WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 26 |

Женщины-суггесторы не только могут быть в составах уголовных и террористических групп (напр., банда Мейсона в США), но нередко и возглавляют их, как, например, Ульрика Майнхоф в ФРГ 1970-х годов. Правда, чаще такие женщины идут по "религиозной линии" (как та же наша комсомолка Маша Цвигун из Белого Братства, которая Дэви-мол-ХристосЮсмалос) или по какойнибудь еще, не менее "экстрадуховной" (все эти Блаватские, ДжуныГлобы и т.п. ). Но в основном — это многочисленные полуграмотные прорицательницы, ясновидящие, целительницы, гадалки, ворожеи...

Существует обширный свод исторической литературы, в которой доказывается, что истинными пружинами большинства крупных исторических событий, включая сюда и военные катаклизмы, являются якобы действия женщин, так или иначе приближенных к "сильным мира сего" мужчинам. Все такие книги считаются почему-то всего лишь занимательными, как бы отстаивающими несерьезную точку зрения. Но если отбросить этот покров несерьезности, и взглянуть на них, по возможности, объективно, то перед нами окажется ошеломляющее своей неумолимой логикой фактов доказательство конкретной (хотя и опосредованной — т. е. орудованием чужими руками) ответственности женщин за возникновение войн во все исторические времена существования человечества (символически начиная с войны Троянской, возникшей, как известно, из-за Елены — Менелаевой жены). То есть, вопреки заверениям Светланы Алексиевич, у войны — лицо именно женское! Для полной же корректности этого доказательства следует лишь добавить, что неправомерно распространять эту ответственность на всех женщин, ибо на самом деле она полностью и безоговорочно ложится исключительно на хищный вид женщин-суггесторов. Это и есть тот самый "женский фермент" во всех социальных потрясениях, некогда выявленный все тем же Карлом нашим Марксом.

К слову сказать, совсем не случайно именно этому же виду женщин-суггесторов столь свойственна прямо-таки' неодолимая влюбляемость в мужчин-убийц. (Достаточно будет вспомнить не столь давний "тюремный роман", когда следователь Наталья Воронцова влюбилась в своего подследственного — матерого убийцурецидивиста Сергея Мадуева — до такой степени безоглядно, что даже передала ему пистолет для совершения побега. ) Кроме того, им же присуща тяга к получению наслаждения от созерцания сцен жестокости и кровавого насилия (казней, пыток и т.п. ). В частности, им необычайно нравится, когда мужчины дерутся и убивают друг друга именно из-за них. На этой их "слабинке" некогда базировались рыцарские турниры, большинство светских дуэлей. Правда, подобное качество свойственно женщинам вообще, этот кровавый шлейф "стратегии выбора возможного партнера" тянется за ними еще из животного мира, но все же подобная предпочтительность в выборе мужчин женщинами качественно различна для разных видов (хищных и нехищных). К тому же, уместно будет вспомнить, что у наших ближайших этологических, животных родственников — у шимпанзе — подобных поединков не существует, они мирно "тасуются себе и тасуются".

В Древней Греции и Риме существовали жесткие ограничения в доступе женщин к жестоким зрелищам, но в то же время с немалым успехом в цирках выступали женщины-гладиаторы (например, в том же Риме — при Нероне, Константине). Современный отголосок этого свинства — женский "бокс" и "борьба" на Западе (да уже и у нас). Для большей зрелищности (=похабности) подобные женские драки проводятся в налитом по щиколотку на ринге мазуте или же по колено в фекального цвета грязи.

Но все же настоящее время — это "тяжкие" условия для откровенного насилия: отсутствие публичных казней, точнее, их "нерегулярность", острая недостаточность в смертоубийственных поединках и т.п. "зрелищах". Правда, в значительной мере произошла сублимация насилия в издевательство над животными: все эти петушиные, собачьи, рыбьи и т.п. "бои". (Еще одной подобной "отдушиной" является "экранное" насилие. ) Поэтому присущая женщинам-суггесторам тяга к жестокости прорывается в самых что ни на есть неожиданных формах, по большей части — неявных, тоже сублимированных.

Так, в некоем учебнике (!) по социальной психологии, автор которого женщина, изложение материала (в основном это — пустопорожний пересказ социо-психологических банальностей) прямо-таки нашпиговано славословиями, буквально оргазменного накала, в адрес... пиратов! Из них делается некий возвышенный идеал — образец мужественности, достойный быть, по твердому убеждению эмансипированной создательницы злополучного учебника, примером для современной молодежи, чрезмерно изнеженной мирным временем.

Можно только удивляться и недоумевать — в какой же это форме можно было бы ныне подражать пиратам, не находясь при. этом где-нибудь в Молуккском проливе, где орудуют настоящие, всамделишные пираты XX века. Впрочем, это недоумение сейчас уже неуместно, мирное время в стране подошло к концу, да и к тому же появившиеся теперь и у нас, как грибы после дождя, рэкетиры и грабители — чем они хуже пиратов! Одно время в нашей прессе "застойной эпохи" публиковались письма — сетования читательниц, сожалевших о поспешной законодательной отмене дуэлей. В таких своих цидулях эти барышни настоятельно требовали возобновления "поединков чести" в целях безошибочного выявления "настоящих мужчин". Теперь, по-видимому, к услугам и удовольствию таких привередливых дамочек — широко поставленная и хорошо налаженная "служба разборок" в мафиозных структурах.

Диффузный женский вид — это, если так можно выразиться, "вагинальнодемократические" женщины, т. е. и социально, и сексуально безынициативные. Это те самые, знаменитые т. наз. "бабы", про которых, на Руси в частности, говорят, что "на них воду возят" ! Описание этих женщин, "баб" — дежурные эпизоды русской пронародной литературной классики. Это именно над ними издеваются пьяные мужья, это их выгоняют с детьми на улицу, их бьют и т.д. и т.п. В качестве ответной меры эти несчастные создания "голосят", плачут, воют, "жалятся" соседям, но тем не менее, все терпят, сносят и быстро отходят, забывая полностью или на время всю тяжесть нанесенных им обид. Их часто отличает необычайная — даже по меркам России — глупость; иногда — практически животная тупость. Здесь наиболее иллюстративны "средние американки" — действительно, мало отличающиеся от дрессированных животных, натасканных рекламой на "голос" вещизма. Среди женщин диффузного вида распространенное явление — фригидность, совмещенная в то же время с очень поздним климактериумом, — вплоть до фертильности (потенции к деторождению) глубоких старух. Диффузные женщины в России представлены предельно широко, именно они здесь "делают погоду", и так же, как и диффузные мужчины, они не подвержены в значительной степени хищной деформации. [ Прибавление. Хищная деформация общества в общем случае зависит от процентного количества в нем хищных гоминид, и зависимость эта имеет ярко выраженный экспоненциально возрастающий характер: какое-то количество хищников в своих рядах общество может выдержать безболезненно (да и сами хищные гоминиды в таких "мирных" обществах особо не высовываются, выжидают), но если их количество превышает некий порог, или же в обществе ослабляются социальные узы, то следует лавинообразный процесс возрастания насилия, алчности, безнравственности. ] Наряду с палеоантропическим видом, представительниц обоих этих видов именуют в народе поощрительной кличкой "конь-баба". Правда, в отличие от палеоантропичек, диффузницы командных высот здесь никогда не достигают, многие из них вообще "находят себя" лишь на физических работах: рельсы-шпалы, "майна-вира" и т.п. откровенно не женские занятия. Но, конечно, произошло это противоестественное трудовое перепрофилирование лишь "благодаря" стараниям советской власти, упразднившей какие бы то ни было половые препятствия и различия на пути к светлому будущему.

Диффузницы, в принципе, беззлобны, часто — безропотны, для своих детей делают все, что в их силах и даже больше, вплоть до самопожертвования, чем в итоге их и портят — если смотреть на эту родительскую самоотверженность и ее плоды с позиций приспосабливаемости, самоутверждения и жестокого упорства в достижении поставленных (или навязываемых обстоятельствами) целей, т. е. с позиций откровенно хищных.

Но отмеченная безропотность диффузниц культивируется единственно при условии держания этих женщин в "ежовых рукавицах" — типа их перманентных или превентивных избиений. Именно это, собственно, и практиковалось в старой патриархальной, домостроевской и все же мудрой России. Иногда бывает достаточно и одной лишь простой "острастки", или припугивания. Но все же это эвфемическое средство не всегда срабатывает, кроме того, всегда остается опасность того, что диффузницы могут почувствовать реальную "слабинку" у "хозяина", и тогда они тут же "сядут ему на шею".

Отсюда проистекает очень важный, чуть ли не глобальный вывод. Предоставление какихлибо реальных прав и полномочий диффузным женщинам — это, попросту, без тени преувеличения, страшная вещь! Что-то вроде "спички — детям"! Последствия этого неразумия можно наблюдать воочию в России, допустившей эмансипацию женщин, и не обеспечившей создания защитных механизмов для мужчин от этого, воистину, всенародного бедствия. И где теперь искать русского мужчину! Господи! Сколько ж миллионов мужей было посажено в тюрьмы их благоверными женами! Сталин не пересажал столько "врагов народа", сколько эти "наши подруги", "спутницы жизни", "суженые наши" и "прекрасные половины" посдавали своих несчастных супругов в ЛТП, "на сутки" и на более длительные сроки! Но в большинстве случаев терпеливость диффузных женщин все ж таки сохраняется, распространяясь и на сексуальную сферу. Они безоговорочно приемлют сексуальные притязания во всем диапазоне, причем даже — без рекомендуемого сексологами лишь постепенного его расширения (приучения).

[ Прибавление. В этом заключается их еще одно существенное отличие от хищных женщин, предпочитающих излюбленные способы сексуального удовлетворения — как "примитивные", традиционные, так и зачастую весьма экзотические, и кроме того, проявляющих при этом избирательную, "селективную" настоятельность. Подобная настоятельность часто сопровождается еще и неумеренностью, сравнимой лишь разве что с бешенством матки. Вот, например, что пишет в своих воспоминаниях о Марлен Дитрих ее дочь — Мария Рива. "Я не перестаю удивляться, как удавалось моей маме все эти годы не беременеть. Правда, это обеспечивал ей ритуал спринцевания ледяной водой с уксусом. Из всех сокровищ моей мамы пуще всех оберегались корсаж и резиновая груша для спринцевания. У нее помимо основной всегда были четыре запасных, на случай, если прохудится та, которой она пользуется. Белый уксус от Гейнца покупался ящиками. " В народе существует наиболее удачный термин, характеризующий таких женщин: "злоебучие". ] Для диффузниц смена партнера, вообще-то говоря, относительно трудное дело, и явление это редкое; им скорее свойственна рабская преданность, но — при обязательном наличии "кнута". ( Это — та самая "маленькая, но кричащая истина", преподанная Заратустре: " Ты идешь к женщинам Не забудь взять с собой кнут!"). Но если все же подобная смена происходит, в силу каких-либо обстоятельств, то они проявляют неприкрытый консерватизм — в тех случаях, когда новый "хозяин" обладает иными "манерами" в своем копулятивном (сексуальном) поведении. Этот консерватизм выражается в том, что они не приемлют каких бы то ни было новшеств, либо, наоборот, — ограничений. Это тоже можно считать проявлением их глупости, ибо вообще наиболее характерный и основной признак глупости — именно неспособность адекватно использовать свой прежний жизненный опыт, ненаучаемость.

[ Прибавление, К слову сказать, сверхглупость, вопиющее недоумие человечества самым наиочевиднейшим образом проявляется как раз в игнорировании своего жизненного ощыта — истории, страшные уроки которой не идут ему впрок, что дает все основания считать эту "науку" лишенной смысла, но в то же время, следует учесть и то обстоятельство, что "история" в ее современном традиционном изложении — это всего лишь военно-политическая история, которая есть не что иное, как описание междоусобиц и борьбы хищных гоминид за политическую и экономическую власть в этом мире. Истинно же "народная история" нехищного человечества протекает глубинно, и можно считать, "бесписьменно", так что, она как бы и не сохраняется, но тем не менее какие-то выводы людьми все ж таки делаются (результат этого — нравственный прогресс, в такой же точно степени медленный и неустойчивый), несмотря на то, что хищные владыки всячески пытаются "отбить у людей память". ] Неоантропический вид -это "анархо-клиторальные" женщины и, реже, это уже сверхженщины — "анархо-вагинальные" особи. Независимые, во многом откровенные, они не любят, чтобы ими командовали, хотя и могут позволить себе полную прихоть для разнообразия; они меняют мужчин, как вещи повседневного спроса. В традиционном, во многом устаревшем представлении они являются плохими женами, но матери они, в любом случае, великолепные. Часто, не имея пока собственных детей, они с истинным удовольствием нянчатся с племянниками или с соседской детворой.

Сексуальное поведение у них — без ограничений, но оно всегда не вульгарно, и главное — очень тактично по отношению к мужчинам, что позволяет им "крутить" последними, как только им заблагорассудится, но в итоге — безо всякой на то для себя пользы. В народе их зачастую именуют «бляди», но только — в прямом смысле, т. е. исключительно в сексуальном и "в общем-то, без осуждения, а несколько даже как бы "завистливо", что не так уж и обидно, но все же — по большому счету — несправедливо, и даже ошибочно.

Наиболее правомерно будет употребление этого многозначного фольклорного термина по отношению к суггесторному виду женщин, ибо дефиниция эта справедлива для них и в плане чисто житейских взаимоотношений, а это обеспечивает "наполненность" употребленного определения.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.