WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 50 |

* Сразу отметим известные ограничения этого определения.Во-первых, оно имеет сугубо общий, методологический характер, во-вторых,отвечает принятой в данной работе логике рассужде­ний — найти признаки нормальногоразвития и, лишь исходя из них, понять общую суть аномалий как собственноотклонений, от­ступлений от этого развития. Если же мы предпримем«восхожде­ние отабстрактного к конкретному», обратимся к исследованию реальных видов аномалий,то, во-первых, с неизбежностью подтвер­дим старую истину, что «здоровье— одно, а болезнеймного», не­исчислимывиды, подвиды и вариации психических уклонов и из­вращений. Во-вторых, обнаружимотнюдь не одни только признаки ущерба, негативные отклонения от нормы, но иприсущие каждой аномалии позитивные, лишь ее отличающие характеристики или ихособое, специфическое сочетание. Следует помнить, что и в слу­чаях нормы, и в случаях аномалийречь идет не об одномоментных, застывших состояниях, а о развитии. Всякое жеразвитие не может быть лишь цепью потерь и ущербов, но обязательно и обретений,новообразований. Другое дело — какого рода эти обретения в ано­мальном развитии, какую роль онииграют в судьбе человека, к каким поступкам и действиям приводят. Некоторыеиллюстрации к сказанному читатель найдет в гл. IV и V.

51

верное, внимательный читатель, мы практически неупотребляли в нашем анализе понятия личности. Это было вполне сознательнымприемом, согласующимся с фундаментальным правилом науки — не вводить поня­тия до той поры, пока нужда в немне станет совер­шенноочевидной. И вот оказалось, что можно дойти до представлений о психическойнорме, ее условиях и критериях, минуя понятие личности — кардинальное, казалось бы,понятие всей психологии. Из этого не­ожиданного обстоятельства вытекалив свою очередь два следствия, два возможных дальнейших пути: либо и впредьобходиться без упоминания личности, либо найти и твердо обозначить такое еепонимание, кото­роевносило бы качественно новый аспект в рассмотре­ние проблемы.

Чтобы разобраться в этом вопросе, мы попытались преждевсего проанализировать, что именно подразу­мевают, когда употребляют понятиеличности. Карти­наоказалась до чрезвычайности пестрой. Одни отож­дествляют с личностью чертычеловека как индивида, другие идентифицируют личность с характером,тре­тьи — с социальным статусом ифункциями, четвер­тые— с родовой сущностью,пятые — ссовокупностью различных уровней: от физических качеств до духов­ного содержания. Эта разноголосицаусугубляется, точнее, помножается на разные представления о сро­ках и возможностях достижениясвойства «быть лич­ностью»: некоторые считают это свойство присущим чуть ли неизначально, с первого «я сам» ребенка;

другие указывают, что личность рождается не сразу, неодин, а несколько раз; наконец, есть мнение (его придерживаются главным образомфилософы), что по­нятиеличности имеет значение идеала, к которому надо стремиться, но который достижимотнюдь не каж­дым.Таким образом, наше предположение о том, что при анализе психического развитияможно обойтись без употребления понятия личности, оказалось вовсе не лишеннымоснования, ведь в обозначенных выше взглядах личность по преимуществу выступаеткак ре­дуцированнаялибо к индивидным свойствам человека, либо к его индивидуальным,характерологическим свой­ствам, либо к особенностям его социального функцио­нирования и т. п. Тем самым посуществу определяется не особое содержание понятия личности, а разные по своимоснованиям аспекты понятия человека, и, что

52

самое главное, эти определения, выделяя отдельные, пустьчрезвычайно важные стороны деятельности и сознания человека, обычно неуказывают основных функций свойства «быть личностью», цель и назна­чение этого новообразования вчеловеке. Не случайно поэтому Е. В. Шорохова отмечала, что в«большин­ствепсихологических исследований советских ученых проводится детальное изучениеотдельных психических явлений, их материальных основ, нередко речь идет и обобщественной обусловленности этих явлений. Одна­ко же эти исследования... неподнимаются, не доходят до уровня изучения функций личности». В результате «вбольшинстве современных учебников психологии человеческая психика предстает ввиде набора деталей недействующей машины. В лучшем случае в учебникахдемонстрируются «узлы», «блоки» деталей, но из этой демонстрации по сути деланичего нельзя узнать о субъективной жизни человека...»63. Что касается лич­ности, то демонстрация «блоков» и«узлов» (пусть та­лантливая, изощренная и изобретательная, снабженная самойсовременной математической обработкой) ока­зывается мало полезной как теории,так и практике *, потому что она лишена представления о всем «двига­теле» в целом, о том, ради чегособраны и взаимосвя­заны в нем все эти «блоки» и «узлы».

Цитированные выше слова Е. В. Шороховой отне­сены ею к большинству, но, ксчастью, не ко всем иссле­дованиям и направлениям в области личности; следует учесть также,что они написаны в 1974 г., а с того вре­мени картина значительноизменилась. В рамках веду­щей в отечественной психологии теории — теории дея­тельности — важнейшим в этом плане событиемстал выход монографии А. Н. Леонтьева «Деятельность. Сознание. Личность»(1975), а также ряда его статей и выступлений, посвященных проблемам личности.И хотя разработанные А. Н. Леонтьевым положения но-

* Между тем сторонники такого подхода очень часто любятговорить о требованиях практики, подчеркивать прикладную направ­ленность своих исследований впротивовес отвлеченным, ничего, на их взгляд, не дающим для жизни теориям. Нотеория в своем под­линном назначении не досужая игра ума, не бегство от требованийдействительности, а -источник все нового понимания этой действи­тельности, более верных иадекватных подходов к ней. Как заметил выдающийся физик Больцман, нет ничегоболее практичного, чем хорошая теория. Подчеркнем, однако, что речь идет именноо хоро­шей, а не окакой-либо иной теории.

53

сили сугубо общеметодологический характер ицело­стной теорииличности создано им не было, именно эти положения дали мощный толчок кпоследующим раз­работкам в этой области. В сохранившемся конспекте одного изпоследних своих выступлений А. Н. Леонтьев писал: «Личность =/^= индивид; этоособое качество, которое приобретается индивидом в обществе, в цело-купности отношений, общественных посвоей природе, в которые индивид вовлекается...

Иначе говоря, личность есть системное и поэтому «сверхчувственное» качество, хотяносителем этого ка­чества является вполне чувственный, телесный инди­вид со всеми его прирожденными иприобретенными свойствами...

С этой точки зрения проблема личности образует новоепсихологическое измерение: иное, чем измерение, в котором ведутся исследования тех или иныхпсихи­ческих процессов,отдельных свойств и состояний чело­века; это — исследование его места, позиции в систе­ме, которая есть системаобщественных связей, обще­ний,которые открываются ему; это — исследование того, что, радичего и как. использует человек врожден­ное ему и приобретенное им (дажечерты темперамента и уж, конечно, приобретенные знания, умения, навыки...мышление)» 66.

Значение этих положений велико. Как справедливо замечаетА. Г. Асмолов, данная в них характеристика предмета психологии личности«представляет собой пример той абстракции, развертывая которую можно создатьконкретную картину психологии личности» 67. Обратим внимание на следующиеосновополагающие моменты леонтьевских абстракций. Во-первых, на ре­шительную констатацию несовпаденияличности и ин­дивида;во-вторых, на то, что личность есть приобре­таемое в ходе жизни в обществеособое, психологи­ческое измерение, качественно иное, нежели то, в кото­ром предстают отдельные психическиепроцессы;

в-третьих, на то, что это измерение являетсясистем­ным и потому«сверхчувственным» качеством, и, в-чет­вертых, на то, что исследованиеличности должно за­ключаться в изучении общений, позиции и того, что, ради чего и как использует человек все врожденное иприобретенное им.

Полностью соглашаясь с этими утверждениями, к некоторым изкоторых мы будем еще возвращаться,

54

следует, однако, признать, что ни в них, ни вдальней­шихисследованиях этого русла не дается четкого отве­та на вопрос: в чем цель иназначение выделенного «измерения» личности Констатируется лишь, что этоизмерение —новое,системноорганизованное, сверхчув­ственное, возникающее вобщественных отношениях

•и т. д. Изучая этиособенности, мы, разумеется, значи­тельно продвинемся в понимании человеческой лично­сти, но останемся по-прежнему вневедении относитель­нотого, чему в конечном итоге служит, какова точка приложения этого измерения.Могут возразить, что эта точка, более того, целый ряд этих точек уже даны ввышеприведенных абстракциях: это определение пози­ции, общений, использованиеунаследованных и благо-

• приобретенныхособенностей. Все это, несомненно, клю­чевые моменты, важнейшие функцииличности, пони­маемой втаком случае в качестве «управителя» пси­хических процессов и отношений.Однако по-прежнему остается вопрос: чему в конце концов служит личность, несетли она в себе самой свою конечную цель или ее служба — средство достижения чего-тобольшего Пер­воеобозначало бы растворение понятия личности в понятии человека, пониманиеличности как высшего проявления, конечной цели и олицетворения человека, иотсюда, в частности, представление о личности как об идеале, вершине, доступнойдалеко не каждому. Второе возвращает к уже поставленной вышезадаче:

выяснению того, чему, если не только самой себе, не«личности ради личности», служит ее особая, сверх­чувственная, системная и т. д.организация.

Для рассмотрения этого, крайне важного для кон­текста данной книги, положенияпродолжим прерван­ныйна время ход наших основных рассуждений. На­помним, что в качестве ведущего,определяющего для собственно человеческого, т. е. специфического и,сле­довательно,нормального, на наш взгляд, для челове­ка, развития рассматривался процесссамоосуществле­ния,предметом которого становится всеобщая родо­вая человеческая сущность,стремление к приобщению, слиянию с ней и обретению тем самым всей возможнойполноты своего существования как человека. Реализа­ция этого стремления возможна лишьчерез последо­вательноеразвитие определенного рода отношения к Другому человеку (как к самоценности,но не как к средству), способностей к целетворящей деятельности

55

(в противовес деятельности только причиннообуслов­ленной),свободному волепроявлению (в противовес пассивной зависимости) и т. п. Эторазвитие, хотя, безусловно, требует определенных внешних и внутрен­них условий *, никогда не идетспонтанно, как развер­тывание некоего инстинкта, но всегда есть процесс непрекращающегосясамопроектирования и самострои­тельства. Специально подчеркнем — непрекращающе­гося, т. е. идущего не по путипривычных взаимоотно­шений архитектурного бюро и строительной конторы (сначала— проект, потом, послеего утверждения,—стройка, затем уже готовое здание передается в прак­тическое пользование), а по путибеспрестанных, на ходу идущих поправок и переиначиваний проекта, по­бочных отвлечении от него **,иногда заведомо фантас­тичных, сделанных ради пробы и эксперимента, и одно­временно с этим идущих все новых,часто отрицающих прежние способов, приемов и направлений строитель­ства, бесконечных перестроек,достраивании, частич­ных, а иногда и полных разрушений сделанного, так что зданиепоэтому никогда не бывает законченным «под ключ», раз и навсегда переданным впользование. Такого рода процесс самоосуществления требует по­стоянных усилий, направленных к егопобуждению и движению, к обнаружению себя именно в этой, а не в другой точкевыбранного пути, к сравнению намеченно­го и сделанного, наличного идолжного» будущего и настоящего. Если любое животное, будь то заяц или лев,проснувшись, сразу найдет себя зайцем или львом, а не кем иным, то человекежедневно, если не ежечасно, осуществляет выбор, выбор себя, и, даже если переднами по видимости совершенно тот же человек, с та­кими же взглядами и манерами, каквчера и год назад, все равно это продукт выбора себя, выбора иотстаива­ния именнотакого, а не какого-либо иного из множест­ва доступных данному человекуобразов-Я и способов поведения.

Конечно, существуют внутренние установки разных

* Проблему соотношения этих условий, соотношениябиологи­ческого,психологического и социального при нормальном и аномаль­ном развитии личности, мы будемобсуждать в следующей главе

** «Параллельно «видимой», «единственной»жизни,— замечает Н ВНаумова,— тянутсяпсихологическим, ценностным и поведен­ческим пунктиром жизни другиеЧеловек внутренне как бы проиг­рывает нескочько жизненных сценариев и стратегий»68

56

уровней, роль которых в психической жизничрезвы­чайно велика(основная заслуга в изучении установок по праву принадлежит грузинской школепсихологов, основанной Д. Н. Узнадзе). Мы склонны, однако, со­гласиться с А. Г. Асмоловым в том,что главная роль установки — это сохранение процесса, поддержание избранного направлениядеятельности 69. Инымисло­вами, это не более,хотя и не менее, чем инерция, т. е. не движитель, а маховик, придающий взависимости от своих характеристик (мы говорим, например, об инертностипсихических процессов или об их лабиль­ности) большую или меньшуюустойчивость движению в целом, которое для сколь-нибудь длительного,не­затухающегопродолжения нуждается в постоянном отстаивании перед собой и людьми, вовнутреннем утверждении, в оправдании выбора.

Отстаивание это может быть конечно жесуществен­но разным— и активным, ипассивным, и сознатель­ным, и неосознанным,— но именно оно составляет стер­жень самосознания, основу позициичеловека. Знаме­нитыеслова Гете: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет набой» — носят поэтомуотнюдь не метафорический, а прямой психологический смысл: и счастье, и свободучеловек не может завоевать раз и навсегда, на всю оставшуюся жизнь, он (и этоединственный путь) должен завоевывать, отстаивать их ежедневно *. Так что,проснувшись утром, человек

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.