WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |

При этом необходимо подчеркнуть два важных момента.Во-первых, смысл той или иной деятельности не порождается, на наш взгляд, самимпо себе мотивом более общей, вышележащей по иерархическому уровню деятельности.Так, в последнем примере не сами по себе дети, счастье будущих поколений илипрогресс науки являются смыслом, а те многочисленные и слож­ные связи, принципы, соотнесения,противоречия, кото­рыезавязываются, возникают вокруг этих предметов, составляя как бы«кристаллическую решетку», внут­реннюю психологическую структуру смыслового образо­вания *. Поэтому, в частности, зассылкой на один и тот же смыслообразующий мотив могут, как показы­вают психологические исследования,стоять совершенно разные по содержанию и динамике смысловые образо­вания. При ответе на вопрос «радичего» называемый предмет следует рассматривать не как твердоустанов­ленноезначение, объективный знак, а скорее как сим­вол, символическое оформлениесложного по своему генезису и структуре переживания. Символ этотсклады­вался,формировался в ходе жизни человека (Л. С. Вы­готский часто повторял — «за сознанием лежит жизнь»), и,следовательно, расшифровка его не может быть лишь умозрительной задачей,решаемой путем анализа, сопоставления самих по себе речевых знаков, опросовисследуемого человека (в особенности если мы имеем дело с аномалиями, гдедиссоциация осозна­ваемого и реального часто весьма очевидна). Решение этой задачивозможно лишь при обращении к анализу

* Как и во многих других случаях проявления жизненнойдиалектики, здесь скорее важен не результат, а процесс, реальные формы егодостижения и утверждения. Дело потому часто не в смыслообразующем мотиве кактаковом, а в тех способах, соотне­сениях, связях, каковыми произошло его становление. Эти способы,эта живая сеть соотнесений и рождает, питает смысловые системы (о важностиизучения процессуальной, динамической стороны мы будем говорить подробнее вследующей главе).

87

самой жизни человека, ее индивидуальной истории,приведшей именно к такому, а не иному способу смысло­вого опредмечивания, смысловогоопосредствования ду­шевного бытия.

Отсюда следует второй момент, который надовыде­лить особо.Уяснение человеком смысла того или иного отношения к миру не дается ему прямо иавтомати­чески, нотребует сложной и специфической внутренней деятельности оценивания своей жизни,решения особой «задачи на смысл» (А. Н. Леонтьев). Причем, как мы видели, чемвыше по иерархическим ступеням смысло­вые образования, тем труднее работапо их осознанию, поскольку все шире и неопределеннее становится об­ласть смыслопорождающейдействительности, все сложнее и опосредствованнее те связи и отношения, изкоторых завязывается динамическая смысловая си­стема.

Вот почему, с одной стороны. Самые главныевопро­сы — о смысле жизни, любви, добра, злаи т. п.—тре­буют таких большихвнутренних усилий человека в поисках ответа на них, а с другой стороны, самиэти ответы, если они наконец найдены, часто кажутся стороннему наблюдателюнеопределенными, малозначи­мыми (вспомним гамлетовское: «Слова, слова, слова»), расплывчатыми.Причем последнее указывает вовсе не на слабость человеческого языка и мышления,а на мно-гоаспектность, системность самой сути смысловых реалий, которыезаведомо шире и многостороннее реалий языковых. С этим связаны и писательские«муки слова», и недовольство словом уже найденным, его недостаточностью дляопределения живого предме­та *, и то, наконец, почему художники порой отказыва­ются определить основной смысл или,даже проще, основную мысль своего произведения **. Что же касает­ся психологических изысканий, то вструктуру смысло­вогообразования входят эмоционально-непосредствен­ный смысл и вербализированный смысл32. Первый как

Напомним признание Александра Блока:

Ведь я — сочинитель, Человек, называющий все по имени, Отнимающий аромат уживого цветка.

** Л. Н. Толстой писал: «...нужны люди, которые быпоказывали бессмыслицу отыскивания мыслей в художественном произведении ипостоянно руководили бы читателей в том бесконечном лабиринте сцеплений, вкотором и состоит сущность искусства, и к тем законам, которые служатоснованием этих сцеплений» 3'.

88

бы составляет пристрастную, изменчивую,недоговорен­нуюподоплеку второго, т. е. смысловые образования (о чем писал уже Л. С.Выготский) являют собой сплав сознательных (интеллектуальных) иэмоциональ­ных(аффективных) процессов, чем во многом и объяс­няется сложность их адекватногоосознания.

Совершенно особый вопрос — кто и как ставит «задачу насмысл» перед человеком. Чисто внешне, феноменологически, кажется, что всезависит только от уровня самосознания, желаний данного человека, от того,захочет ли он задуматься над смыслом своих поступков или нет, направляют ли егок тому события жизни, друзья, воспитатели, учителя, семья — словом, внешние, окружающие егообстоятельства. Существуют, однако, и вполне объективные внутренние законыдви­жения деятельности,его собственная логика, изнутри подготавливающая ситуацию осмысления себя,своих действий и места в жизни. И сознание тогда играет роль скорееподытоживателя, активатора, реализатора, нежели причины постановки «задачи насмысл». (На некоторых законах этой логики мы остановимся в сле­дующем параграфе.)

Когда же «задача на смысл» все же решена и речь идет о тойили иной форме осознанности, отрефлекси-рованности наиболее общих смысловыхобразований, то уместно, на наш взгляд, говорить о ценностях личности или, лучше, оличностных ценностях, отличаяих от личностных смыслов, которые далеко не всегда носят осознанный характер.Таким образом, личностные цен­ности —это осознанные и принятые человеком общие смыслы его жизни *. Их следуетотличать и от чисто декларируемых, назывных ценностей, не обеспеченных «золотымзапасом» соответствующего смыслового, эмо­ционально-переживаемого,задевающего личность отно­шения к жизни, поскольку такого рода ценности не

* Мы не берем здесь социологические аспекты изученияцен­ностей, арассматриваем ценность в ее психологической характеристи­ке как разновидность смысловогообразования. Отметим также во избежание недоразумений, что в психологииличности часто говорят о смысле во множественном числе (например, личностныесмыслы), тогда как в традиции русского языка слово «смысл» принятоупотреб­лять вединственном числе. Это расхождение легко объяснимо: в от­личие от обыденного языка подсмыслом в психологии подразуме­вается особая составляющая сознания, которая имеет разные виды иформы, поэтому вполне правомерно говорить о множественности этих смыслов, ихсистеме, иерархии и т. п.

89

имеют по сути дела прямого касательства к смысловойсфере, более того, могут стать бутафорией, маскирую­щей совсем иные личностныеустремления *.

Заметим также, что осознанные ценностно-смысло­вые отношения могут быть не толькопозитивными, т. е. определять то, что по восприятию человека хорошо, но инегативными, т. е. занимать на субъективной ценностной шкале отрицательныезначения, быть как бы «отрица­тельными ценностями», определять восприятие чего-ли­бо как недостойного, плохого. Еслив динамическом пла­неотношения первого рода можно назвать отношениями притягивания («положительнаявалентность», по К. Ле­вину 33),центростремления, то отношения второго рода тяготеют к отталкиванию(«отрицательная валент­ность»), центробежности **.

Понятно, что позитивные смысловые переживания,

* Различия, несоответствия, а часто прямые противоречиямежду желанием «быть» и соблазном «казаться» не столь уж редко случаются вжизни любого человека, и потому борьба за искренность, постоянство, подлинное,без «приписок», самовыражение—одна из основных линий нравственного развития и воспитания. Генезисмногих видов отклонений, аномалий личности связан с теми или иными запущеннымиформами этого несоответствия. Например, клиницистам и психологам хорошоизвестно, что пышные уверения в любви к людям и подвигах самопожертвования улиц истероидного склада часто не имеют под собой никакой смысложизненной основыи являют­ся лишьспособом прикрытия безоглядного эгоцентризма и само­любования.

** Напомним, однако, что в рассуждениях Левина речь шла ова­лентности предметов,данных в конкретном, здесь-и-теперь возник­шем «психологическом поле», опобудительной силе, от них исходя­щей. Сейчас же мы говорим об отношениях к предметам, точнее, к ихвзаимосвязям, о способах, принципах смыслового восприятия, при­дания личностно-субъективной ценывозникающим в окружающем мире связям и отношениям. Так, в работе кубинскогопсихолога М. Кальвиньо мы читаем: «Можно рассматривать четыре возможныхотношения, в качестве которых может выступать то или иное явление:

1) явление выступает в качестве мотива; 2) явлениепредставляет условие, препятствующее достижению мотива; 3) явлениепредстав­ляет условие,способствующее достижению мотива; 4) явление пред­ставляет условие, способствующеедостижению одного мотива и пре­пятствующее достижению другого. Этим четырем отнбшениямсоот­ветствуют и четыревозможных смысла явления- смысл мотива, нега­тивный смысл, позитивный смысл,конфликтный смысл» 'и.Положение это тонко фиксирует возможность разного смыслового отношения к одномуи тому же явлению в зависимости от его места в структуре деятельности. Однако,как мы увидим ниже, далеко не все смысловые образования, не все его уровниможно прямо приписать к конкретной деятельности, сведя роль смысла коперативной регуляции достиже­ния мотива, к взаимоотношению мотива и преграды или мотива ипо­собникадостижения.

90

связанные с ожиданием, верой в лучшее, чаще бываютрадостными, нежели негативные, являющиеся по пре­имуществу горькими иразочаровывающими. Не следует думать, однако, что лишь первые хороши, а вторыевсе­гда дурны и должныподлежать искоренению. Отрица­тельные смысловые переживания столь же важны для развития человека,как и положительные: в них нередко заложены точки роста, они могут дать толчокк поискам нового взгляда на жизнь, могут быть источником нетер­пимости (не головной, а внутренней,душевной) к недо­статкам и порокам как в себе, так и в окружающем мире. Другое дело,когда они начинают исключительно прева­лировать, определяя весь тон инаправление жизни, все формы отношения к миру и самому себе. Такаяодно­сторонность— начало аномального,отклоняющегося развития, уводящего от общих сущностных задач, за­мыкающих человека в узкий кругнегативных пережива­нийи в конце концов ненависти (чаще бессильной) к себе и другим. Личностныеценности такого человека, т. е. то, чем он поддерживает смысл своегосуществова­ния,— этоценности, точнее, придание ценности отталки­ванию, но, отталкивая все и вся, оностается один на один со своим озлоблением, которое уже оттолкнуть не может,ибо оно составило его суть, стало привычным и единственным способом видения иосмысления мира.

Именно общие смысловые образования (в случае ихосознания—личностныеценности), являющиеся, на наш взгляд, основными конституирующими(образую­щими)единицами сознания личности, определяют глав­ные и относительно постоянныеотношения человека к основным сферам жизни — к миру, к другим людям, к самомусебе. Нельзя говорить о нормальном или ано­мальном развитии личности, нерассматривая эти отно­шения —как их динамическую сторону (характер их напряженности, способы осуществления,соотношение реальных и идеальных целей и т. п.), так и сторону со­держательную.

Надо заметить, что если задача изучениямеханиз­мовдинамической стороны психической деятельности без оговорок принимаетсябольшинством психологов, то задача изучения содержательной стороны нередковы­зывает резкиевозражения, которые наиболее часто сво­дятся к тому, что это скореепредмет философии, этики, но не психологии. Однако с этим мнением нельзясогла­ситься, иначебудет упущена из виду важнейшая детер-

91

минанта, определяющая черты как конкретных, так и общихсвойств личности. Необходимость учета содержа­тельной стороны становится,пожалуй, особенно явной при встречах с трудным, аномальным, отклоняющимсяразвитием (как в подростковом, так и в более зрелом возрасте), которое, какпоказывают исследования, не­редко является прямым следствием эгоцентрической ориентациичеловека. Наиболее благоприятные условия для развития личности, что уже давнозамечено опытны­мипсихологами, создает противоположная эгоцентриче­ской — альтруистическая ориентация.Например, еще у русского психолога А. Ф. Лазурского мы находим, что духовноездоровье в наибольшей степени обеспечивает идеал альтруизма. «Альтруизм в томили ином виде представляется формой и средством, и показателем наи­лучшей гармонии между личностью исредой. Здесь из­вращенных нет» 35. Современные экспериментально-психологические данные в целомподтверждают эти суждения.

Итак, совокупность основных отношений к миру, к людям исебе, задаваемых динамическими Смысловы­ми-системами, образует в своемединстве и главной своей сущности свойственную человеку нравственную позицию. Такая позицияособенно прочна, когда она становится сознательной, т. е. когда появляютсялич­ностные ценности,рассматриваемые нами как осознан­ные общие смысловые образования. Исповедание этих ценностейзакрепляет единство и самотождество лично­сти в значительных отрезкахвремени, надолго опреде­ляя главные характеристики личности, ее стержень, еемораль.

Может возникнуть принципиальный вопрос: о какой морали, окакой нравственности может идти речь при грубых отклонениях в развитииличности, например у злостного пьяницы или правонарушителя Здесь, скажутмногие, налицо их отсутствие, хотя никто не бу­дет отрицать, что совершившийпреступление —лич­ность.

Моральная шкала, в нашем понимании, включает в себя нетолько положительные, но и отрицательные с общепринятой точки зрения ценности(подобно тому как, скажем, условно выделенная шкала ума должна располагатьсравнительными отметками не только для высот ума, но и для его, с точки зрениянаблюдателя, ущерба, т. е. глупости). Даже в тех случаях, когда мы

92

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.