WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 50 |

источники движущих противоречий надо искать всисте­ме предметнойдеятельности субъекта. Следует, однако, сразу сказать, что изучениедеятельности отнюдь не прерогатива психологии. Деятельность — важнейший общефилософскийобъяснительный принцип. В истории европейской философии выделяется всего тритаких принципа: Космос (в античной философии и науке), Природа (в философии инауке Нового времени) и Деятельность (начиная с XVIII—XIX вв.— в класси­ческой немецкой философии)22. Психологию интересуетпрежде всего роль деятельности в формировании психического аппарата отражения ив связи с этим ее внутреннее строение и динамика.

Кратко обозначим основные понятия, которыми обычнооперируют в рассуждениях о психической деятельности. Исходным является понятие«потреб­ность». Потребность трактуется кактребование, нужда, ожидание, стремление к какому-либо недостающему, желаемомупредмету, содержание которого может быть самым разным — от необходимости размятьэнергич-- ным движением затекшее от долгого сидения тело до стремления кпознанию и истине. От содержательных показателей мы можем отвлекаться, однаколишь в формально-логическом плане, в плане же конкретно-психологическом онисоставляют ключевую характе­ристику потребности, наполняя ее энергетическую ем­кость и потенциал определенностью иосмысленной направленностью. Не зная, не представляя себе предме-

81

та потребности, рассматривая ее как «потребность вообще»,мы почти ничего не можем сказать и о собст­венно психологическойхарактеристике самой потреб­ности, о тех конкретных актах, которые будут предпри­няты для ее удовлетворения. Этанаправляющая, побуждающая к активности функция предмета особо выделена вобщепсихологической теории А. Н. Леонть-ева, где ей придана роль двигателя,мотива всей деятельности вцелом.

Предмет потребности, как правило, не может быть достигнутсразу, он дан в сложной, часто препятствую­щей достижению жизненной среде сприсущими ей жесткими условиями и преградами, так что обычно требуется не одно,а целая цепь, система взаимосвя­занных действий,направляемых на некоторые про­межуточные, опосредующие цели, объединенные зада­чей этого достижения. В свою очередь каждая цель может бытьвыполнена разными способами, разными конкретными операциями. Все вместе эти цели,дей­ствия, способы,операции и образуют наличный, или, как говорят, операционально-технический, составдеятель­ности.Схематически это можно представить себе так:

П-

/Л|Д2An,

(-^-Ц1 ->• Ц2...^Ц„)

м

(1)

где для удовлетворения потребности (П)развертывает­сядеятельность, состоящая из ряда действий (дь Д2,..., рп), направленных на осуществление целей(ui, цз,..., Цп), подчиненных в конечном счете задаче достижения предмета,мотива (М) всей деятельности в целом.

Однако такая схема, взятая сама по себе, вполнеукладывается в рамки сугубо бихевиористских пред­ставлений, одинаково по сутиотражая и поведение кры­сы в сложном лабиринте, и внешнюю сторону действий человека,стремящегося в условиях стоящих перед ним преград обойти, преодолеть их идостичь желаемого. Даже поправка на то, что животное действуетинстинк­тивно, ачеловек выбирает пути и действия по разуму, не устраняет некотороймеханистичности представлен­ного. Чтобы понять специфику человеческого поведения, необходимоввести в рассмотрение некоторые характе­ристики сознания, которые тесно связаны срегуляцией предметной деятельности.

Важнейшей образующей сознания, исследованию

82

которой посвящены многие работы психологов,являет­ся значение. А. Н. Леонтьев описывал значениекак идеальную, духовную форму кристаллизации общест­венного опыта, общественнойпрактики человечества. «Человек в ходе своей жизни усваивает опытпред­шествующихпоколений людей; это происходит именно в форме овладения им значениями... Итак,психологи­ческизначение — это ставшеедостоянием моего созна­ния (в большей или меньшей своей полноте и много­сторонности) обобщенное отражениедействительности, выработанное человечеством и зафиксированное вфор­ме понятия, знанияили даже в форме умения как обобщенного «образа действия», нормы поведения и т.п.» 23.

Исходя из данного подхода совокупность значений может бытьпредставлена как культура, т.е. система понятий, норм, образцов, представлений, бытующих в рассматриваемойсреде *.

Важность значения как идеальной формы общест­венного опыта для психическогоразвития очевидна. Человек видит явления прежде всего через призму усвоенныхкатегорий, он как бы накладывает сетку значений, понятий и определений (Л. С.Выготский сравнивал это с параллелями — горизонтальными свя-

* Такое понимание культуры не является общепринятым. Нодело в том, что термин «культура» вообще чрезвычайно много­значен и в различных частных наукахи даже внутри каждой из них толкуется по-разному. В последнее время вотечественной фило­софской литературе стала преобладать точка зрения, согласноко­торой в основупонимания культуры кладется исторически активная деятельность человека и,следовательно, развитие самого человека в качестве субъекта этой деятельности.Развитие культуры при таком подходе фактически совпадает с развитиемчеловечества, причем не в какой-то особой (например, специфически духовной— научной,художественной и т. п.), но в любой области общественной жизне­деятельности 24. Подобное философское понимание,комментирует В. М. Межуев, «имеет дело с культурой не как с особым объектом,подлежащим специальному изучению (наряду, например, с приро­дой, обществом, человеком и т. д.)в границах отдельной дисциплины, а как с всеобщей характеристикой всегодействительного мира» 25 Дляконкретного психологического анализа такая точка зрения пред­ставляется чересчур глобальной, непозволяющей расчленять компоненты и условия развития личности. Поэтому мыпонимаем здесь культуру более узко — как систему бытующих в обществезначений (понятий, норм, образцов и т. п.), относя деятельность в инуюкатегорию анализа, хотя понятно, что как знаки мертвы вне культурогворческой икультуропотребляющей деятельности, так и сама деятельность (в качествесобственно человеческой) немыслима вне этих знаков.

83

зями и меридианами — связями вертикальными,иерар­хическими) наокружающий мир, познает и выражает, передает плоды своего познания не иначе какчерез систему значений. И все же следует признать, что, взятые сами по себе, всвоей объективной представлен-ности, знаки культуры могут быть отчуждены отреаль­ной душевнойжизни человека; они, повторяем, объек­тивны, т. е. существуют до встречис конкретным челове­ком, и остаются, пусть даже измененными, после этой встречи, являясобой отражение действительности независимо от индивидуально-личностногоотношения к'ней самого человека.

Привнесение же этого отношения неизбежно порож­дает субъективное значение данногообъективного зна­чения(«значение значения»). Чтобы избежать удвоения терминов, А. Н. Леонтьевпредложил говорить в этом случае о личностномсмысле. Таким образом, «смысл выступает в сознаниичеловека как то, что непосредст­венно отражает и несет в себе его собственные жизнен­ные отношения» 26.

Выше мы уже определили смысловой уровень как собственноличностный. Теперь подробно рассмотрим смысл (смысловое образование, смысловуюдинами­ческую систему)как «живую клеточку», «единицу» анализа * этого уровня.

* Л. С. Выготский выделял два принципиально отличныхспособа анализа, применяемых в психологии. Первый можно назвать разложениемсложных психологических целых на элементы. Его Л. С. Выготский сравнивал с химическим анализом воды,разлагаю­щим ее накислород и водород. Другой путь анализа — это анализ, расчленяющий сложноеединое целое на единицы. «Подединицей,— писал далееЛ. С. Выготский,— мыподразумеваем такой продукт анализа, который в отличие от элементов обладаетвсеми основными свойствами, присущимицелому, и который является далее неразло­жимыми живыми частями этогоединства. Не химическая формула,воды, но изучение молекул и молекулярногодвижения является ключом к объяснению отдельных свойств воды... Психологии,желаю­щей изучитьсложные единства, необходимо понять это. Она должна заменить методы разложенияна элементы методами анализа, расчле­няющего на единицы» 27. Позже об этом писал и С. Л.Рубинштейн:

«Для того чтобы понять многообразные психические явленияв их существенных внутреннихвзаимосвязях, нужно прежде всего найти ту „клеточку", или „ячейку", в которойможно вскрыть зачатки всех элементов психологии в их единстве» 28. Эти положения актуальны и поныне.Необходимо добавить также, что выделение и обоснование этих единиц — особая теоретическая работа,поскольку «единицы анализа не могут непосредственно заимствоваться в самойреаль­ности в качествеее вещественно экземплифицированных представи­телей, но каждый раз являютсяпродуктом мысленного конструиро-

84

Сама проблема смысла в научном рассмотрении человекапоявилась не сразу. Выдающийся отечествен­ный ученый Н. А. Бернштейн писал,что каждая наука применительно к явлениям в своей области должна прежде всегоответить на два определяющих вопроса:

как происходит явление ипочему оно происходит. Длянаук о неживой природе эти вопросы оказываются и необходимыми, и достаточными.Долгое время и наука о живой природе — биология— пыталась со всей стро­гостью следовать лишь этимвопросам, однако много­численные наблюдения и факты, указывающие на не­оспоримую целесообразностьустройств и процессов, присущих живым организмам, неминуемо привели кпостановке нового, третьего вопроса: «длячего су­ществует то или иное приспособление в организме, к какой цели ононаправлено, какую доступную наблю­дению задачу оно предназначено решать» 30

Все эти вопросы сохраняют первостепенное значение и дляпсихологии, в частности для исследования поведе­ния и деятельности. Первый вопросставит проблему феноменологии деятельности, качественных характе­ристик этого явления. Ответ навторой вопрос подразу­мевает исследование причинности, механизмов движе­ния деятельности. Наконец, приответах на третий вопрос мы должны анализировать цели и мотивы, на которыенепосредственно направлен процесс деятель­ности. Однако эти три вопроса незатрагивают или, точнее, затрагивают лишь косвенно проблему смысло­вой регуляции поведения. Между темв психологии накопилось множество фактов, показывающих особую значимость этогоуровня регуляции для судьбы деятель­ности, ее продуктивности и конкретного хода. И как биология врамках ответов на вопросы каки почему приходила к выводам,оказывавшимся, по словам Н. А. Бернштейна, крайне бедными предсказательнойсилой, так и психология, ограниченная на этот раз тремя вопросами — как, почему и длячего,—оказы­ваетсянедостаточной для понимания многих сторон человеческого поведения идеятельности, реальных

вания (разумеется, отнюдь не произвольного по отношению креаль­ности)».Собственно, в каждой сколько-нибудь развитой психоло­гической теории можно выделитьтакую единицу: «знак» — у Л. С. Выготского, «установка» — у Д. Н. Узнадзе, «деятельность»— у А. Н. Леонтьева,«действие», «поступок» — у С. Л. Рубинштейна, «акт поведения» — у М. Я. Басова и др.

85

проблем их развития. Для преодоления этойнедоста­точностинеобходимо включить в рассмотрение еще один аспект, задать еще один, четвертыйвопрос, внешне сходный с третьим, но все же имеющий свой особый оттенок: этовопрос, ради чего совершаетсято или иное действие, деятельность человека или в чемподлин­ныйсмысл достижения тех или иных целей, мотивов,задач,— смысл, стоящийза взятыми самими по себе или в своей совокупности целями, задачами,моти­вами

Что же требуется для ответа на данный вопрос, какрождаются смысловые образования, или, если восполь­зоваться более точным термином Л.С. Выготского, динамические смысловые системы, несущие в себе и осо­бое отражение действительности, еезнак, и эмоциональ­но-личное, пристрастное к ней отношение

Мы уже касались некоторых вопросов смыслообра-зования впервой главе книги, когда рассматривали философские аспекты проблемы личности,определения ее нормы и аномалии. Там, как помнит читатель, речь шла об одном,но, разумеется, главном, вершинном для человека смысле — смысле жизни, здесь же речь идето всем многообразии динамических смысловых систем. Однако, на наш взгляд,основная внутренняя законо­мерность остается единой для всех случаев — психоло­гические смысловые системырождаются в сложных, многогранных соотнесениях меньшего к большему, отдельныхситуаций, актов поведения к более широким (собственно смыслообразующим)контекстам жизни. В соответствии с этим их осознание — всегда процесс определенноговнутреннего соотнесения.

Поясним сказанное простым примером. Ради чего стоитпосещать лекции в институте Ради чего стоит стремиться к высшему образованиюРади чего стоит жить Для того чтобы ответить на подобные вопросы, надосоответствующую данному явлению деятельность соотнести с контекстомдеятельностей более широких, и соотнесение это тем сложнее и индивидуальное,чем выше мы поднимаемся по ступеням, уровням смысловой иерархии. Скажем, смыслпосещения лекций для боль­шинства очевиден — он в том, чтобы успешно сдать сес­сию, закончить вуз. Труднееответить на вопрос: ради чего нужно кончать вуз Ответы могут захватить многовзаимосвязанных деятельностей и мотивов, различные их сочетания и оттенки:интерес к профессии, престиж-

86

ность мотивы самоопределения, материальные интересы,поступление в аспирантуру и т. д. И уже совсем нелегко ответить на вопрос: радичего стоит жить Ведь здесь, как мы уже говорили в прошлой главе, надосоотнести не что иное, как всю свою жизнь с каким-то более широким и общимконтекстом, с тем, что больше нашей индивидуальной жизни и не оборвется с еефизическим прекращением (дети, счастье будущих поколений, прогресс науки и т.п.).

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.