WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 ||

Именно такая роль отводилась штату вездесущих надсмотрщиков — "ходячих датчиков" — в проекте "последекабрьского" общества П. Пестеля. Такие же функции были и у "стражей" в "идеальном государстве" Платона. К чему подобное отслеживание может привести, "хорошо" продемонстрировано НКВД-КГБ. Хотя надо сказать, что подобная система контроля не только может быть действенной, но она уже даже прошла успешное апробирование. Правда, с некоторыми "незначительными издержками": это знаменитая служба поддержания порядка в гаремах евнухами.

Но пока что действительно невозможно приставить к власти честных людей — их там немедленно "уберут", "придавят" или же "повяжут кровью"! Реально осуществимо для обществ лишь "движение с подлецами впереди", и поэтому все усилия общественности должны быть направлены на контроль за ними. Понятно, что "очень трудно разработать методику социального отбора, которая предотвращала бы выход к власти именно мерзавцев" [31]. Но все же подобные социальные модели, устойчивые и самозащищенные от "хождения во власть" подлецов, уже детально разработаны специалистами и лишь ждут своего практического воплощения в жизнь.

Так что все разговоры о крахе и несостоятельности социализма, по меньшей мере, некорректны: очевидно, что проиграл не социализм во всех "странах социализма" (как такового, подлинного социалистического общества еще не было в истории!), а повсеместно и постоянно "выигрывали с подавляющим преимуществом" хищные бандократии правительств и их многочисленных сатрапов со своими сворами. А эти "победители" к социализму никакого отношения не имеют, за исключением того, что их уверенно можно считать его "могильщиками".

[ Прибавление. Созвучной видится позиция П. М. Абовина-Егидеса [16]. "Из-за своей алчности и властолюбия бизнесмены готовы идти на сделку с кем угодно, хоть с дьяволом, хоть с тоталитаризмом... Поэтому спасти демократию, современную цивилизацию может только социализм. Вне социализма человечеству грозит духовное вырождение и, возможно, физическое истребление... " Следует лишь уточнить, что не надо спасать никакой демократии, это хищные гоминиды придумали тезис, что демократия якобы "лучшее из зол". Речь должна идти о социализме без "бандократии" — о социализме безвластном, анархическом, о нехищном, справедливом союзе свободных тружеников. ].... Разум появляется в мире позже рассудка, и возникает на его основе. Разум — это то, что приводится в действие "маховиком рассудка" и определяет "этическое наполнение" сознания. То, о чем человек думает, и есть его истинная сущность. Поведение можно модифицировать, подладить или, как это делают суггесторы, видоизменить его с преступными или корыстными целями. Сознание же неподвластно человеку, хотя и можно как-то его заглушить: алкоголем, наркотиками, или же "сменить полностью": сойти с ума или покончить с собой.

Рассудок возникает на основе постоянного форсажа инстинкта самосохранения, в результате обретения способности мысленного предвосхищения телесных страданий и смертельной угрозы. Разум же взрастает на почве уже душевных, осмысленных психических страданий самого высокого уровня и накала, вызванных давлением общества эусоциальной направленности на индивида, потенциально готового к разуму: т. е. достаточно высокоинтеллектуального диффузного человека, понимаемого в качестве неагрессивного обладателя рассудка.

Разум занимал свое истинное место в мире крайне медленно, так же как и христианство. Одинаково также у них и место возникновения — это угнетаемая часть общества. Отличие у них лишь в том, что у Разума и до сих пор "птичьи права" в обществе, в то время как официальная религия, взятая некогда на вооружение (!!) хищными гоминидами, построила свои пышные храмы, чего никоим образом не мог бы требовать Христос. (Здесь имеется в виду, конечно же, не великолепие и богатое убранство культовых зданий, но — корыстность и эусоциальность "организованной религиозности". ) Разум развивался подспудно в угнетаемой части общества, и в начале своего развития не имел никакой силы. Лишь при достаточном взаимоистреблении и закрепощении хищных гоминид он начинает свое легальное существование, получая время от времени страшные удары эусоциальности или — при хищностайной, капиталистической государственности — постепенно угасая.

Интерпретируя Разум, как осознание "добра и зла", как негативность оценки факта существования насилия в мире, нельзя не заметить, что альтернативным "человеческому пути" его становления (т. е. через взаимоуничтожение) явился бы путь наблюдения чужой жестокости: производство осуждающих выводов из лицезрения функционирования системы трофических цепей, иерархического поедания в биосфере Земли. Падальщикам-троглодитам, и впрямь, была уготована роль зрителей, они выпадали из этой системы; не будучи хищниками, они были "ни при чем" на этом кровавом "празднике жизни", собирая лишь "крохи падали" с пиршественного стола настоящих хищников.

Возможно, что в таком случае человек не был бы таким "умным", как при хищном варианте становления, и его рассудочная деятельность не обострилась бы до такой степени. Человек стал бы тогда более "идиотическим", но и не злым, подобное соотношение чувствуется и сейчас: "добрый" — он же часто и "дурачок" (ну как тут не вспомнить Россию, русский народ!). И декларируемый здесь переход к нехищному миру наверняка вызовет потускнение этого "яростного и прекрасного" смертоубийства. Лишь со временем можно было бы ожидать от этого нового мира (выстроенного по совершенно новой системе, при которой хищные гоминиды будут поставлены на свое заслуженное место — переведены в глубоко внутренние контуры общественных структур: "кто хочет между вами быть первым, да будет вам слугою") его "восхождения", подобно заквашенному тесту: медленно, но верно, и в итоге — лавинообразно.

Но осознания чужой жестокости не произошло (да и своей-то елееле!), и таким образом, люди оказались в Школе Жизни двоечниками, как бы существами второго сорта, а возможно — и браком эволюции! Именно поэтому гоминид и перевели, как уже неисправимого второгодн... миллионногодника, в совсем другую Школу, с совершенно иными "педагогическими" приемами и методами, но и здесь он продолжает выявлять себя исключительно бестолковым "учеником". Правда, если есть какое-то вмешательство в человеческие дела некоего "Высшего Педсовета", то ясно, что будь человек полным браком, не стали бы с ним, наверное, так возиться.

Так что человечество должно, наконец-то, снять с себя нелепый наряд "богоподобия", отбросить далеко в сторону украшение "венца творения" — созданного по образу и подобию очень красивой пустой консервной банки, водруженной на голове. Ибо все это откровенно хищные выдумки, авторство суггесторов в них несомненно: здесь наличествует как полное отсутствие самокритичности, так и непомерная наглость в притязаниях. Все это типичное поведение выскочки, попавшего "из грязи в князи", и теперь бесстыдно открещивающегося от собственных родителей, сочинившего для себя "благородную аристократическую" генеалогию с плебейски вычурной геральдикой.

Признав себя тем, кем он на самом деле является, человек, горестно вздохнув, смог бы продолжать свой путь уже гораздо свободнее и увереннее, избавившись и от сомнительных иллюзий и от необоснованных надежд — этих ненадежных ориентиров в открывающемся ему осмысленном Мире. Только при такой предельно честной позиции Человека возможно станет возможным его действительный выход на более высокий уровень Мира, "простой ветвью которого и является Жизнь на Земле"...

Заключение.

В свете обрисованной в основных своих чертах концепции существования кардинальных, видовых различий в человеческом семействе совершенно по-иному, более отчетливо и ясно, видятся все основные вопросы социологии, истории, психологии, религии и т.д. Если это и не новый уровень, то, по крайней мере, — это новая и более определенная позиция, позволяющая ставить более конкретные и емкие вопросы Бытию.

Если воспользоваться каламбурным подтекстом "вся жизнь — игра", то станет ясно, что наша новая позиция соответствует в карточных играх моменту вскрытия прикупа. Это "новое знание" может оказаться весьма существенным для дальнейшей судьбы человечества, если действительно удалось "копнуть" глубоко. Но так как это новое знание носит дискредитирующий и далеко не лестный для людей характер, никак не способствующий его позитивному восприятию, и кроме того оно явно невыгодно суперанималам и суггесторам (а сила пока еще в руках этих "динатов" — сила незнания), то естественно ожидать стремления оставить это знание навсегда в прошлом: "зарыть прикуп, не содержащий козырей". Этой цели, в частности, служат и все те многочисленные современные социальные теории и рекомендации, в которых вопрос антропогенеза попросту обходится, а различия между людьми объявляются несущественными.

На первый взгляд, так оно и есть. Наблюдая незнакомых людей, — на улице, в транспорте, в "присутственных местах", — и невольно стараясь выделить среди всех них тех самых наших "страшных знакомцев", хищных представителей человеческого семейства: суперанималов (сверхживотных, нелюдей) и суггесторов (псевдолюдей, оборотней), пытаясь разделить их по этому "кардинальному" признаку ("люди-нелюди-псевдолюди") и выявить тех, кто изначально, врожденно несет в себе заряд злобности или коварства, — ловишь себя на том, что это не вполне удается, как-то не получается однозначности и определенности.

И сразу же возникает ощущение неверия в собственную теорию: не верится, что такое возможно в действительности: человечество-де не является единым видом. Испытываешь какое-то душевное облегчение, ощущение того, что вся эта твоя антропологическая теория — не что иное, как некий околонаучный прилитературный курьез, эссеистский надуманный вздор, и что человечество — это, конечно же, единый братский вид, все люди примерно одинаковы, врожденные различия ничтожны, а все существующие отличия между ними определяются средой, воспитанием, воздействием общества, что имеется лишь разница в темпераменте, в интеллекте — вот отсюда-то и происходят все поведенческие отклонения от статистической нормы у иных взрослых индивидов. Конечно, есть и выродки, быть может, мутанты, но...

Но тут же, невольно вспоминая всю ту нескончаемую ни на секунду череду насилия в мире, его кровавую поступь, представляя себе жуткую чехарду властных чудовищ всех времен и народов, всех монстров в человеческом обличье, так же поневоле приходится признавать, что, к сожалению, все так и есть. Именно так страшно и обстоят дела в этом "прекраснейшем из миров". И как хотелось бы, чтобы все эти кровавые демонстрации, парады хищного поголовья человечества, — именно они бы! — оказались неправдой, кошмарным сном, но... Но и здесь — тоже "но"...

Так что все эти наши "но" весьма реальны, хотя основательность их лежит несколько глубже. То, что внешние яркие видовые различия отсутствуют, то, что они не бросаются сразу же в глаза, есть явление такого же порядка, как и несомненная "очевидность" геоцентричности: удивительно, наоборот, то, что здравый рассудок все же усомнился в столь "неопровержимом факте", что Солнце вращается вокруг Земли. Ведь это же можно лицезреть ежедневно невооруженным глазом!... Требуется некоторое умственное, логическое построение, нужно "в уме" остановить Солнце и поставить на свое заслуженное место возомнившую о себе Землю...

Точно так же и с видовыми человеческими различиями. Необходимо вспомнить, что вся эта хищная шатия-братия и не должна здесь находиться, ибо здесь им делать совершенно нечего. Все они не здесь — пастухи не толкутся в тесноте стада, волки не спят в овчарнях, они всегда поодаль.

И действительно, достаточно включить телевизор или радио, развернуть газету, чтобы увидеть и услышать сообщения о последних перемещениях и деяниях хищных гоминид. Саммиты-брифинги, пресс-конференции, дилеры-киллеры, исчезновения людей, взрывы бомб, взятия заложников террористами, убийства конкурентов предпринимателями, нарушения политиками перемирий в необъявленных войнах. На телеэкранах мелькают все эти хитрые рожи суггесторов: сенаторы, министры, аферисты... Газеты пестрят радостными сообщениями о всех этих ТИБЕТских ЧАРАх ХОПеРов, МММов и прочих ВЛАСТИЛИНОВ "нового русского" общества. Новоизбранному президенту Франции, первым делом — хлебом не корми — подавай ему ядерные взрывы! Суперанималов гораздо меньше, и поэтому их чаще изображают, нежели показывают "живьем", в натуре. Если же подобное происходит, то обычно как бы задним числом, чаще всего — это кинохроника, типа многочасового телесериала "Самые громкие преступления XX века". Хотя вот недавно показали в телепередаче "Дикое поле": во вновь переименованном Ленинграде, в Санкт-Петербурге, поймали с поличным людоеда Игорька (кстати, гомосексуалиста!), занятого маринованием с луком (Бастурма!) кусков своего бывшего приятеля Владика. В художественном же показе суперанималов расстаралось киноискусство и иже с ним конъюнктурная, коммерческая литература. Все это превеликое множество боевиков, триллеров, вестернов, детективов является не чем иным, как невольным, неумышленным, но достаточно близким приближением к реальному медицинскоклиническому и криминальному описанию поведения хищных гоминид.

Уже давным-давно пришла пора довести до всеобщего сведения всю эту "историю с человечеством" и достичь осознания простыми людьми той духовной пропасти, которая изначально лежит между ними и заправляющими в этом мире хищными гоминидами. "Весь народ должен твердо запомнить: теперь все меньше и меньше приходится рассчитывать на проблески человеческих чувств у тех, кто правит и владеет нами"[29].

Нужно отметить, что понимание этого кардинального различия давно уже носится в воздухе, существуют сотни и тысячи описаний и фиксаций на каждом шагу его проявлений. О трех врожденных "пружинах человеческих действий" — "злобность", "эгоизм" и "сострадание" — писал еще А. Шопенгауэр [15]. Российский педагог П. Ф. Лесгафт [18] в своих неоценимых (и до сих пор неоцененных по достоинству) наблюдениях над детьми выделил т. наз. "школьные типы": "честолюбивый", "лицемерный" и "добродушный". В. А. Пьецух писал о "дурнях" и "сумасшедших" — о конформном народе и безумно безнравственных политиках, соответственно. Даже Папа Римский (уж кто-кто!), и тот как-то заявил, что он "пришел к убеждению, что в человечестве сосуществуют несколько родов абсолютно различных существ". Все это, собственно, есть не что иное, как именно описание с самых разных позиций одного и того же феномена: существования врожденных видовых различий в человеческом семействе.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.