WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 33 |

Однако Claparede, наблюдавший сам опыты скраллевскими лошадьми, имел в виду эту последнюю гипотезу и тем не менеевысказывается против нее, как и против теории непроизвольных знаков, преждевсего вследствие того, что нам неизвестно, существует ли вообще телепатия. Азатем, по заявлению Claparede'a, допустив даже передачу мысли, нужно было быеще выяснить, что именно передается — цифры или слова. Последнеепредполагает ведь наличность у лошади того именно разума, для устранениякоторого прибегают к гипотезе телепатии. Или мы допустим, что передается лишьприказание прекратить отстукивание ногой. Но каким образом лошадь понимает этоприказание57

Д-р Котик принял это возражение к сведению,но оспаривает, главным образом, довод относительно неизвестности телепатии,тогда как имеющиеся наблюдения, по его мнению, говорят, самое большее, оспорности или недосказанности передачи мыслей на расстоянии, и, в свою очередь,упрекает Claparede'а за «огромный скачок в неизвестное, отдавая предпочтениетой гипотезе, которая противоречит теории эволюции видов и наделяет лошадейспособностью совершать сложные умственные операции и объясняться путем знаковна человеческом языке».58

Надо, однако, заметить, что оба автора непризнают заявленную каждым из них гипотезу за окончательную и, очевидно,высказывают ее в виде только возможности, ничуть не более. Так, в заключениепредлагаемой телепатической гипотезы д-р Котик говорит: «Не знаю,удовлетворятся ли нашим толкованием читатели, но когда нам предстоит выбормежду двумя гипотезами, одна из которых старается объяснить все факты передачейпсихомоторной энергии, существование которой и передача на расстоянии доказаныво многих случаях, а другая гипотеза наделяет лошадей почти человеческимразумом и способностью логически мыслить, то уже одна необычайность второйгипотезы, опрокидывающей все наши представления и противоречащей всему нашемуопыту и всем нашим научным наблюдениям над животными, должна заставить насотдать предпочтение первой гипотезе, на стороне которой и большая простота, и,мне кажется, большая обоснованность. Но во всяком случае, я далек от того,чтобы считать вопрос в этом смысле разъясненным; наоборот, я вновь повторяю всевысказанные мною вначале соображения, не позволяющие принципиально отрицатьвозможность разума и самостоятельного мышления животных, и я готов всецелопримкнуть к точке зрения автора, если факты заставят меня этосделать».

Другой автор не менее определенно,закончив изложение своей гипотезы, заявляет: «Но к чему продолжать этирассуждения, и без того уже затянувшиеся; ясно, что все то, что нам известно опсихологии животных, не позволяет допускать наличность настоящей умственнойдеятельности у лошадей Кралля, но в то же время ничего решительно не говоритпротив подобной возможности». И далее: «Я охотно признаю, что в данном случаесила доказательств не соответствует необычайности фактов. Эти доказательства досих пор, к сожалению, опираются лишь на субъективную оценкунаблюдателя».

С моей точки зрения, ни та, ни другаягипотеза не применима к краллевским лошадям, ибо они не могут объяснить всехфакторов да и по другим соображениям не могут быть признаны достаточнообоснованными. Не нужно ни человеческого разума у лошадей, ни мысленноговнушения, производимого нижним, а не верхним сознанием или подсознанием.Достаточно исходить из самих фактов и рассматривать их так, как они даны. Самоупражнение ведется по методу, который мы применяем для других целей в нашейлаборатории, в форме воспитания двигательных сочетательных рефлексов усобак.59 Разница лишь в том, что в наших опытах поднятие ноги у собакивызывается электрическим раздражением, возбуждающим обыкновенный оборонительныйрефлекс.

У краллевских лошадей дело идет о поднятииноги, но самое движение по характеру то же самое. Это-то движение в нашихопытах с собакой связывается с тем или другим внешним раздражением, а в опытахнад краллевскими лошадьми-с азбукой, с цифрами и определенными формами цифровыхсоотношений. При достаточном упражнении и вырабатывается, точнее — воспитывается сочетательныйрефлекс на буквы, цифры и цифровые соотношения, будь эти последние выражены вформе арифметического сложения в форме корней или возвышения в степень. Дело нев действии, а в той или иной форме знака, с которым связывается определенноедействие после достаточного упражнения.

С точки зрения рефлексологической, делоидет о развитии сочетательного двигательного рефлекса на данные знаки, итолько. С точки зрения субъективистов, здесь может быть речь только о хорошемразвитии двигательной памяти у лошадей, у которых она действительно являетсяпрекрасной и по другим повседневным наблюдениям. Между прочим, в статьеClaparede'a приводится указание de Maday, состоящее в том, что лошади,совершавшие в одной угольной шахте 30 туров, после 30-го тура (но никогда нераньше) сами оставляли работу и направлялись в конюшню. По Мadау, здесь не былосчета в буквальном смысле, а происходил бессознательный счет60, или,скажем, словами рефлексологии, у лошадей воспитался определенный сочетательныйдвигательный рефлекс, произошла, если угодно, определенная двигательнаяустановка. Если мы примем во внимание, что ноги в жизни лошади, можно сказать,все, ибо они обеспечивают ей в диком состоянии спасение путем бегства от врагови в то же время являются главным органом нападения при посредстве ударакопытом, то можно не удивляться тому, что воспитание сочетательных рефлексов,или двигательная установка, у лошади должно быть развито в совершенстве и,вероятно, даже лучше, чем у человека.

Дело в том, что человек превосходит лошадьсвои интеллектом, а не точностью двигательных рефлексов, ибо интеллектпредполагает способность самостоятельного оперирования числами для полученияопределенных математических выводов, а не самим даже счетом, которыйдостигается в конце концов или по крайней мере может быть достигнутмеханической выучкой. Став на эту точку зрения, мы не будем становиться в тупикперед наблюдениями над краллевскими лошадьми, но не будем переоценивать самыефакты. Скажем просто: в опытах Кралля над лошадьми, так поражавших стороннихнаблюдателей, нет ни разума, ни телепатии, и в этом вся суть. Не следуетзабывать, что и само счисление, то есть усвоение и совершенное пользованиеметодом счисления, само по себе еще не говорит о способностях или разуме, ибоизвестны замечательные счетчики, например Иноди, Флери и др., которые, однако,ничем себя не проявили в качестве математиков, тогда как Пуанкаре, знаменитыйматематик, как он сам заявляет, не способен провести простое сложение безошибки.

Но мы далеко уклонились от главной темынашего доклада. Если мы заговорили о краллевских лошадях, то с исключительнойцелью осветить этот вопрос с точки зрения отношения его к мысленному внушению,а так как весь ход рассуждений нас приводит к выводу, что в этом случае мы неимеем ничего, относящегося к мысленному внушению, то этим самым мы исчерпалинашу экскурсию с краллевские конюшни.

Как бы то ни было, вопрос онепосредственном, бессловесном, или так называемом мысленном, воздействии наживотных заслуживает особого внимания, и я долгое время искал случаяподвергнуть этот вопрос выяснению с помощью соответствующих экспериментов.Случай к этому мне представился несколько лет тому назад, незадолго до великойвойны, и вот по какому поводу.

Совершенно случайно после долгих летсовершенного индифферентизма к цирковым представлениям я посетил цирк «Модерн»на Петроградской стороне. Оказалось, что наряду с другими представлениями вэтот вечер показывал публике своих дрессированных животных В. Дуров. Имдемонстрировалось небольшое животное свиной породы, которое под взглядом Д.засыпало и по его же внушению начинало жевать и продолжало жевать стольковремени, сколько ему внушалось. Далее была представлена большая собака изпороды сенбернаров, которая считала до 9. Собака по имени Лорд казалась оченьспокойной и солидной по своему нраву. Обстановка демонстрации заключалась вследующем: Дуров предлагает кому-нибудь из публики писать любые слагаемые, стем, чтобы цифра их не превышала 9, ибо, по его заявлению, его Лорд не умеетправильно считать свыше 9. Два или три слагаемых пишутся кем-либо на бумаге илина грифельной доске, что показывается Дурову, который при этом стоит к собакеспиной. После этого собака по внушению Дурова тотчас же начинает лаем отвечатьсумму слагаемых. Опыты производились много раз и всегда имели полный успех:собака мерно, точно и громко отлаивала сумму слагаемых. Не было сомнения, чтособака в пределах задания выполняла свою роль безупречно.

Случилось так, что Дуров заметил моеприсутствие в цирке и, подойдя ко мне, заявил, что, будучи рад встретиться сомной, он просит моего участия в совместной разработке его опытов в дальнейшем.Мы условились осуществить сеансы на соей квартире.

В условленный день Дуров привел мне двухсобак: того же Лорда и другую маленькую собачку из породы фокстерьеров - Пикки.Пока я скажу об опытах с Лордом. Собака была усажена на диван, на котором онаспокойно оставалась в обыкновенной сидячей позе собаки. Затем Дуров предлагаетпоказать собаке написанные на бумаге те или другие цифры, так, чтобы их общаясумма не превышала 9. Безразлично, можно применить и вычитание, лишь быразность была в пределах до 9. Цифры эти показываются Дурову, и тогда,немедленно отвернувшись от собаки и стоя к ней спиной, дается собаке сигналсловами: «Ну, Лорд, считай», и Лорд начинает лаять столько раз, сколько раз,сколько составляет сумма или разность двух чисел, будет ли это 5, б, 7, 8 или9. Опыты были повторены много раз и всегда с одинаковым успехом. Заметим, чтосамо показывание цифр собаке тут ни при чем, ибо Лорд считать и складыватьцифры по письменным знакам на самом деле не умеет, в чем легко было убедитьсяпутем проверочных опытов. Если же Лорд дает лаем в результате цифру,составляющую сумму или разность двух цифр, то лишь потому, что всегда засловами «Ну, Лорд, считай» делается собаке соответствующее мысленное внушение.Если же такового внушения не сделать, то при одном показывании цифр опыты немогут быть удачными. И действительно, произведенные в этом отношении опытыпривели к следующему: написанные втайне и показанные собаке две однозначныецифры с крестом между ними хотя и вызывали у Лорда приступы лая, но число лаевни в одном случае из трех раз не совпало с суммой слагаемых. Моя попыткасопровождать написанные цифры живым представлением самих написанных цифр так недала соответствующих результатов, тогда как опыты, произведенные с такназываемым мысленным внушением самого лая, были выполняемы собакой всегдавполне правильно. Отсюда ясно, что только сосредоточение экспериментатора напоследовательном ряде лаев, начиная от первого до 9, приводит к осуществлениюправильного счета.61

Надо заметить, что с собаками удаются идругие опыты «мысленного внушения». Сам Дуров («Мои четвероногие и пернатыедрузья») описывает эти и другие опыты следующим образом: «Предположим, переднами такая задача: внушить собаке, чтобы она подошла к столу и принесла лежащуюна нем книгу.

Я подзываю Лорда, он подходит; я беру егоголову в свои руки, как будто символически подчеркиваю ему, что он всецело вмоей власти, что он должен всецело подавить свою волю, что он должен статьавтоматом, быть только нерассуждающим исполнителем моей воли. Для достиженияэтого я впиваюсь строгим взглядом в его глаза, которые словно срастаются смоими. Воля собаки парализована. Я собираю все силы своих нервов,сосредоточиваюсь до полного забвения окружающего меня внешнего мира на одноймысли. А мысль эта состоит в том, что я должен запечатлеть в своей головеочертание интересующего меня предмета (в данном случае стола и книги) до такойстепени, что, когда я оторвусь взглядом от данного предмета, он все-таки долженстоять передо мной как живой. Я это и делаю. В течение приблизительно полминутыя буквально "пожираю" предмет глазами, запоминаю малейшие его подробности,складки на скатерти, трещины в переплете книги, узор скатерти и т. п. Довольно,запомнил!

Я властно поворачиваю к себе Лорда исмотрю ему в глаза, вернее, дальше глаз, куда-то внутрь, вглубь. Я фиксирую вмозгу Лорда то, что сейчас зафиксировано в моем мозгу. Я мысленно спокойнорисую ему часть пола, следующую к столу, затем ножку стола, затем скатерть и,наконец, книгу. Собака уже начинает нервничать, беспокоиться, стараетсявысвободиться. Тогда я ей мысленно даю приказание, мысленный толчок: "Иди!"Лорд вырывается, как автомат, подходит к столу и берет зубами книгу. Заданиеисполнено. Лорд чувствует себя облегченным, как будто с него свалилась давившаяего огромная тяжесть, и постепенно успокаивается».

Ряд такого именно рода опытов былпроизведен в моей квартире над небольшой собачкой Пикки мужского пола из породыфокстерьеров, очень бойкой и шустрой по натуре. Опыты были произведены впослеобеденное время в присутствии нескольких членов моей семьи, в том числедвух врачей — О.Бехтеревой-Никоновой и Е. Воробьевой. Всего было произведено шесть опытов, изкоторых четыре первых опыта были осуществлены Дуровым и два опыта произведенылично мною. Задание первого опыта состояло в том, чтобы Пикки подбежала кобеденному столу, который еще не был убран, и схватила зубами лежащую близ егокрая одну определенную салфетку, ничем в остальном не выделявшуюся из рядадругих лежащих на том же столе салфеток. После установления этого заданиясобака приглашается вскочить на стул, стоящий около стены. Пикки немедленновыполняет приказание и усаживается на сиденье обыкновенного венского стула.Тогда Дуров, стоя спиной к обеденному столу, придерживает голову собаки обеимируками и сосредоточенно смотрит ей в глаза, думая о том, что она должнасделать. Так дело продолжается с 1/2 минуты, не более, после чего морда собаки,уже начинающей беспокоиться, освобождается от рук, и маленькая шустрая собакастремглав бросается к обеденному столу, схватывает условленную салфетку зубамии торжествующе несет к экспериментатору.

Второй опыт, по общему соглашению, долженбыл состоять в следующем: собака должна была снять зубами книгу с этажерки,стоявшей у стены комнаты. Снова Пикки на стуле. Опять Дуров придерживает своимируками ее мордочку, сосредоточивается на задуманном предмете не более 1/2минуты. После этого Пикки срывается с места, бежит прямо к этажерке, зубамиберет задуманную книгу и тащит по назначению.

Третий опыт по моему предложению долженбыл быть выполненным следующим образом. Собака должна вскочить на предрояльныйстул и ударить лапой в правую сторону клавиатуры рояля. Снова прежняяпроцедура. Пикки на стуле. Дуров сосредоточенно смотрит в ее глаза, некотороевремя обхвативши ее мордочку ладонями с обеих сторон. Проходил несколькосекунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но, будучи освобожден,стремглав бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы поправой стороне клавиатуры раздается громкий трезвон нескольких дискантовыхнот.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.