WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Итак, на основании данных, характеризующих «бесконфликтных» правонарушителей, мы можем утверждать, что для них типично слабое развитие положительных моральных переживаний и убеждений, которые регулировали бы их поведение. Все правонарушители этого типа, за очень небольшим исключением, обнаружили мотивы или примитивного, или утилитарного характера. У них проявляются сильно развитые примитивные потребности (главным образом влечение к спиртному). Эти их особенности и приводят к тому, что они легко склоняются на преступление. Вместе с тем далеко не все «бесконфликтные» являются столь устойчивыми в своем антиобщественном поведении, как это было у Ю. Напротив, группа «бесконфликтных» является как бы промежуточной между «раскаивающимися» и «циниками», и здесь многое зависит от индивидуального подхода в их воспитании: непонятый «бесконфликтный» правонарушитель легко может перейти в ряды"циников" и, наоборот, внимательный и чуткий подход к нему, а главное, серьезная работа над расширением его духовных потребностей и углублением его моральных требований к себе может дать хороший результат.

Тип «циников»


   Правонарушители- «циники», в отличие от других типов, характеризуются не только слабостью нравственных мотивов, но и наличием аморальных убеждений. Это проявилось в их ответах на различные вопросы и в высказываниях по поводу различных ситуаций. Так, на вопросы: «Какие поступки ты оправдываешь Можно ли сказать неправду, совершить кражу» — все 19 «циников» ответили утвердительно, причем часто в вызывающей форме:"Можно и нужно! Если без свидетелей, я день и ночь воровал и думал, что можно" (Б„ 17 лет). «Не можно, а даже нужно. Для меня это норма. Если о краже, то я правду не скажу, только уж если приперли. Я могу в любое время сказать неправду» (С., 13 лет) и т. п.
«Антимораль» «циников» проявилась также в том, что они высказывали уверенность, что каждый человек скажет неправду, если это ему на пользу; любой украдет, если находится в выгодной ситуации и не опасается разоблачения. Такие же аморальные убеждения проявились и в ответах на вопросы, поставленные в рассказах, т. е. в характере мотивации: все 100% правонарушителей этого типа обнаружили мотивы исключительно утилитарного или асоциально-аморального характера.

Мы говорили, что в рассказе о ларьке дана ситуация с неудачной кражей. И несмотря на то что герой рассказа пойман после ограбления ларька, 1/з подростков. Ответили, что на кражу идти все равно стоило. При этом почти каждый вносит «методические» исправления в подготовку и ход кражи, которые, по их мнению, принесли бы успех: «Стоило, но с поправками: я шел бы с другом, уехали бы оттуда на машине. Не прятал бы на чердаке. В своем районе никогда не буду воровать» (С., 15 лет)."Стоило, но он поступил глупо: надо было посыпать следы перцем или хлоркой" (К., 16 лет). «Конечно, стоило. Если бы мне нужны были деньги, я бы поступил точно так же, Я считаю так, если тебе нужны деньги, а тебе их никто не дает, то нужно стащить» (М., 17 лет). «Стоило, но надо знать дневную выручку и замести следы» (Ч., 15 лет).
Эта же готовность идти на кражу, несмотря на возможность разоблачения, проявилась в ответах на вопрос, поставленный в рассказе о папиросах. Если больше половины «бесконфликтных» (53%), опасаясь обнаружения пропажи папирос, ответили, что воздержались бы от кражи из кармана гостя, то подавляющее большинство «циников» (84%) ответили, что взяли бы папиросы : «Я бы взял, потому что я всегда брал» (3., 17 лет). «Взял. Курить-то хочется» (Б., 14 лет). Экспериментатор: «Но ведь они чужие!» Б.: «Мне-то какое дело, что чужие. Не будет класть!»

Для многих подростков этого типа характерно бравирование своими аморальными взглядами. Это проявилось в их подчеркивании своих аморальных желаний и поступков ( «хочу пить вино, курить, играть в карты, гулять с девчонками»), своим любимым занятием называют воровство, хулиганство, драки. Они высказывают желание продолжать свою преступную деятельность.
Бравада проявилась и в ответах на вопрос:"На кого ты хотел бы походить" Одна треть"циников" назвала людей с отрицательными моральными качествами. «Хочу походить на Б. П., потому что он не работает и не учится» (М., 14 лет). «На „малышку“. Он вор-профессионал, хорошо ворует и грабит магазины» (К., 14 лет). «На дядю Борю. Он умный вор» (П., 15 лет).
У 50% правонарушителей, отнесенных нами к типу «циников», антимораль сочетается с агрессивными намерениями, которые направлены против милиции, судей. В своих сочинениях подростки пишут, что хотели бы их"заморить голодом", «сгноить в тюрьме», «подвесить за ноги» и т. п. Колонию они хотят"взорвать", «разбить в щепки», «уничтожить» или «освободить нужных себе людей».

В ответах на вопрос: «Какие поступки ты оправдываешь» — 18 человек из 19 указали:"Оскорбить человека". Мы этот факт расцениваем не только как неуважение к людям, но и как проявление агрессивности, желание причинить человеку неприятность, зло. Это подтверждается материалами личных дел: большинство «циников» осуждены или помещены в колонию не только за воровство, но и за злостное хулиганство, а старшие из этих подростков — за насилие, т. е. за преступления, связанные с посягательством на личность других людей.

Недоброжелательство, злоба, агрессия, нежелание работать особенно выступили в сочинениях отдельных старших правонарушителей. «Если бы я стал волшебником, я жил бы как мне вздумается и делал все, что захотел. Развлекался и жил в свое удовольствие. Устроил бы себе такую жизнь, о которой не мечтали в свое время короли. А чтобы люди на земле жили каждый в свое удовольствие и были равны между собой, я бы им делал из воздуха все, что им надо. И тогда бы никто не работал и не учился, и все были бы довольны мной. Я бы устроил всем шикарную жизнь. А потом я бы раскрутил земной шарик, чтобы он развалился. Это было бы тогда, когда мне надоест жить» (Н., 17 лет). «С самого начала я бы сделал амнистию, а вместо „ЗК“ (заключенных) посадил бы „ЧК“ (чекистов). Дальше я бы понаделал дел. То, что я сделал бы, выразить нельзя! Но пока я хотел бы быть на воле. Да, хоть я и не волшебник, а на воле кого-нибудь глушану по-волшебному» (С., 17 лет). «Я сделал бы так, чтобы никто не работал. Но еще бы я сделал так, чтобы полчеловечества исчезло, чтобы просторнее было на земле» (Ф., 17 лет).

Все наши материалы свидетельствуют о том, что правонарушители- «циники» не испытывают стыда за свои преступления. Ни один из них не руководствуется мотивом стыда в ответах на вопросы, поставленные в рассказе о шоколаде: «Пусть в классе расскажут, кто бы смеялся — морду тому набил бы. Меня все боялись с первого по пятый класс» (Б., 15 лет). «Шоколад съел бы. Мне чихать на этот класс! Никто бы ничего мне в классе не сказал. Они знают, что с разбитой рожей пойдут домой» (С., 15 лет). Из 19 человек «циников» 15 заявили, что им не было стыдно ни перед кем.

Ни один из «циников» не выразил раскаяния в своих преступлениях. Более того, эти подростки не только далеки от раскаяния, но они бравируют его отсутствием: «Я не раскаиваюсь ни в одном преступлении и не нахожу нужным» (К., 16 лет). «Ни в каких поступках не раскаиваюсь. Мне не стыдно ни за какие поступки» (Б., 15,5 лет)."Я не раскаиваюсь ни в чем. Чего мне раскаиваться — мне не стыдно, а хорошо" (Ш., 14 лет).

Что касается самооценки, то из 19 человек «циников» 7 ответили, что считают себя хорошими, 5 — средними, 5 — плохими, 2 человека ответили: «Не знаю», т. е. 14 человек (73%) не дали себе отрицательной нравственной оценки. Вот их высказывания на вопрос : «Каким ты себя считаешь — хорошим или плохим» — «Хорошим, потому что я такой же, как все ребята». «Я считаю себя нормальным, как все». «Хорошим, потому что я, как и все люди». На вопрос:"Ты лучше или хуже других людей, каких ты знаешь" — только 2 человека ответили: «Хуже», остальные: «Мы все одинаковые», «Я как все». Из «циников» 70% считают, что в колонию их поместили, чтобы наказать, а не исправить; 60% думают, что наказаны они несправедливо (напомним, что у «раскаивающихся» и «бесконфликтных» такие ответы дали соответственно 9 и 43 %).

Анализ ответов «циников» на вопросы, которые по замыслу должны вскрыть доминирующие потребности, показал следующее: все 19 человек ответили, что оправдывают употребление спиртного и курение, высказывая при этом свое отношение не без бравады ( «это мы любим», «пью на потребность человека», «пью с 12 лет»). На вопросы, которые обнаруживают желания подростков ( «что бы ты купил больному товарищу», «что сделал бы, если бы стал волшебником», «как потратил бы деньги» ), 18 человек ответили, что купили бы водки, вина, пива.

Итак, наличие аморальных мотивов, аморальных убеждений и переживаний, бравирование ими, сильная склонность к спиртному характерны для правонарушителей этого типа. Но мы предполагаем, что, кроме типичных циников" с глубоко усвоенной отрицательной моралью и гипертрофированными примитивными потребностями, сюда могли быть отнесены такие правонарушители, которые по всем показателям мало отличаются от основной категории «циников», но по существу являются иными: это подростки, которые бравируют и перед другими и перед самим собой циничной моралью, а эта бравада является результатом аффективных переживаний, глубокого внутреннего конфликта, из которого они не в состоянии найти выхода.

Этиология аффективных переживаний может быть понята в свете описанного в психологической литературе конфликта между уровнем притязаний и неуверенностью в себе. Такой конфликт, вовремя не снятый ни педагогами, ни родителями, углубляясь, может стать причиной антиобщественных поступков. В этом случае для подростка вызывающее поведение является выражением протеста против не удовлетворяющей его оценки со стороны окружающих, недовольства своим положением среди сверстников, уродливой формой самоутверждения, поисками общественной позиции (хотя бы и отрицательной), способной удовлетворить его притязания.

Как показывают наблюдения и данные психологических исследований, этот внутренний источник отрицательного поведения подростка (неудовлетворенные социальные потребности и своеобразный способ их удовлетворения) часто не распознается учителями, а потому и не всегда учитывается ими при организации воспитательного воздействия на этих детей. Подлинная причина антиобщественного поведения часто бывает не осознана и самим подростком. Вначале у него возникает недисциплинированное поведение, а затем, если вовремя не устранить вызывающую его причину, оно может стать и преступным. И то, и другое возникает в этих случаях в результате сложного внутреннего конфликта, сущность которого заключается в столкновении двух противоположных тенденций: стремления утвердить себя в своем собственном мнении и мнении товарищей, с одной стороны, и (часто неосознанного) переживания своей несостоятельности — с другой. Обычно это переживание является результатом постоянного неуспеха (как правило, будущие правонарушители плохо учатся), который порождает неверие в себя, потерю перспективы, нарушение нормальных взаимоотношений с окружающими. Не. до конца осознанная неудовлетворенность своим положением в семье и в школе вызывает устойчивые отрицательные эмоциональные переживания, от которых подросток стремится избавиться, добиваясь хотя бы кратковременного признания со стороны коллектива сверстников. Это приводит к желанию «показать себя», пусть даже с отрицательной стороны. В дальнейшем это перерастает в позицию противопоставления себя коллективу, а затем и обществу с его общественной моралью.

Таким образом, если преступное поведение типичного «циника» мотивировано его аморальносгью и желанием удовлетворить свои гипертрофированные примитивные потребности, то антиобщественные поступки"аффективного" подростка диктуются в основном неудовлетворенными социальными потребностями. На данном этапе исследования мы еще не имели возможности дифференцировать нашу группу"циников"; пока мы высказываем только предположение о том, что в нее могли попасть и подростки, ставшие правонарушителями в результате аффективных переживаний. Естественно, что воспитательная работа с ними должна быть совершенно иной.

В качестве иллюстрации типа подлинных «циников» приведем характеристики трех правонарушителей. Ч. (14,5 лет). Осужден на 10 лет за убийство целью ограбления. Отец — главный бухгалтер водоканала, член партии, мать — подсобная рабочая в столовой. Ч. имеет трех братьев 8, 10, 12 лет. Во время совершения преступления ему было 14 лет.
До V класса Ч. учился удовлетворительно. В Vклассе получил переэкзаменовку на осень, в VI классе остался на второй год. В это же время познакомился с ребятами старше себя на несколько лет; научился пить водку, воровать. «Школу часто пропускал. Уходил с друзьями в лес, там пили спиртное, играл в карты. Эта жизнь мне очень нравилась», — пишет Ч. «Отца и мать обманывал. Улица для меня стала лучше, чем дом» (из объяснительной записки Ч. в личном деле).
До суда Ч. уже имел приводы в милицию за кражи. Последнее преступление совершил, когда учился в VIIклассе, вместе с приятелем 13 лет, учеником VI класса. В этот день в школу они не пошли. На деньги, похищенные сообщниками у соседки, купили 2 бутылки вина, колбасы, конфет и пошли в рощу. Когда все было выпито и съедено,"мы захотели еще выпить, — пишет Ч., — но денег не было. Решили отобрать у кого-нибудь. Тут же в роще повстречались с подростком 15 лет, учеником VIII класса; завели его в блиндаж, чтобы взять деньги" (их оказалось всего 40 копеек). Опасаясь, что подросток расскажет, кто отобрал мелочь, убили его, нанеся несколько ударов по голове металлическими стержнями, которые они заготовили заранее. На другой день преступники принесли в блиндаж керосин и подожгли его.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.