WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 50 |

По мере усложнения программы таким детямвслед­ствие описанныхнарушений работоспособности стано­вится все труднее успевать в школе. Им оказывается не под силу бытьвнимательными все время школьного урока, поскольку возможности их в этом планереально ограничиваются 15—25 минутами. Им мало доступны и те объемы информации, которыетребуется усвоить за один урок. Все это приводит к тому, что вторая половина (ато и две трети) урока проходит мимо ребенка, он становится невнимательным,отвлекается, ответы его на вопросы звучат невпопад, что вызывает осуждение ираздражение учителей, насмешки и пори­цания сверстников, у которыхформируется определен­ное к нему отношение. Такому ребенку не под силу справиться и домабез организующей помощи взрос­лого (а подобная помощь в неблагополучной семье, как правило,отсутствует) с объемом заданных уроков, ибо эти объемы не учитываютограниченности его возмож­ностей. Отсюда недовольство родителей, обвинения в лени, глупости,нередкие наказания.

В результате важнейшие потребности ребенкаэтого возраста, тесно связанные с его учебной деятельностью (потребность водобрении взрослых, окружающих, ро­дителей, сверстников, потребность в самоуважении), начинаютущемляться, фрустрироваться, постепенно создавая глубокий внутреннийдискомфорт. Когда в ходе психологического исследования такого ребенка ввозрасте 9—10 летспрашиваешь, что бы он сделал, если бы был волшебником, то часто слышишьответ:

сделал бы так, чтобы учиться на отлично,получать одни пятерки и т. п. Более благополучные сверстники обыч­но отвечают по-иному: чтобы былгоночный вело­сипед,чтобы все были счастливы и т. п. Наши дан­ные подтверждаются сведениямидругих авторов. Так, А. М. Прихожан и Н. Н. Толстых провели сравнительноеисследование двух групп младших школьников. Пер­вая группа — дети, воспитывающиеся винтернатах. Подавляющее большинство этих детей — из семей не­благополучных (алкоголизмродителей, асоциальное поведение). Вторая группа —дети из обычной школы,

живущие в «нормальных» семьях. В обеих группахпред­лагалось на трехразноцветных лепестках «волшеб­ного цветка» написать три самых заветных желания. Если в обычныхшколах большинство ответов отражали широкие мотивы («хочу, чтобы у всех былимамы и они были здоровы», «хочу, чтобы птицы не погибали от холо­да и голода» и т. п.), то в ответахинтернатских детей не было зафиксировано ни одного подобного ответа.Абсо­лютное большинствоответов было связано с учением, выполнением требований учителей 15.

Выходы из этого положения могут бытьразличными и, к сожалению, далеко не всегда благополучными:

иногда такой ребенок становится на времязабитым, подобострастным, тихим; иногда, напротив, стремится компенсироватьнедостатки учебы бравадой, дерзостью, выходками на уроке; иногда — ролью постоянного шута в классе;иногда, если позволяют физические силы,— драками и т. п.

Помимо этого весьма распространенногонаправле­ния существуюти другие варианты предыстории ран­него алкоголизма. Укажем здесь два из них. Во-первых, это дети сболее выраженной резидуальной (оста­точной) патологией, чем предыдущая группа, и дети-олигофрены (частов легкой степени дебильности), которые вырастают в неблагополучных семьях ипопа­дают в массовуюшколу. В массовой школе их истории в чем-то сходны с вышеописанными, с тем,однако, каче­ственнымотличием, что хроническое отставание в учебе вызвано не только повышеннойутомляемостью, раздра­жительностью, нарушениями внимания и т. п., но и об­щим снижением интеллектуальногоуровня, сугубо кон­кретно-ситуационной структурой мышления, что ведет к принципиальнойневозможности овладения уровнем и объемом общеобразовательной школы. Во-вторых,встречаются случаи раннего алкоголизма, когда не выявляется органической, пустьдаже стертой, недоста­точности и наследственной отягощенности. Однако все эти случаи, какправило, характеризуются выраженной так называемой педагогическойзапущенностью, ребе­нокостается без психологически грамотных воспита­тельных усилий.

В результате описываемые дети («группы риска»)оказываются психологически оторванными от школь­ного коллектива или занимающими внем изолирован­ное,отчужденное от большинства место. Эти дети. как

26:

правило, оказываются не вовлеченными и вовнешколь­ныеорганизации, которые, к слову сказать, обычно ставят обязательным условиемучастия в них хорошие отметки, заведомо отсеивая тем самым «трудных» детей, т.е. тех, кому они больше всего нужны. К этому добав­ляется нередкое неблагополучие всемье, «пьяный быт», наглядное восприятие алкогольных обычаев. Важно отметить,что неблагополучное влияние семьи отнюдь не ограничивается привитиемалкогольных установок. В семьях «трудных» детей в порядке вещей ссоры,кон­фликты, драки междуродителями, применение тяжелых физических наказаний, в то время как в семьяхблаго­получныхшкольников это единичные случаи. В иссле­довании Е. Н. Голубевой,проведенном под нашим руко­водством, было показано, что уже в раннем детстве и младшемшкольном возрасте на операциональном уровне воспринимаются и усваиваютсябудущими «трудными» детьми разнообразные асоциальные фор­мы поведения, например «выяснениеотношений» как обязательная драка и т. п.

С этой преддиспозицией ребенок и подходит кпод­ростковому кризису,к новому для него потребностному состоянию, которое подразумевает выбор новыхмотивов, предметов деятельности. В качестве ведущих для под­росткового возраста обычноуказывают потребность в общении со сверстниками, потребность вобществен­но значимойдеятельности, потребность познать самого себя как личность, почувствовать себявзрослым, стрем­ление ксамоутверждению и самовыражению. Сознание поглощено переходом из «мира вещей» в«мир идей», выработкой самостоятельных суждений об окружаю­щем, своих принципов, своейпозиции. Этим особен­ностям и должны соответствовать те новые предметы, которые будутвыбраны в качестве мотивов деятельно­сти.

Наблюдения показывают, что именно сподростко­вого возрастарассматриваемый контингент детей начи­нает злоупотреблять алкоголем.Причем в некоторых случаях буквально первые же опыты алкоголизации оценивалисьчрезвычайно высоко. Можно ли считать па этом основании, что алкоголь становитсятем предме­том, накотором замыкается переходное потребностное состояние трудногоподростка

На наш взгляд, было бы ошибкой думать, чтопод­росток ввиду своегоотягощенного психического разви-

262

тия выбирает в качестве предмета новыхпотребностей собственно алкоголь. Как правило, выбирается не алко­голь, а компания, группа, в которойуже, т. е. вторично, обязательным элементом общения,времяпрепровожде­нияявляется выпивка. Эта компания, группа, которую в литературе называютпо-разному —«уличной», «дво­ровой»,«асоциальной» и т. п.,— может быть однородной по возрасту или, что чаще, разнородной, сдвумя-тремя старшими заводилами. Чем же привлекают эти группы, почему изширокого спектра предметов, отвеча­ющих потребностному состоянию подростка (часто нео­сознанным желаниям личностногообщения, самоутвер­ждения, взрослости и т. п.), выбирается именно этот

Главным здесь является то, что в «уличной»микро­среде подросток срассмотренной выше предысторией находит референтную группу себе подобных.Именно в этих группах, и, к сожалению, ни в каком другом месте, будущиепациенты алкогольных отделений находят реальное поле самоутверждения, могутобрести наконец высокий статус, проникнуться самоуважением, чего они не всостоянии были сделать ни в школе, ни в своей семье, ни в какой-либо социальноприемлемой вне­школьнойдеятельности. Группа, особенно сначала, кажется новичку полной демократизма,теплоты, лишь позднее обнаруживаются ее жесткость, иерархия, обя­зательное подчинение лидерам,корпоративность и т. п. Употребление же алкоголя занимает здесь особоеполо­жение. Именногрупповая выпивка нередко играет роль психологического рубежа, своеобразногопосвящения в члены группы. Потребление спиртных напитков в свою очередь требуетденег, которых у подростков, только начинающих самостоятельную жизнь, либо нет,либо очень мало, что толкает группу на первые выраженные асоциальныепоступки.

С началом систематического употребленияалкоголя подростков неизбежно возникают конфликты в учебном заведении, наработе, в семье. Однако, как правило, в историях больных ранним алкоголизмомэто противо­действиемикросреды ограничивалось либо мерами репрессивного характера (выговоры,порицания, адми­нистративное воздействие), либо их «пугали» послед­ствиями алкоголизма, пагубнымиперспективами связи с «дурной компанией». Подобные меры, будучинегатив­ными, не моглиоградить подростка от «уличной» ком­пании, поскольку не сочетались с психологически обо-

263

снованными позитивными решениями, спредложениями такого социально приемлемого стиля жизни, таких формдеятельности, в которых могли бы быть удовлетворены эмоциональные запросы иожидания подростка, его потребность в личностном общении, ощущениисобст­веннойзначимости, силы и т. п. «Уличная» же компания, пусть в извращенной форме, нодавала им все это, и в подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессиилишь увеличивали внутреннюю сплоченность компании, отрезая или во всяком случаекрайне затруд­няя путьвозвращения ее членов к благополучному детству.

Несколько иными, нежели у взрослых, являются ипути формирования психологического содержания алкогольной деятельности.Во-первых, свойственные подростковому возрасту лабильность, возбудимость,быстрая «заражаемость» общим групповым настрое­нием крайне ускоряют формированиеискомых в опья­ненииэмоциональных состояний. Во-вторых, диапазон этих потребностных состоянийзначительно уже, чем у взрослых, фактически сводясь к одному — весело провести время в своейкомпании. В-третьих, если у взрослых притягательная сила алкогольнойдеятель­ности вомногом, как мы видели, связана с возмож­ностью «улаживания», разрешенияконфликтов реаль­нойжизни, переноса их в план ирреальный, то у под­ростков компенсаторная функция этойдеятельности дол­гоевремя не является столь актуальной. Их ущемления в реальной жизни (неудачи вучебе, отвержения в клас­сных коллективах и т. п.) компенсирует сама компа­ния, членство в ней, а алкогольнаядеятельность явля­етсялишь атрибутом, одной из форм, хотя и чрезвычай­но значимой, групповойактивности.

Все увеличивающееся злоупотребление неизбежноприводит к значительным изменениям и нарушениям в еще неокрепшем организмеподростка. Выше мы опи­сали нарушения базового уровня психического здоро­вья, некоторые основные клиническиесимптомы алко­голизма увзрослых. Подростковая клиника имеет и в этом плане свою специфику. Во-первых,симптомы бо­лезнивозникают здесь значительно скорее. По данным П. И. Сидорова, например, уподростков 14—18 летпри­знаки алкоголизмамогут появиться даже в течение 5—6 месяцев регулярного пьянства, тогда как у взрос­лых этот срок обычно 5—7 лет. Во-вторых, в отличиеот

f!

относительно выраженной последовательности,смены одного симптома другим, при подростковом алкого­лизме наблюдается их нередкоесмешение, лавинообраз­ное нарастание. В-третьих, здесь можно наблюдать опи­санный психиатрами своеобразныйфеномен «клиники до болезни», т. е. появление внешних признаков,симпто­мов алкоголизмадо того, как наступает собственно болезнь. Этот феномен, на наш взгляд, тесносвязан с общей психологией отрочества, с выраженной группо-центрическойориентацией, подражанием групповым нормам. В данном случае это подражаниеприводит к тому, что подростки могут, например, демонстрировать «симптом потериконтроля за количеством выпитого», полное игнорирование меры, тогда как на делеэто будет не подлинным симптомом болезни, а лишь следованием принятой вкомпании норме пить «до отключки», «пока не упадешь» и т. п. То же иотносительно центрального для всей клиники алкоголизма абстинентногосиндрома:

подросток начинает наутро регулярноопохмеляться не потому, что испытывает такую необходимость, а потому, что так«принято», так делают «все». Тем са­мым складывается «алкогольная личность до болезни» (А. Л. Нелидов),точнее, ее внешние атрибуты, отноше­ние к алкоголю, способам его употребления. Здесь мы еще разубеждаемся, что всякое психологическое об­разование вначале существует как быразделенным между двумя полюсами — субъектом, его усваиваю­щим, и неким воспитующим, несущим всебе образ, бытие этого образования началом. Лишь после того как эти два полюсазамыкаются в единое смысловое поле, начинается подлинное усвоение,интериоризация данного психологического образования. Причем вначале усвоениюподлежат внешние атрибуты, навыки, опера­ции и действия. Вслед за темприсваиваются и лежащие за ними смысловые отношения, приобретающие затеминерцию и переходящие в смысловые установки.

В данном случае вхождение в «компанию»,подра­жание ее нормамформируют не просто готовность к зло­употреблению алкоголем, но сразунавязывают самое это злоупотребление в самых его крайних, существую­щих лишь при уже развитой болезниформах. Понятно поэтому, что такое массированное употребление, падая нанесформированный подростковый организм, столь быстро приводит к егоперестройке, к появлению уже не подражательной, а подлинной, настоящейклиники

265

заболевания, не «алкогольной личности доболезни», а личности больного ранним алкоголизмом.

Внешние черты этой личности достаточноподробно описаны клиницистами. Картина при этом выглядит весьма разнообразной.Одни отмечают, что больным ранним алкоголизмом свойственны возбудимость,аг­рессивность,сексуальные извращения. Другие назы­вают заостренность характерологических черт, депрес­сивные реакции, нарушениясоциальной адаптации, узость интересов, асоциальные тенденции. Третьинахо­дят грубость,эмоциональную холодность, циничность, утрату привязанности к семье и т. д.Существуют и попытки классификации изменений, например опи­сания клинических проявленийалкоголизма у подрост­ков с различными типами акцентуации характера 16.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.