WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 50 |

Согласно полученным экспериментальнымдан­ным 21, больные неврозом являют собой яркийпример третьего из выделенных вариантов соотношения под­структур самооценки, когда высокийуровень представ­ленийо собственной ценности сочетается с низким уровнем представлений о своихвнутренних возможно­стях. Поэтому об их самооценке можно говорить как о внутреннепротиворечивой, дисгармоничной, что и при­водит к столь разным мнениямспециалистов, одни из которых говорят о высокой, а другие — о низкой само­оценке при неврозах, поскольку впервом случае имеет­сяв виду ценностная сторона самооценки, а во вто­ром —операционально-техническая.

В отличие от группы больных неврозомсамооценка у людей психопатического склада выглядит, как пра­вило, внутренне согласованной,гармоничной: высокое представление о собственной ценности сочетается с высокойже оценкой своих возможностей. Согласован­ность сохраняется и в периодыдекомпенсации боль­ных,когда наблюдается резкое занижение самооцен­ки по параметрам удовлетворенностисобственными возможностями, которое сопровождается и падением представлений особственной ценности и незаурядно­сти (второй из выделенных вариантов соотношения

211

подструктур самооценки). Исключениесоставляют лишь те особые случаи, когда декомпенсация идет по невротическомутипу (на обсуждении данных исследо­вания таких больных мы остановимся ниже).

Показатели группы здоровых испытуемых занимаютв целом промежуточное положение по сравнению с результатами других групп. Вгруппе здоровых встре­чался наиболее широкий разброс данных, здесь были представленыфактически все варианты из рассмотрен­ных нами структур самооценки, чтоговорит об отсут­ствиижесткой связи элементов самооценки, ее доста­точной вариативности игибкости.

Рассмотрим теперь, как увязываются полученныеданные с нашим предположением о наличии тесной связи особенностей целевыхструктур деятельности и особенностей самооценки. Характер выдвиженияиде­альных целейвзаимосвязан с ценностной стороной самооценки, представлениями о собственнойзначимо­сти; реальныецели, их конкретная программа — с оценкой наличных операционально-технических воз­можностей и ресурсов. Так, высокоепредставление больных неврозом о своей значимости и ценности сов­падает с постановкой ими далеких,часто недостижи­мых,идеальных целей, в то время как занижение опе­рационально-технической сторонысамооценки связа­но свыдвижением явно заниженных реальных целей. В противовес такой рассогласованнойструктуре само­оценки,прямо коррелирующей с гиперразведением ре­альных и идеальных целей, у людейпсихопатического склада наблюдается иная картина: жесткая спаян­ность внутренних сторон самооценкисогласуется с не-дифференцированностью реальных и идеальных целей. Такимобразом, можно было, на наш взгляд, говорить о целостных психологическихсиндромах, относитель­но устойчивых специфических взаимосвязях целевых структур иособенностей самооценки, характерных для определенных типов личностныхизменений.

Итак, на этом можно было бы, казалось,закон­чить описаниерезультатов. Они в целом подтвердили в ходе экспериментальной проверкивыдвинутые нами ранее гипотезы и дополнили их рядом новых существен­ных данных и аспектов. Однакореальная научная жизнь (что, впрочем, случается достаточно часто)сло­жилась так, чтоедва закончившееся исследование сразу потребовало новых уточняющихэкспериментов,

212

новых доказательств исходной гипотезы.Поскольку причина этого требования прямо касалась некоторых принципиальныхположений, стоит ее назвать. Когда результаты работы докладывались, наавторитетном собрании московских патопсихологов, то было, причем достаточноединодушно, высказано мнение, что нельзя предполагать единый механизм нарушенияпостановки целей у столь разных по своим феноменологическим проявлениям групппсихопатий. В самом деле, говорили выступавшие, разве можно хоть в чем-тосравнивать, скажем, стеснительного психастеника и «работающего на публику»истероида, замкнутого шизоида или пред­ставителя взрывчатой, эксплозивнойпсихопатии: они ведь столь различны, что и механизмы, лежащие в основе ихнарушений, должны быть разными.

С одной стороны, высказанные замечанияследо­вало признать вомногом справедливыми: всякая науч­ная гипотеза требует тщательных доказательств, тем более чторазница в феноменологии отдельных видов психопатий налицо. С другой стороны,под сомнение ставилась сама возможность существования единых внутреннихмеханизмов для разных по своим феноме­нологическим проявлениямстраданий,т.е. затрагивал­ся вопрос, принципиальный для концепции данной ра­боты. Вот почему необходимо былосразу, незамедли­тельнопродолжить исследование, дополнив его новым экспериментальным материалом. Сутьдополнения со­стояла втом, что если раньше мы рассматривали груп­пу психопатий в целом, то теперьнадо было разбить ее на подгруппы, соответствующие основным, выде­ленным в клинике формам психопатий.К этим формам, как известно, относят психопатии возбудимого, тормо­зимого и истероидного круга. То жепредстояло сде­лать иотносительно неврозов, разбив их на основные виды: неврастению, неврознавязчивых состояний, ис­терический невроз. Для этой цели был расширен кон­тингент испытуемых, который теперьсоставил 60 чело­векпсихопатического склада (из них возбудимых — 20, истероидных — 20, тормозимых — 20 человек) и 57 больных неврозом(из них истерическим неврозом — 20, неврастенией — 20, неврозом. навязчивых состоя­ний — 17 человек). Это исследование,как и предыду­щее, быловыполнено под нашим руководством В. Н. Павленко. Процедура опыта была та же,что и в уже описанном исследовании.

213

Прежде всего, как и следовало ожидать,обнару­жилисьдостаточно яркие, броские различия во внеш­ней, феноменологической картинеповедения испытуе­мыхназванных подгрупп. Так, испытуемые, принадле­жащие к возбудимому кругупсихопатий, нередко реа­гировали на неудачу с выраженной аффективной насы­щенностью, агрессивностью: моглиразбросать мате­риалзаданий, нагрубить, обвинить экспериментатора в том, что он «все подстроил», ит. п. Испытуемые исте-роидного круга реагировали на неудачи инымобразом:

ощутив свою несостоятельность, они начиналиусилен­нодемонстрировать весь набор жалоб, с которыми поступили в клинику (говорили овнезапном голово­кружении, нехватке воздуха, просили воды и т. п., не забывая приэтом наблюдать за производимым ими впечатлением). Испытуемые тормозимого кругапри неудачах нередко совершенно терялись, замыкались в себе, иногда у нихнаблюдалась общая дезорганиза­ция деятельности. Однако, что для нас принципиаль­но важно, дополнительноеисследование в целом под­твердило наличие единого, общего для психопатий ме­ханизма целеполагания. Несмотря навыявленные опре­деленные внутренние нюансы и особенности *, для всех испытуемыхпсихопатического склада независимо от конкретного круга психопатий, к которомуони при­надлежали, былихарактерны недифференцированность целевой структуры деятельности, отсутствиенавыка разведения разноуровневых целей, должной коррек­ции, перестройки целевых структурпо мере накопле­нияопыта в данной деятельности.

Данные относительно структуры самооценкиоказа­лись менееоднородными: у возбудимых наблюдалась

* Так, у возбудимых явно выражен резкийпереход от сближе­ния,подтягивания реальных целей к идеальным до обратного ва­рианта, когда идеальные целинизвергаются до уровня реальных (понятно, однако, Что и в первом и во второмварианте целевая структура остается по-прежнему недифференцированной). Сходноебыло и у истероидных, с той лишь разницей, что если у возбудимых особенно легко(«сходу») провоцировался переход от первого вари­анта ко второму, то у истероидныхнаиболее проторенным оказы­вался обратный переход — от второго к первому варианту.При психопатиях тормозимого круга были зафиксированы наименьшая степеньдифференцировки разноуровневых целей и — в ряде слу­чаев — интересный, не наблюдавшийся вдругих подгруппах фено­мен, когда идеальная, перспективная цель опускалась ниже уровняреальной (отрицательное значение показателя степени разведенияцелей),

2)4

выражение недифференцированная структура, утор­мозимых— наиболее близкаясреди других подгрупп психопатий к нормативным показателям, истероидныезанимали как бы промежуточное положение. Но и здесь, несмотря на эти отличия,оказалась прежней общая тенденция к сближению основных подструктур самооценки,уменьшению «дистанции» между ними.

Дополнительное исследование больных неврозомтакже не изменило общего вывода основного исследо­вания: несмотря на вариациифеноменологической кар­тины поведения и определенные, выявляемые с по­мощью психологического анализавнутренние особен­ностии различия, для всех больных неврозом незави­симо от формы протекания былахарактерна тенден­ция кгиперразведению реальных и идеальных целей. Если исследование самооценки припсихопатиях обна­ружило(при сохранении общей тенденции к сближе­нию подструктур) достаточныеразличия между пока­зателями форм психопатий, то структура самооценки больных неврозомпредставляла собой почти неизме­няемое от формы к форме, инвариантное образование (различия междуданными испытуемых, принадлежа­щих к разным формам неврозов, касались преиму­щественно степени выраженностиотдельных показа­телейи не достигали статуса статистически значи­мых). Основными чертами этойсамооценки были уже отмеченные выше, при обсуждении данных основногоисследования, дисгармоничность, значительный раз­рыв между подструктурами, междуценностной и опе­рационально-технической сторонами самооценки.

Однако результаты, полученные в дополнительномисследовании, не только в целом подтвердили суще­ствование определенных общихмеханизмов, во мно­гомобусловливающих рассматриваемые аномалии, но и породили некоторые новыепроблемы. Пожалуй, глав­ной из них была следующая. Малая дифференцировка разноуровневыхцелей выявилась весьма отчетливо при всех формах психопатий, тогда какисследование само­оценки обнаружило (при сохранении общей тенденции к сближениюподструктур) известные различия. При неврозах картина была как бы обратной:вариации приходились в основном на процессы целеразведения, тогда как структурасамооценки оставалась, как было уже отмечено, несмотря на разность формневрозов, по сути инвариантной. Это ставило по крайней мере

215

два вопроса. Во-первых, о том, какая же извыделен­ных сторонявляется главной для каждого из рассма­триваемых страданий и, во-вторых,полностью ли под­тверждается в свете полученных данных гипотеза о на­личии целостных психологическихсиндромов, состав­ленных из устойчивых связей между целевыми струк­турами деятельности и особенностямисамооценки

Для ответа на эти вопросы показательными былибы данные эксперимента, в котором сталкиваются меж­ду собой разнонаправленныетенденции, представлен­ные в нашем случае психопатиями, с одной стороны, и неврозами—с другой. Богатствоклинического ма­териалаобнаруживает и такую возможность. Дело в том, что неврозом могут заболеть нетолько ранее от­носительно психически здоровые люди, но и люди пси­хопатического склада. Изучениетаких случаев и пре­доставляет возможность установить, что меняется, а что остаетсянеизменным в интересующих нас психо­логических синдромах при их столкновении, наложе­нии друг на друга. Понятно приэтом, что тот признак, который остается неизменным, будет болеесуществен­ным дляпсихопатии, а тот, который привнесется, видо­изменяя наличный,— более существенным дляневро­тическойболезни.

Исследование проводилось на испытуемыхпсихо­патическогосклада, у которых наблюдался невроти­ческий срыв. В этих случаях, поданным В. Н. Павлен­ко,было обнаружено отсутствие навыка разведения реальных и идеальных целей, ихслитность и недиф-ференцированность, т. е. жесткая целевая структура, типичнаядля психопатий. В то же время соотношение между подструктурами самооценки резкоизменилось по сравнению с типичной для психопатий картиной — появились дисгармоничность,значительный разрыв между ценностной и операционально-техническойсто­ронами самооценки,т. е. та структура, которая встре­чается лишь у больных «чистым» неврозом.

Таким образом, можно с известным основаниемговорить, что ядерным, патогномоничным для психо­патий являются нарушенияцелеобразования, целевой структуры деятельности, тогда как для больныхневро­зом — нарушения в структуре ихсамооценки. Отсюда, в частности, становится понятным, почему мынаблю­дали известныевариации в целевых структурах при нев­розах и самооценочных структурахпри психопатиях,

216

тогда как самооценка в первом случае и способыцеле-полагания — впоследнем оставались относительно не­изменными.

Что касается ответа на второй вопрос,связанный с гипотезой о наличии психологических синдромов, устойчивосоединяющих особенности целевых струк­тур деятельности с выделеннымиподструктурами само­оценки, то надо признать, что данное исследование заставляет внестикоррективы в эту гипотезу. Действи­тельно, исходя из предыдущих экспериментов казалось очевидным, чтокаждая выделенная подструктура са­мооценки коррелирует с определенным видом целей:

ценностная — с выдвижением далеких идеальныхце­лей,операционально-техническая — с постановкой ре­альных целей. Однако последнее исследование проде­монстрировало возможность и иныхотношений струк­турныхэлементов самооценки с целевым строени­ем деятельности(недифференцированность целевых структур при психопатиях, осложненных неврозом,сочеталась с гиперразведением, рассогласованностью элементов самооценки). Ихотя эти отношения являют­ся в данном случае как бы нетипичными, их наличие все же заставляетпереформулировать гипотезу, точ­нее, сделать формулировку более осторожной и мяг­кой, говоря не об однозначносцепленной, жесткой, а лишь о достаточно опосредствованной, гибкой связи междуцелевыми структурами деятельности и под­структурами самооценки.

Подытоживая, сведем данные о некоторыхустанов­ленныхпсихологических механизмах в обобщенную таблицу (см. табл. на с.218).

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.