются отрицать существование этой проблемы в их семье илискрыть ее от детей, чтобы уберечь их от тяжелых переживаний. Иногда они даютдетям запутанные объяснения, что, мол, ничего не случилось, но в то же время неразрешают им рассказывать об этом. Они могут усиленно опекать детей или,наоборот, перестать заботиться о них. Часто они ищут в детях моральнуюподдержку, что приводит к слишком быстрому взрослениюпоследних.

Об алкоголизме запрещается говорить внесемьи и даже в самой семье это обычно запретная тема. Таким образом, детипостоянно находятся в состоянии смятения, страха и беспомощности. Они знают,что дома непорядок, но им запрещают говорить об этом или стараются внушить, чтоэто пустяки. Их лишают прочных отношений с родителем-алкоголиком; кроме того,иногда их отношения с родителем-неалкоголиком бывают также затрудненывследствие заговора молчания и подчеркнутой занятости этого родителя. Они могутчувствовать себя эмоционально изолированными внутри семьи. Помимо этого,поскольку им внушается необходимость проявлять осторожность в завязываниизнакомств за пределами семьи (из-за “тайны”), они могут никогда не установитьстабильных, доверительных контактов, которые так необходимы для ихэмоционального роста.

Наряду с злоупотреблением спиртным, в семьенередко наблюдается словесное или физическое насилие. Это очень сильнодействует на детей, которые боятся, что они сами или другие члены их семьимогут пострадать. Исследования свидетельствуют, что, по мнению детей, драка вдоме — хуже чемраспитие спиртного, которое ей сопутствует.

Как правило, дети алкоголиков находятся вплену бесчисленных сомнений и страхов. Они могут беспокоиться о здоровьеродителя-алкоголика. Они могут постоянно чувствовать себя выбитыми из колеинепоследовательным и непредсказуемым поведением родителя-алкоголика. Они могутчувствовать злость и обиду из-за того, что не могут рассчитывать на большуюподдержку со стороны родителя-неалкоголика. Дети чувствуют себя нелюбимыми ипреданными, виновными в том, что их родитель стал алкоголиком.

Из-за стыда и особой секретности жизни ихсемьи они становятся как бы отрезанными от остального мира и поэтому не могутрассчитывать на помощь со стороны. Им кажется, что люди ненадежны инепредсказуемы. Часто они избегают высказывать свои чувства.

Низкая самооценка — обычное явление в такихслучаях.

Многие дети становятся осторожными, строгоконтролирующими себя личностями. Они считают себя зрелыми и ответственнымилюдьми.

Они не верят в непосредственность ипостоянно проверяют свои и чужие реакции и поведение. Они пытаются как можнобольше обособиться от своей семьи, и, по возможности, избегать с ней контактов.Они чувствуют себя бессильными и никудышными и бывают очень самокритичны. Онимогут испытывать особую потребность в одобрении и подтверждении правильностисвоих действий и поступков.

Исследования отличают различные видыреакций на родителя-алкоголика. Шарон Вегшайдер указывает на четыре различныероли, в которых выступают дети алкоголиков:

“Герой” — ребенок, который взваливает насебя непосильную роль в семье, выполняя работы по дому и организационныезадачи.

“Козел отпущения” — центр семейных неурядиц иконфликтов.

“Потерянный ребенок” — ребенок, который имеет оченьслабое представление о человеке как личности и трудно находит свое место всемье.

“Баловень” — ребенок, любимец семьи, которогообычно балуют и чрезмерно опекают.

Клодия Блэк также описала несколькокатегорий, на которые, по ее мнению, можно подразделить детей алкоголиков.Ребенок-”правонарушитель” или “преступник” сходен с “козлом отпущения”Вегшайдера. “Ответственный” ребенок соответствует “герою”. Блэк такжевыделяет “регулировщика”, который защищается от окружающего хаоса тем, чтопросто не обращает на него никакого внимания. У такого ребенка есть какое-тосходство с “потерянным ребенком”. И, наконец, Блэк упоминает “умиротворителя”.Умиротворитель старается сгладить волнующие людей проблемы, сделать ихсчастливыми или, по крайней мере, не задиристыми и не сварливыми. Такой ребенокочень старается угодить людям и по своему характеру несколько напоминает“баловня”.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.