WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

Сущность этой своеобразной и в своем родезамечательной финансовой эпидемии состояла в том, что Дж. Ло получил от регентаФранции полномочие на учреждение компании с исключительным правом торговли назападном берегу р. Миссисипи. Это предприятие сразу окрылило надежды многихвыгодно поместить свои капиталы, благодаря чему компания Миссисипи стала быстрорасширять свои предприятия. Вскоре компания получила исключительное правоторговли в Восточной Индии и на Южном море. С этих пор виды на барыши для всехоказались блестящими, и сам Дж. Ло сулил прибыли в 120%. Благодаря этомуэнтузиазм в финансовых кругах и среди публики достиг необычайных размеров.Когда была объявлена подписка на 30000 новых акций компании, то требованиядостигли 300000. Как велико было желание сделаться акционером компании,показывает тот факт, что, по свидетельству очевидцев, даже знатные герцоги,графы и маркизы со своими женами часами толкались вместе с другими в толпе наулице около дома Дж. Ло в ожидании результатов. В конце концов, требования наакции возросли в такой мере, что признавалось возможным выпустить новых 300000акций в 5000 ливров каждую для уплаты регентом национального долга Франции, длячего была необходима сумма в 1 1/2 миллиарда ливров; последнее несомненно иосуществлялось бы, если бы последовало разрешение правительства.

Все, кто мог, спешили воспользоватьсяреализацией ожидавшихся громадных прибылей и переполняли улицу, где помещаласькомпания Миссисипи. Но вскоре наступила реакция, и акции Миссисипи, достигшиеогромной ценности, стали колебаться и затем быстро падать, приводя кмногочисленным банкротствам и разорению.

Нет надобности говорить, что финансовыхэпидемий в истории известно множество, хотя не все они достигали столь крупныхразмеров. Между прочим в Англии известна подобная же эпидемическаяспекулятивная горячка с т. н. компанией Южного Моря, относящаяся к 1720 году.Да ведь подобные же спекулятивные эпидемии случаются и в настоящее время. Неочень давно Франция пережила финансовую эпидемию с компанией Панамы. Кфинансовым эпидемиям астенического характера относятся т. н. биржевые паники,которые столь многочисленны и в наше время. Что в этих эпидемиях играет большуюроль яд психической заразы, вряд ли может быть сомнение в глазах лиц, ближезнакомых с ходом финансовых спекуляций.

Да и во всякой азартной игре, в игре втотализатор, в орлянку, в карты и т. п. значительная роль выпадает на долюувлечения, которое поддерживается и развивается в той или другой мересвоеобразным микробом психической заразы, известном под названием внушения ивзаимовнушения. Вероятно, немного найдется лиц из числа игроков, которые, несмотря на всю свою сдержанность, не ощутили бы на себе действие этого микроба,с которым благоразумие часто борется безуспешно и должно уступить свои права,хотя бы временно, этому ненасытному микробу, обыкновенно подкрадывающемуся кчеловеку тихо и незаметно.

Значение народных сборищ в распространениипсихических эпидемий.

В чем же кроется причина развития подобныхявлений и чем обусловливается столь могущественное действие психическойинфекции, лежащей в основе психических эпидемий

Мы уже упоминали выше, что распространениюпсихической инфекции, как и развитию обыкновенной физической заразы,способствует более всего известная подготовленность психической почвы внаселении или в известном круге лиц. Другим важным фактором в этом случаеявляются скопления народных масс или народные сборища во имя одной общей идеи,которые сами по себе часто представляют уже результат психическойинфекции.

В этом случае должно строго отличатьпростое собрание лиц от сборища лиц, воодушевленных одной и той же идеей,волнующихся одними и теми же чувствами, преследующих одну и ту жецель.

Такого рода сборища, представляющие собою вотличие от общества временные и случайные отношения людей, сами собоюпревращаются как бы в одну огромную личность, чувствующую и действующую какодно целое. Что, в самом деле, в этом случае связывает воедино массу лиц,незнакомых друг другу, что заставляет биться их сердца в унисон одно другому,почему они действуют по одному и тому же плану и заявляют одни и те жетребования Ответ можно найти только в одном и том же настроении и в одной итой же идее, связавшей этих лиц путем убеждения, но она для многих лиц в такихсборищах, без сомнения, является внушенной идеей. И когда подобное сборище ужесформировалось, когда оно объединилось под влиянием одного общего психическогоимпульса, тогда в дальнейших его действиях главнейшая руководящая роль ужевыпадает на долю внушения и взаимовнушения.

Особая внушаемость толпы уже давнопривлекала внимание наблюдателей. В этом отношении некоторые авторы придаютбольшое значение ограничению произвольной деятельности. По Сидису, «если чтодает нам яркое сознание нашей индивидуальности, то это наверное нашипроизвольные движения. Мы можем сказать, что индивидуальное растет ирасширяется с увеличением разнообразия и интенсивности его произвольнойдеятельности; и обратно, с уменьшением разнообразия и интенсивностипроизвольных движений жизнь индивидуального "я" упадает,сокращается.

Соответственно этому мы находим, чтоограничение произвольных движений чрезвычайно важно для внушаемости вообще, ионо тем важнее, что может вызвать на деле сужение поля сознания с последующимиусловиями — все этоблагоприятствует внушаемости.

Нигде, кроме, быть может, только одиночногозаключения, произвольные движения людей так не ограничены, как в толпе, и чемтолпа больше, тем больше это ограничение, тем ниже падает индивидуальное "я".Сила личности обратно пропорциональна числусоединенных людей. Этот закон верен не только длятолпы, но для высокоорганизованных масс. В больших социальных организмахпоявляются обыкновенно только очень мелкие личности. Не в древнем Египте,Вавилоне, Ассирии, Персии следует искать великих людей, но в маленьких общинахдревней Греции и Иудеи».

Нечего говорить, что последнее положениеавтора отличается большою условностью; но, не касаясь его, нельзя не признать,что объяснение автора особой внушаемости толпы ограничением произвольныхдвижений отличается большою туманностью. Автор сам указывает на ограниченностьпроизвольных движений в одиночном заключении, но никто еще не доказал, что приодиночном заключении внушаемость нарастает в более или менее значительнойстепени. Вообще я не думаю, чтобы ограничение произвольных движенийнепосредственно обусловливало сужение сознания и тем способствовало большейвнушаемости. По крайней мере к такому заключению нет достаточныхоснований.

Но ограничение волевых движений, по нашемумнению, имеет значение в другом направлении. Оно позволяет сосредоточить всеактивное внимание на известном предмете. В этом отношении активное внимание,как волевой акт, стоит в обратном отношении к другим волевым или произвольнымдвижениям. Когда производится ряд волевых движений, об активном внимании неможет быть и речи. С ограничением или прекращением произвольных движенийявляется возможность сосредотачивать активное внимание на том или другомпредмете, но такое сосредоточение активного внимания, как известно, легко ведетк его утомлению, а с этим вместе и наступает благоприятная почва длявнушаемости, то есть для введения идей и чувствований при отсутствии активноговнимания в общую сферу сознания.

Когда мы хотим гипнотизировать, мыпоступаем таким же точно образом. Первоначально мы ограничиваем произвольныедвижения, требуем, чтобы человек сидел спокойно и не говорил ни слова; затем мытребуем, чтобы он сосредоточил свое внимание на фиксируемом предмете, на глазахгипнотизера, на идее о сне и пр. — все равно, на чем бы то ни было, лишь бы это сосредоточение быловозможно полным, что легко достигается при ограничении произвольных движений.Но как всякий волевой акт, так и сосредоточение внимания не может бытьпродолжительным. Вскоре наступает утомление, внимание постепенно ослабевает, авместе с ним исчезают все проявления личности.

То же происходит и в толпе. При ограничениипроизвольных движений все внимание устремляется на слова оратора, наступает тастрашная гробовая тишина, которая страшит всякого наблюдателя, когда каждоеслово звучит в устах каждого из толпы, производя могучее влияние на егосознание. При этом внимание постепенно утомляется и наступает период, когдаоткрывается обширное поле для внушения. Спокойная толпа становится толпойвозбужденной, и здесь достаточно бросить одно недостаточно взвешенное слово,чтобы оно сделалось искрой, приводящей к огромному пожару.

Этому благоприятствует в особенности тообстоятельство, что в возбужденной толпе имеются все условия,благоприятствующие общему взаимовнушению, вследствие чего внушение, проникшее всознание нескольких лиц, вскоре благодаря взаимовнушению становится общимдостоянием толпы.

Почему толпа движется, не зная препятствий,по одному мановению руки своего вожака, почему она издает одни и те же клики,почему действует в одном направлении, как по команде

Этот вопрос занимал умы многих авторов,вызывая довольно разноречивые ответы. Достаточно упомянут здесь о работахSigheli, LeBo n'a, Тагdе'а, Р. Janet и др. Некоторые признают дажесуществование как бы особой коллективной души. Но было бы излишне входить здесьв какие-либо подробности по этому поводу. Достаточно заметить, что, как бы мыни смотрели на вопросы, относящиеся до коллективной души и до особых«психических волн», распространяющихся на массу лиц одновременно и способныхпри известных условиях даже к обратному отражению, не может подлежать никакомусомнению, что в основе всего лежит могущественное действие в толпе взаимноговнушения, которое возбуждает у отдельных членов толпы одни и те же чувства,поддерживает одно и то же настроение, укрепляет объединяющую их мысль иподнимает активность отдельных членов до необычайной степени.

Благодаря этому взаимовнушению отдельныелица как бы наэлектризовываются, и те чувства, которые испытывают отдельныелица, нарастают до необычайной степени напряжения, делая толпу существоммогучим, сила которого растет вместе с возвышением чувств отдельных ее членов.Только этим путем, путем взаимовнушения, находящего благоприятную почву в общемсостоянии народных масс, можно себе объяснить успех тех знаменательныхисторических событий, когда нестройные толпы народа, воодушевленные одной общейидеей, заставляли уступать хорошо вооруженные и дисциплинированные войска,действовавшие без достаточного воодушевления.

В позднейшее время вопрос этот служилпредметом обсуждения на V конгрессе по криминальной антропологии в Амстердаме.Докладчиками явились д-ра Jelgersma (Quelques observations sur la psychologie des foules) иSigheli (Le crimecollectif). Оба докладчика пришли приблизительно к тем же выводам. д-раJelgersma высказался в томсмысле, что в толпе чувство преобладает над разумом, замечается отсутствиеанализа и скорый переход от побуждения к действию. Легковерие толпы, еевпечатлительность, нетерпеливость и абсолютизм объясняются моноидеизмом толпы,так как чувства одного непосредственно передаются другим, благодаря«психической заразительности». Таким образом, дело сводится к простым законампсихологии, примененным к толпе. Sigheli высказался, что в действиях толпывыдающееся значение получает внушение, благодаря которому слово или жест одногочеловека с быстротою молнии зажигает толпу. Внушение вообще служит основой всехпреступлений, совершаемых совместно двумя или несколькими лицами. Такимобразом, мы встречаемся здесь с теми же мыслями, которые были высказаны еще впервом издании этого сочинения, вышедшего много раньше упомянутогоконгресса.

Одним из примеров таких историческихподвигов народных масс, воодушевленных одной общей идеей, может служить взятиеБастилии и отпор на границах Франции европейских войск, окруживших последнюю впериод великой революции.

Значение внушения в общественныхгруппах.

В большинстве случаев толпе нужны, конечно,вожаки, которые, инстинктивно чувствуя значение и силу толпы, руководят ею какискусные демагоги гораздо более силой внушения, нежели здравым убеждением. Б.Сидис в своей книге, вышедшей вслед за моей работой, появившейся в переводе нанемецкий язык в 1899 г., высказывает по этому поводу в общем те же самые мысли,что и я. «Внушение, по словам Б. Сидиса, данное исступленной толпе "владыкой",распространяется подобно пожару. Оно отражается от индивида к индивиду,собирает силу и становится таким подавляющим, что приводит толпу к бешенойдеятельности, к безумному возбуждению. Когда толпа принимает внушения ивыполняет их, волнение возрастает больше и больше. Каждое исполненное внушениерасширяет и усиливает эмоцию толпы. За каждым новым приступом следует болеесильный пароксизм бешеного демонического безумия. Толпа подобно лавине: чемдольше она катится, тем грознее и опаснее она становится. Внушение, данноегероем, вождем, господином момента, принимается толпой и отражается от человекак человеку, пока всякая голова не закружится, всякий ум не помутится. Висступленной толпе каждый влияет и подвергается влиянию, каждый внушает иполучает внушения, волна внушений все растет, пока не достигнет страшнойвысоты».

Вот почему человек, умеющий овладеватьвниманием толпы, всегда может увлечь ее на беспримерные подвиги, чему примеровв истории мы знаем немало. Вспомним хотя бы историю нашего Минина, спасшегоотечество своей проповедью в наиболее трудные для него времена. Его знаменитаяфраза: «Заложим своих жен и детей и выкупим отечество!» — должна была действовать подобносильнейшему внушению на наэлектризованную уже ранее толпу. Как можно овладеватьтолпой и ее порывами, показывает между прочим следующий рассказ Б.Сидиса:

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.