WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |

Видится неправомерным так широко распространенное, неразборчивое порицание людей за трусость. При этом не учитывается, что она, наоборот, для людей совершенно естественна и является прямым следствием разумного поведения, ибо "человек разумный" исходно, "по определению" и по своему происхождению, труслив и к тому же внушаем (= глуп). А в противоположность этому — смелость, бесстрашие, так же как и невменяемость являют собой признаки бесчеловечности, и совершенно незачем строить в этом вопросе какие бы то ни было "героические" иллюзии.

Заполучение "силы воли" и предоставление себе внутреннего права помыкать, повелевать людьми, притеснять их — "воспитание чувств" такого рода в себе вовсе не требует неких добавлений в структуре личности и дополнительных "внутренних сил". Наоборот, для этого необходимо именно устранить в себе практически все человеческое, нужно сбросить с себя "мешающее" тяжкое бремя разума — доподлинной человеческой нравственности. И вот тогда сразу же сами собой появятся все эти "духовные силы" и "героические качества" для того, чтобы смело отдавать из подземного штаба приказы миллионам идти на смерть, посылать людей на минные поля впереди танков и для свершения множества других — более мелких и будничных — "геройств". (Кстати, подлинные, истинные герои всех войн — это всегда именно диффузные люди, сознательно преодолевающие собственную трусость, — воодушевляемые чувствами патриотизма, священного долга присяги или стремящиеся отомстить за гибель близких. ) А вот человеческий этот груз — разум — не дает возможности для проявления таких "сил" (и слава Богу!). Доказательства этому можно найти в любой забегаловке. Это — пьяные нехищные люди, теряющие над собой контроль, после чего действительно становятся и более мужественными, и более смелыми, и более агрессивными, так как при этом происходит растормаживание, в том числе — и сексуальное. Но разве автомобиль с неисправными тормозами "мощнее" обычного — исправного! Конечно же нет, он лишь страшнее и опаснее! Так что можно считать, что хищные имеют в себе некую добавку, точнее — "нехватку", отличающую их от "исправных" людей: они постоянно носят в себе эту "неисправность" в виде эквивалента смертельной (в основном, для других людей!) дозы "горячительного агресситива". В этом плане алкоголь и наркотики предстают как в чистом виде дьявольские средства, сталкивающие человека на анимальный, биологический уровень. И особенно подозрительно выглядит привыкание к этим зельям, действительно, сравнимое лишь с некоей сетью, западней.

Таким образом, "выдавливание из себя по капле раба" — это есть метод сбрасывания с себя груза человечности, ибо человек разумный — это раб (работник, слуга, служащий, — в любом случае, это подневольный человек, и лишь в идеале — свободный труженик). Но его нужно непременно отличать от суггесторной разновидности раба — застрявшего внизу зверька, по тем или иным чисто житейским причинам не пробившегося в "господа", и имя которому — "холуй". Вот из него можно выдавливать сколько угодно, но только — совершенно определенной субстанции, его полностью и характеризующей.

Вот почему перспективы человечества при продолжении хищного пути — нулевые! Человек разумный (диффузный) никогда не изменится, не выдавит он из себя свой стержень — рабскую трусость, точнее, легкую психологическую блокируемость. Диффузный человек сможет распрямиться только в свободных, истинно гуманных условиях, а пока что при всех его попытках подняться хищные постоянно — мгновенно и остервенело — сбивают его наземь, и ему так и приходится жить на коленях, а не то и на четвереньках.

У хищных гоминид тоже может существовать в сознании некий "внутренний третий", но представляет он собой такого же зверя, как и его хозяин, и вся его роль сводится к созданию аффекта самооправдания и самовозбуждения, но в большинстве случаев возникает фрустрация (одна из форм психологического стресса) из-за невозможности дать выход агрессивности. К тому же эта агрессивность, именно из-за невозможности ее разрядки, возрастает лавинообразно и доходит до компульсивности (неодолимости), что и является одной из причин т. наз. "немотивированных" преступлений против личности — все это в основном совпадает с фрейдовским Супер-Эго.

Кстати, именно это, не выделенное в общей клинической картине обстоятельство, — то, что неврозы хищных в корне отличны от жизненно-ситуационных стрессов обычных людей — как по причинам, так и по протеканию, спутало все карты как самому З. Фрейду, так и его последователям, ибо это учение было применено не совсем "по адресу". Выявленная сексуальная детерминированность в полной мере присуща лишь хищным мужчинам и — это совершенно особый вопрос — подавляющему большинству женщин; да и вся, собственно, "практикующая психология" оказалась в плену того же неведения.

Новейшее Время — его невыносимая для хищных социальность гуманной ориентации так придавила тех из них, которые не смогли пристроиться к насилию в необходимой для своего "душевного здоровья" степени, что даже невероятная широкодиапазонность западной психотерапевтической "индустрии" (в особенности это относится к США — "злоотводу"), с ее фантастическим многообразием психологических теорий и "целительных" методов, все же не может обеспечить своей хищной клиентуре надежного облегчения. Другими словами, такие "не нашедшие себя" хищные как бы "быстрее сгорают" от постоянной и неутоленной злости.

В первую очередь, это относится к суперанималам, так как у них отсутствует значительная часть мыслей и чувств, присущих другим видам (в том числе и многим суггесторам), многообразящих работу ЦНС и психосоматических структур, в то время как физиология видов практически одинакова. "Сила воли" позволяет им приказать себе сдержаться, взять себя в руки, но они не в силах приказать своим кровеносным сосудам, что и приводит в итоге к их "профессиональным заболеваниям": инфарктам, инсультам, склерозам. Так мог бы болеть волк в конуре да еще на овощной диете.

В принципе, не существует теоретических препятствий для поднятия большинства диффузного вида на неоантропический уровень. Но для этого потребовались бы благоприятные социальные условия и применение (пока не созданной, но вполне обозримой) специальной психагогики, заключающейся, в первую очередь, в пресечении хищного научения, что в настоящее время абсолютно нереально.

Более высокие уровни мышления, сознания пока еще недостижимы из-за печальной необходимости постоянного использования множества концепций чисто этологического свойства, обусловленных хищным характером нынешней социальной среды. Недостижимо также и самокритичное поведение, ибо оно наталкивается на невозможность (без негативных, а то и страшных последствий) провести в жизнь благие, честные намерения. Тоталитарные режимы достаточно убедительное тому свидетельство: в таких условиях духовная жизнь людей возможна либо на субчеловеческом уровне, либо с такой степенью двоемыслия, что оно практически неотличимо от шизофренического или шпионского.

Единственный пока возможный путь к обретению "чистой" нехищной среды — это полное отстранение от мира, уход в "пещеры и пустыни". Но и этот путь, по большому человеческому счету, ущербен, эгоцентричен: достаточно вообразить себе Христа, не вышедшего из заиорданской пустыни, решившего сделаться отшельником, или Будду, замордовавшего себя окончательно в чащах Урувелы.

Лишь при достижении социальных условий, достаточных для свободного самовыражения и одновременной духовной развитости большинства членов общества создадутся условия для возникновения более высоких уровней общественного сознания. Это будет общество некоего анархического (акратического, безвластного) социализма, который равно можно называть и капитализмом, но при котором "капитал — это накопленный общественно-полезный труд", и таким образом не станет никакой возможности отмывать грязные, преступные деньги. К этому некогда, собственно, и прокладывала себе дорогу т. наз. конвергенция: постепенное слияние воедино, использование всех позитивных сторон социализма и капитализма. Но путь этот был намертво перекрыт именно мафиозными структурами Запада. С другой стороны, официальные власти приложили массу усилий для того, чтобы сделать понятие анархизма синонимом бандитизма, терроризма, и это им вполне удалось. Но именно анархия, подлинная акратия — главный и по-настоящему серьезный враг власть предержащих хищных гоминид. Так что вполне возможно, что путь к такому подлинно социалистическому обществу лежит лишь через властный, "ясперсовский" этап: всемирное "правовое устройство, обладающее достаточной силой, чтобы сохранить мир, и, низведя перед лицом своего всевластия каждый акт насилия до уровня преступления, лишить его всяких шансов на успех"[6].

Женщины: гибридизация человеческих видов.

Cherchez la femme. (Французская поговорка)

Что до мужчины, то не только приматы — все млекопитающие готовы откликнуться на 'зов' самки. (Ян Линдблад) Женщина, или говоря строго научно, самка человеческая, представляет собой второй основной биологический компонент человечества, наряду с жизнеобеспечением — знаменитые "любовь и голод".

Чудовищные события, сопровождавшие процесс антропогенеза совершенно уникальны и не имеют никаких, даже самых отдаленных, аналогий в остальном мире животных. С одной стороны, происходило бурное развитие, становление человека разумного, т. е. диффузного, суггерендного вида. С другой, шло внедрение в возникающую человеческую популяцию потомков хищных адельфофагов. Это и ускоряло антропогенез, но и придавало ему жуткие, смертоубийственные формы. В результате этого, человечество явило собой некий парадоксальный микст (мешанина из чуждых компонентов) из симпатрических (совместно проживающих) видов.

Соответственно, парадоксальна и женщина. Хотя человечество, судя по генетическим анализам митохондрий яйцеклетки, и имеет общую прародительницу — первую мать, — но в дальнейшем, по мере внедрения хищного компонента в популяцию Homo presapiens, произошло и неминуемое видовое расщепление женщин: рождавшихся от хищных и нехищных мужчин, соответственно. Если исходить из того, что троглодиты, как и люди, наибольшее морфологическое сходство имеют с шимпанзе, и, значит, жили они в похожей "социальной системе" тасующихся групп, то понятно, что у биологических палеоантроповадельфафагов не могло быть своих постоянных женщин, и они "вынуждено обходились" суггерендными партнершами. Таким образом, можно считать, что видовое разделение женщин имеет вторичный, производный характер, основной же генотип хищности-нехищности несут в себе мужчины, и этот половой диморфизм — одна из основных характеристик рода человеческого.

Роль женщины в истории человеческих сообществ и в становлении цивилизации невероятно сложна и противоречива. Еще больше эта сложность возросла к настоящему времени, в особенности это касается тех стран, которые допустили у "себя в доме" процессы эмансипации женщин — этого "слабого и прекрасного пола". Этот рост имеет там чуть ли не лавинообразный характер по многим параметрам — преимущественно негативным...

За несколько десятков тысячелетий (где-то ориентировочно — в интервале от 40. 000 до 25. 000 лет тому назад), пропустив — в буквальном смысле — сквозь себя все человеческие виды, женщина снабдила способностью к рассудочному поведению даже потомков биологических палеоантропов — инициаторов адельфофагии в популяциях последних (палеоантроповых) гоминид. Женщина частично передала им наследственные морфологические изменения, произошедшие в префронтальном отделе коры головного мозга у суггерендного — диффузного — вида. (Как это следует из предыдущего изложения, выделение неоантропов отдельный в вид достаточно условно, и во многом метафорично, -это как бы "первые среди равных". ) Подобная, всего лишь частичная, передача этих "нейро-новаций" была обусловлена тем обстоятельством, что сама женщина могла иметь эти морфологические новшества в тот период видового становления лишь в редуцированной форме: из-за более простого строения своего собственного мозга. И эта простота у большинства женщин сохраняется, оставаясь неизменной до сих пор. Именно эта частичность, "мозговая недостаточность" и стала для человечества роковой: в результате этого хищные гоминиды оказались "лишенными морального сознания", не сумев преодолеть генетический барьер разумности, третьей сигнальной системы.

Более простой, или, если нашим прекрасным дамам так будет угодно, более изящный мозг женщин предполагает и гораздо большую значимость эмоциональных факторов в структуре женской личности, в первую очередь — фактора сексуального. Причем, во всем диапазоне либидоносной ориентации — от нимфомании и бисексуальности до фригидности — приоритет этого фактора не снижается, но лишь модулируется.

Предельный случай существования подобной зависимости (пределен он также и в плане иллюстративности) по линии "секс-мозг" наблюдается у некоторых насекомых, в частности, у богомолов. После того, как самка "ласково" откусывает своему партнеру голову, тот становится прямо-таки "сексуальным маньяком", не выпуская из объятий свою "пассию" ни на секунду — уже до самой своей смерти, т. е. пока его не доедят окончательно. Все это почти явным образом соотносится с человеческой способностью "потерять голову от любви". Оставляя в стороне анекдотичность, нужно отметить, что существуют и человеческие аналоги, чуть ли не буквально такого же "откусывания голов". Это — и Клеопатра, с ее знаменитыми "египетскими ночами", а также и другая ее "коллега" по власти и тоже жрица смертельной любви — грузинская царица Тамара, допускавшая к себе самых красивых, ею лично отобранных юношей, а затем — поутру, "на свежую голову" — прямиком из царской опочивальни, собственноручно вышвыривавшая их в Терек. Именно эта "мозговая редуцированность" объясняет присущий всем хищным, в том числе и хищным мужчинам, "женский потолок" в нравственности, о чем подробней будет сказано несколько далее.

Половой диморфизм у человека, затрагивающий и мозговые структуры, и предопределяя основную функцию женщин — деторождение, предполагает и сексуальную доминанту в ее поведении, что особенно ярко и неистово может проявляться в случаях относительно комфортных жизненных условий (те же Клеопатра с Тамарой). Вот эти-то два взаимосвязанных фактора: сравнительная простота мозга (его изящество) и сексуальная детерминированность делают и более простой видовую идентификацию женщин (определение их видовой принадлежности).

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.