WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 50 |

* Термин «люди, страдающие психопатией» может показатьсягромоздким, тем более что в литературе встречаются более ком­пактные, например: «психопат»,«больной психопатией», «психопа­тическая личность». Однако называть человека «психопатом*не­верно с этическойточки зрения, даже если езду поставлен соответ­ствующий диагноз, так же какэтически неприемлемо столь часто, к сожалению, встречающееся жаргонноеобозначение больного ши­зофренией как «шизофреника» или больного эпилепсией — как «эпи­лептика». Название «больнойпсихопатией» будет неточным с меди­цинской точки зрения: психопатия не болезнь-(т.е. некийпатоло­гическийпроцесс, имеющий начало, кульминацию, исход), а состоя­ние, обычно сопутствующее всейсознательной жизни человека. Наконец, термин «психопатическая личность»малоприемлем по соображениям психологическим, ибо если исходить из уровневойконцепции, то речь идет по преимуществу о пачологии характера, способовреализации намерений, тогда как личностно-смысловой уровень (личность в узкомзначении) может оказаться непосред­ственно малоэатронутым. Поэтому наиболее подходящими длякон­текста данной книгипредставляются все же термины: «люди, стра­дающие психопатией'>, «человекпсихопатического склада» и т п.

205

патий. Само понятие «невроз» ввел английский ученый У.Куллен в конце XVIII в. Он понимал неврозы весь­ма широко — как все поражения чувствительнойи двигательной сферы, которые зависят не от местного изменения органов, но отболее общего поражения нервной системы. Из этого понимания общепринятым до сихпор остается представление о неврозе как о функциональном (обратимом)заболевании, при кото­ром может страдать функционирование того или иного органа без егосерьезного соматофизиологического на­рушения. Например, говорятологоневрозе (заикании), которое происходит не из-за того, что нарушен речевойаппарат,— он цел, аиз-за того, что произошли более общие нарушения нервной и психическойсферы.

Как это часто бывает в истории науки, автор нового понятияприменял его излишне широко, и дальнейшее развитие учения шло к сокращениюграниц неврозов, более четкому и строгому их определению. Этот процесс сужениядостиг, пожалуй, своего апогея где-то в 20— 30-х годах нашего века, когданекоторые ведущие пси­хиатры предлагали вообще отказаться от понятия нев­роза, растворяя неврозы впсихопатиях или низводя их до простых реакций. Затем, главным образом в связи сраспространением фрейдизма, понятие невроза стало вновь расширяться, тесня наэтот раз представления о психопатиях *.

Уже одна эта история «взаимотеснения» неврозов ипсихопатий говорит о сложности и неоднозначности границ между этимистраданиями, о трудности их дифференциальной диагностики, хотя, разумеется,оп­ределенные критерии,главным образом клинические,

* Так, в западных странах современные представления опсихо­патиях нередкововсе ограничиваются их сведением к так называе­мым социопатиям — выраженным проявлениямдевиантного, асо­циального поведения, что, безусловно, оставляет за рамкаминауч­ного рассмотрениявсе богатство и разнообразие психопатических изменений. Впрочем, можно,конечно, в ученых трудах как угодно сузить рамки применения того или иноготермина, но жизнь, реаль­ность поставляла и поставляет такое обилие странных,искажен­ных, аномальныххарактеров, стойко присущих определенным лю­дям, что ничуть не удивительнымпредставляется то обстоятель­ство, что эти характеры вновь вошли в сферу активного научногорассмотрения, правда, под иным наименованием — «акценгуации личности»,«акцентуации характера» или то, что на Западе назы­вают «неврозом характера». Кстати,неврозами характера (т.е. в строгом смысле психопатиями) как предметомисследования были заняты и многие ведущие психоаналитики (В. Рейх, К. Хорни идр.).

206

существуют здесь достаточно давно — например уже упомянутый критерийфункциональности (обратимо­сти) невроза. (В этом плане невроз — болезнь, и по­тому людей, им страдающих, мывправе называть «больными неврозом», тогда как нельзя «заболеть пси­хопатией», ибо она, по крайней мерес устоявшейся клинической точки зрения, рассматривается как сопут­ствующее жизни человека состояние.)Далее, невроз — это вотличие от психопатии не рано, а нередко доста­точно поздно, в зрелые уже годы,приобретенное стра­дание, возникающее обычно из-за чрезвычайных, непо­сильных для данной психическойорганизации человека обстоятельств и требований, которые в какой-томо­мент предъявляютсяжизнью. П. Жане писал, что невротические расстройства «обнаруживаются вмо­менты, когдаиндивидуальная и социальная эволюция становится наиболее трудной» 16.

Итак, невроз можно рассматривать как срыв лич­ности в ее продвижении к намеченнымили привычно устоявшимся целям своего развития. Разумеется, этот срыв не просто«головной», чисто психологический, но всегда связанный с определеннымифункциональными, обратимыми изменениями физиологии нервной деятель­ности, которые вносятся в общуюэкономику организ­мачрезвычайными обстоятельствами, психической травмой и т. п.17 Срыв этот, следовательно, почтивсег­да происходит нафоне определенного изменения ис­ходного уровня психического здоровья — уровня пси­хофизиологических условийосуществления деятельно­сти. В отличие от психопатий, где возможные искаже­ния этого уровня являютсяпостоянным фоном, при неврозах они благоприобретены. Дальнейшее течение неврозаопределяется прежде всего тем или иным от­ношением человека 18 к развивающимся невротическимрасстройствам, к тому изменению социального стату­са, к которому часто ведут этирасстройства. Таким образом, неврозы в отличие от психопатий в гораздо большейстепени являются продуктом творчества лич­ности, поставленной волейобстоятельств в особо труд­ные для нее условия.

Понятно, что подобные различия могут четковыгля­деть, как,впрочем, и все клинические критерии, лишь на бумаге, на деле же при реальнойдифференциаль­нойдиагностике появляется множество труднорешае-мых вопросов. Например, всякий личеловек, всякая ли

207

организация нервной системы даст срыв при трудныхобстоятельствах или надо иметь уже некий врожден­ный дефект, слабину этойорганизации П. Б. Ганнуш-кин склонялся ко второму мнению, считая по сути, чтововсе нет «чистых неврозов», что это лишь до поры до времени замаскированные,скрытые «психопатии». Сов­ременная же западная психология, как уже говори­лось, напротив, чуть ли не всеаномалии личности сво­дит к внутренним конфликтам и возникающим вслед­ствие их неврозам. На наш взгляд,привлечение стро­гихпсихологических методов, данных эксперименталь­ных исследований неврозов ипсихопатий поможет на­конец найти более четкие критерии дифференциации этих страданий,что станет существенным дополнением к клиническим и психофизиологическимподходам.

Теперь, после краткого и схематического описанияклинической сути соотношения неврозов и психопатий, вернемся кэкспериментальному исследованию меха­низмов целеполагания '9. В. Н. Павленко была разра­ботана специальная методика,применение которой позволяло судить об особенностях динамики соотно­шения реальных и идеальных целей.Полученные дан­ныеэкспериментально подтвердили гипотезу о том, что степень разведения реальных(конкретных) и идеаль­ных (общих) целей у здоровых испытуемых занимает срединноеположение, в то время как при психопатиях это разведение обнаруживает тенденциюк сближению разноуровневых целей, а у больных неврозом — тен­денцию к ихгиперразведению.

Особенно показателен анализ конкретной динами­ки становления целевых структур.Здоровые испытуе­мые(контрольная группа) нередко начинают свою деятельность с незначительногоразведения разноуров­невых целей, однако после первых же неудач они кор­ректируют свои программы, и ктораньше, кто позже, но, как правило, приходят к адекватной целевойструк­туре. Испытуемыепсихопатического склада в отличие от здоровых оказывались неспособными впроцессе эксперимента скорректировать должным образом це­левую структуру деятельности. Навыкгибкого соотне­сенияреальных и идеальных целей у них фактически не формировался и за времяэксперимента. При этом нередко наблюдались два варианта целевых структур. Ониразличались не по способу разведения реальных и идеальных целей, которые и втом и в другом вариан-

208

те остаются сближенными, а в разной направленностивекторов этого сближения: при первом варианте реаль­ная цель подтягивается вверх, ктруднодоступной иде­альной, а при втором, напротив, идеальная низводит­ся до заведомо облегченнойреальной. В дальнейшем при удачном выполнении заданий по целевойпрограм­ме второговарианта испытуемые психопатического склада могут возвращаться к первомуварианту, по­том опятько второму и т. д. Тем самым (что мы видели выше на клиническом, жизненномматериале) все вре­мякак бы «проскакивается» зона оптимальных тактик решения, поскольку недостаетсущественного звена, рычага успеха — способности гибкого разведенияраз­ноуровневыхцелей.

Для больных неврозом, как уже отмечено, харак­терно гиперразведение целей. Этодостигается за счет выраженного занижения уровня реальных целей при достаточновысоком уровне идеальных. Характерной чертой этих больных являетсянеуверенность, ожида­ние неудач, что проявляется в частых высказываниях типа: «я несмогу», «не справлюсь», «не сумею» и т. п. Малейший неуспех легко приводит котказу от работы, и для ее продолжения нередко требуются уговоры идополнительная стимуляция со стороны эксперимента­тора. При этом в качествеоправдания отказа приво­дятся многочисленные жалобы невротического харак­тера на свое здоровье.

Как влияют выявленные нарушения целевых струк­тур на уровень эффективности,успешности деятель­ности Для ответа на этот вопрос было подсчитано соотношение удачнои неудачно решенных заданий. Для контрольной группы испытуемых оно составило1:3, для больных неврозом — 1:8, для группы психопа­тий — 1:12. Таким образом, аномальныецелевые струк­турыведут к снижению продуктивности деятельности, увеличению неудач в ееосуществлении, причем особен­но пагубным является недифференцированная целевая структура,свойственная психопатиям.

Выявленные нарушения целевых структур ведут не только кснижению эффективности конечных резуль­татов деятельности, но и копределенным, специфиче­ским изменениям внутри самой деятельности, в харак­тере ее протекания. Прежде всегоэто затрагивает соотношение ориентировочной и исполнительской ча­стей деятельности. Так, припсихопатиях вследствие

209

недифференцированности целевой иерархииобнаружи­ваетсявыраженное сокращение предварительного, ори­ентировочного этапа деятельности. Вжизни это обыч­но ведетк появлению импульсивных, необдуманных поступков, совершаемых «сходу», безпредварительно­гопланирования и прогнозирования последствий своей деятельности *.

Иная картина у больных неврозом. Вследствиеги-перразведения целей у них в большей степени стра­дает исполнительская частьдеятельности, процесс ее реализации. Больные прекрасно осознают, чтонеобхо­димо сделать дляосуществления намеченного, много об этом думают и рассуждают, но к самойреализации так и не приступают. Если за исходный принцип нор­мального соотношения междуориентировочной и ис­полнительской частями деятельности принять посло­вицу «Сначала семь раз отмерь,потом один раз от­режь», то можно сказать, что при психопатическом складе сразу безотмеривания режут, в то время как страдающие неврозом без концаотмеряют.

Особый интерес представляет проблема взаимоот­ношений целевых структурдеятельности и самооцен­ки. Согласно нашей гипотезе, разные виды целевых структурдеятельности должны быть тесно связанны­ми со специфическими особенностямисамооценки ис­пытуемых,составляя вместе целостные психологичес­кие синдромы, характерные дляопределенного типа личностных изменений.

Проверка этой гипотезы была осложнена следую­щим обстоятельством. Если людямпсихопатического склада приписывается, как правило, завышенная само­оценка, то относительно больныхневрозом мнения ав­торов существенно расходятся: одни определяют их самооценку какзавышенную, другие —как занижен­ную. Дляобъяснения причин этих расхождений надо рассматривать самооценку не какоднородное, одно­значноопределяемое образование, а как образование структурно сложное, порой внутрисебя противоречи-

* В. В. Гульдан и В. А. Иванников экспериментальнопоказали, что для психопатий типичным является прямое следование часто случайновозникшей ситуации, непосредственным влияниям внеш­них условий без учетасоответствующего вероятностного прогноза. Люди этого склада обычно опираются наочень короткий ряд пред­шествующих событий. Если в норме этот ряд в специальнооргани­зованных опытахсоставлял 5—9сигналов, то для психопатий — всего 2—3".

210

вое. В. Н.„ Павленко предложила в этой связиразли­чать по крайнеймере две основные подструктуры:

общую оценку собственной ценности («я» как цен­ность) и оценку себя с точки зренияудовлетворенно­стикакими-либо конкретными качествами, возможно­стями, способностями, достижениями.Первую под­структуруможно тогда условно рассматривать как ценностную форму самооценки, вторую— какопера­ционально-техническую.

Исходя из предложенного разделения теоретически возможныследующие четыре варианта соотношения названных подструктур: 1) высокая оценкасебя как ценности сочетается с высокой степенью удовлетво­ренности своими(операционально-техническими) воз­можностями; 2) низкая оценка себя как ценности со­четается с низкой степеньюудовлетворенности своими возможностями; 3) высокая оценка себя как ценностисочетается с низкой степенью удовлетворенности свои­ми возможностями; 4) низкая оценкасебя как ценно­стисочетается с высокой степенью удовлетворенности своимивозможностями.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.