WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |

Преподавание в этой школе стоило мне далеебольше времени и энергии, чем я рассчитывал. Производительность моя упала. В товремя это казалось тяжким бременем. Но, оглядываясь назад, реальная картинавыглядела так:

1. За зиму я подружился с Робертом П.Кехле-ром, заместителем директора по образованию центрального отделения «Y».Сидя иногда на наших начальных занятиях, г-н Кехлер вдруг забеспокоился, что онсильно недозастрахован. Я выкроил время, чтобы снять с него часть беспокойства,и застраховал его на 10 тысяч долларов.

2. Г-н Кехлер позже рекомендовал менясвоему другу в возрасте 42 лет с молодой женой и тремя маленькими детьми,— но без страховок!Его звали Густав Вебер. Я был поражен, когда узнал от него, что он — второйпо значению строителем частных домов в городе! Втечение 15 месяцев я застраховал мистера Вебера на 350 тысяч долларов пригодовых страховых взносах в 11900 долларов.

3. Однако менее чем через 3 года из-зацелого ряда неудач Густав Вебер разорился и вынужден был пройти через процедурубанкротства. Все его страхование жизни могло потерять силу. Его кредиторыобъединились и наняли адвоката на защиту своих интересов. Адвоката звалиНельсон Вест, его офис располагался в здании фондовой биржи на Уолнат-Стрит,1411, Филадельфия. Я встретился с мистером Вестом и спросил, интересует ли егоидея, которая могла бы помочь кредиторам сократить свои потери. Естественно, онхотел знать как. Я сказал, что занимался всем страхованием мистера Вебера насумму более 300 тысяч долларов. Эти полисы имели стоимость, не даст ли он мне 5минут на следующем собрании кредиторов

—Приходите ко мне в кабинет в субботу утром в 10:30, и я дам вам 5 минут,— согласилсяон.

Собрание было назначено на 10 часов,поэтому я подъехал к 10:15 и попросил секретаршу в приемной дать знать мистеруВесту, что Бет-тджер уже пришел. Через несколько минут меня пригласили вкабинет мистера Веста. Восемь кредиторов сидели вокруг стола адвоката. МистерВест сказал:

—Джентльмены, вот мистер Беттджер, страховой агент мистера Вебера. Я согласилсядать ему 5 минут сегодня утром, чтобы он представил идею, которая, как онговорит, может помочь сократить ваши потери по мистеру Веберу.

Сесть мне никто не предложил, поэтому,стоя, я начал:

—Джентльмены, у меня полисов по страхованию жизни мистера Вебера на 350 тысячдолларов. Он уплатил взносы за 2 года. Он не в состоянии платить за этистраховки, и все они будут аннулированы в течение следующих 30 дней. МистерВебер готов всячески сотрудничать, чтобы свести до минимума ваши потери, исогласился на полную передачу прав по этим полисам вам. Если вы заплатите взносза один год, в конце года вы можете отказаться от ваших полисов и получитьназад все, что заплатили, до доллара плюс около 30% прибыли. Если мистер Вебервскоре умрет, вы получите всю наличную стоимость этих полисов, что покроет всеваши потери. Не знаю, известно ли вам, но в настоящее время мистер Вебер неподлежит страхованию. Никакая компания не застрахует его даже на доллар. Запоследние 2 месяца он потерял около 25 фунтов веса и выглядит по-настоящемубольным человеком.

В конце года, если вы захотите продолжатьвыплачивать по всем страховкам или по некоторым из них, вы в праве это сделать.Просто заплатите взнос еще за один год. В конце следующего года вы все равнополучите по полису больше денег, чем заплатили. Один из них сказал:

— Сколькостоит страховка на 100 тысяч долларов на один год

— 3 тысячидолларов, — ответиля.

— Если явозьму 100 тысяч долларов, какая у меня будет защита Другими словами, если язахочу сдать свой полис за деньги в любое время, мне нужно будет спрашиватьсогласия или подписи у мистера Вебера

— Нет,сэр. Как только он полностью передаст права вам, полис становится вашей собственностью, и вы можете делатьс ним все, что угодно, независимо от того, будет мистер Вебер жив илинет.

— Я возьму100 тысяч долларов, —сказал Генри Р. Стратманн (поставщик стройматериалов), задававшийвопросы.

— Мывозьмем 100 тысяч долларов, — сказал мистер Браун, казначей корпорации Хад-жока.

...За пять минут кредиторы согласилисьвзять страховок на 300 тысяч долларов.

Эта встреча с кредиторами Густава Веберабыла лишь началом поразительной цепочки событий, которая дала мне широкий кругновых друзей и клиентов. В следующей главе я хочу рассказать вам об одном изних, преподавшем мне урок, о важности которого в торговле и общении с людьми яраньше и не подозревал.

Поэтому то, что вначале казалосьнеблагодарной работой в Христианском союзе молодых людей, требовавшей от меняуйму времени и денег, оказалось на поверку везением. Это ни только косвеннопривело меня к деятельности, приносящей огромное материальное удовлетворение, кчему я всегда стремился, но в тот год со мной произошло то, что гораздо важнеелюбой финансовой выгоды: ответственность за обучение класса из 107 учениковзаставила меня учиться, готовиться, найти практическое применение подготовке,полученной на курсах ораторского мастерства Дейла Карнеги. Этот опыт позволилмне позднее принять руководство воскресной школой, где я директорствовал 9 лет.Все это вместе явилось поворотной точкой в моей жизни. Это научило менясчастью отдавать, а не получать.

Я попробовал оба способа: и брать, идавать. Я обнаружил то, что обнаружили тысячи других людей: отдавать— это иной стильжизни. Он придал мне новый энтузиазм, энтузиазм, который помог преодолетьстрах, преуспеть в делах, заработать больше денег и насладиться более здоровой,богатой и счастливой жизнью.

«К черту!»

Я смог получить рекомендательное письмо отодного из кредиторов Густава Вебера к Эдварду А. Шмидту, зажиточному банкиру ипивовару. Незадолго до этого я даже и не мечтал что-либо продавать такимбольшим людям, как мистер Шмидт. Он сделал свою пивоварню крупнейшей вФиладельфии. А Филадельфия — второй по величине город пивоваров в Америке.

И все же мистер Шмидт посвящал этомутолько половину своейжизни. По утрам он был президентом национального банка и трастовой компанииНортуэстерн.

Он получил широкую известность какпрекрасный организатор.

Когда я познакомился с ним, меня поразилего возраст. В свои 69 лет он обладал прекрасным здоровьем, боевитостью ивнешностью 50-летнего. Вскоре я узнал, почему так мало торговых агентоврешались побеседовать с ним.

Когда меня ввели в его личный кабинет, онвстал с таким суровым видом, что я испугался. Выло похоже на нокаут в первомраунде. В дополнение к этому он разработал уникальный Прием, рассчитанный нанокаут агентов по продаже в первые 10 секунд!Позвольте рассказать, как все было.

Я вручил ему рекомендательное письмо. Онпрочел два предложения. Читая: «По-моему, Фрэнк Беттджер — один из самыхвысококвалифицированных страховщиков жизни в Филадельфии», мистер Шмидтповернулся ко мне спиной, нажал кнопку, и я чуть не упал на пол, увидевзагоревшиеся прямо у него над головой ярко-красные неоновые буквы величиной вфут:

К ЧЁРТУ!

Я тогда, сам того не понимая, сделал то,что спасло меня от быстрого нокаута! Я разразился смехом, который невозможнобыло сдержать, и смеялся так сильно и долго, что в конце концов это суровоелицо чуть смягчилось, и я заметил искорки у него в глазах.

— МистерШмидт, я понимаю, как вы заняты. Можно мне рассчитывать на 5 минут вашегодорогого времени, по моим часам — сказал я.

Я провел обычную вводную беседу менее чемза минуту, потом смог получить необходимую информацию о его финансовыхделах...

Эта информация помогла мне представитьпозже мистеру Шмидту факты, показывающие, какие серьезные трудности встанутперед его имением в случае его смерти, из-за получения достаточных ликвидныхсредств на крупные налоги на наследство. Я показал ему, что страхование жизнидавало единственное решениеего проблем.

Он согласился на медосмотр, рентген груди,электрокардиограмму и т.д. И наконец пять компаний дали свои пределыстрахования для человека его возраста. На все это ушло довольно многовремени.

После получения всех полисов, я позвонилмистеру Шмидту в банк договориться о встрече. Он согласился, но когда я сширокой улыбкой вошел к нему в кабинет, он был холоден, как камень. Я понял,что что-то не так. Я боялся, что он снова зажжет свою неоновую надпись. Я сел,не говоря ни слова, и просто смотрел на него.

— МистерБеттджер, — сказалон, — я не собираюсь покупать эту страховку!

Никогда в жизни я не был так ошарашен. Яедва смог выговорить:

—Почему

— Потому,— заявил он,— что не собираюсь ее покупать!

В тревожной тишине я опустил голову, сталсмотреть вниз и ждать. Но, похоже, все было сказано. В воздухе ощущалосьнапряжение.

Когда я взглянул ему прямо в лицо, онвперил в меня взор, как будто я совершил величайшее преступление противнего.

— МистерШмидт, — сказал я,— вы один из самыхпреуспевающих людей в Филадельфии. Уверен, у вас есть веская причина, покоторой вы решили не покупать эту страховку. Не соблаговолите ли рассказать,что это за причина

Он был в нерешительности. Тогда ядобавил:

— Еслипричина обоснованна, что бы я ни сказал, решение вы не измените. С другойстороны, если б я мог предложить другое решение, вы не пожалели бы, что сказалимне, не так ли

— У менянет денег заплатить за это, — произнес он.

— Когда увас будут деньги —откровенно спросил я.

— Нераньше, чем через 4-5 месяцев, — ответил он.

— Этоничего, — улыбнулсяя. — Я возьму у васвексель.

— Невозьмете вы у меня вексель,— фыркнулон.

— Почему— спросил я, какбудто это было обычным делом.

— Что высделаете с векселем — спросил он.

—Дисконтирую* его и заплачу страховым компаниям, — ответил я.

* Дисконтирование (англ.) — покупка банком векселей увекселедержателей до истечения их срок.

— И всебанки в Филадельфии скажут: «Эдвард А. Шмидт оплачивает страховые взносывекселями», — сказалон.

— Ядисконтирую его в Нью-Йорке, — пообещал я.

— А черездва дня этот вексель вернется в Филадельфию. Нет, никогда в жизни я никому невыписывал векселей и теперь не собираюсь, — заявил он.

Было ясно, что разговорокончен.

Я вернулся в свой кабинет больным. Ничем уже в тот день язаниматься не мог. Я потерял уйму денег. Когда все эти полисы были выписаны и ядержал их в руках, я уже начал было подсчитывать, сколько мне причитается отсделки. Я даже стал прикидывать, как распоряжусь деньгами. Это всегдаглупо.

Так я и сидел ошеломленный. «Что я долженбыл ему сказать —спрашивал я сам себя. — Что еще я мог бы ему сказать» Должно же что-то быть.

Я стал обдумывать все с разных точекзрения. Вдруг у меня возникла идея! Я схватил телефон и позвонил мистеруШмидту.

—Я нашел ответ! — проорал я ему в ухо ввозбуждении.

— Чтозначит «вы нашли ответ» — холодно спросил мистерШмидт.

— У меняесть правильный ответ! — возбужденно ответил я.— Можно я приедупрямо сейчас

—Представить себе не могу, что вы имеете в виду под «у меня есть правильныйответ»... Сколько это займет времени

— У меняна это уйдет не более 20 секунд. Буду у вас через 10 минут, — уверенно ответил я.

— Что ж,— неохотно пробурчалон, — я ухожу в 12,так что лучше поторопитесь.

Через 10 минут, когда я вошел в егокабинет, он посмотрел на меня холодным взглядом банкира.

— Ну, чтоу вас за идея —спросил мистер Шмидт в нетерпении.

Я сел прямо перед ним, посмотрел прямо емув глаза и сказал:

— Выдисконтируете мойвексель.

— Еще раз,— сказал онудивленно.

— Пустьваш банк дисконтирует мойвексель, а я заплачустраховым компаниям.

— А дальшечто — спросилон.

— Когда выбудете готовы, вы заплатите мне по векселю, а я расплачусь сбанком.

— У вассчет здесь, в нашем банке

— Нет, ноя могу его открыть прямо сейчас, — улыбнулся я.

Несколько секунд царила полная тишина. Ямолча смотрел, как он думал.

— Как выдокажете, что я должен вам деньги — спросил он.

— Никак,— ответиля.

—Предположим, я умру раньше, чем смогу заплатить

— Япредставлю чеки страховых компаний на полную сумму полисов вашимдушеприказчикам. Не думаю, что у меня будут проблемы с получением суммы помоему векселю с вашими душеприказчиками.

—Предположим, что умрете вы — спросил он.

— Это— единственный риск, который я беру насебя, — согласился я.— Я уверен, мистерШмидт, что если это случится, вы не допустите, чтобы моя вдова потеряла этиденьги.

Президент банка нажал кнопку. Вошелклерк.

— Сейчасже пришлите мне мистера Батте-на, — приказал мистер Шмидт.

Мистер Баттен оказался начальникомтраст-отдела банка. Меня представили ему.

— МистерБеттджер хочет открыть у нас текущий счет. Принесите бланки, а также вексель.Мы дисконтируем ему вексель.

Четыре месяца спустя, мистер Шмидт сполнарасплатился со мной, и я списал вексель в банке. В дополнение, он стал одним измоих самых влиятельных зазывал. И, между прочим, если б тяжелая работа убивалачеловека, он бы умирал молодым. Но Эдвард А. Шмидт дожил до восьмидесятичетырех лет и был бодр и активен даже за несколько недель досмерти.

КАК Я НАШЁЛ РЕШЕНИЕ ЭТОМУВОПРОСУ

Однажды меня вдохновила лекция РасселаКон-велла «Алмазные акры», в которой он сказал: «Что бы вы ни делали,вкладывайте всю душу и делайте это с душой, пока все не сделаете. Этот принципподойдет всем... Этот принцип делает людей великими во всем».

Я попробовал, но это долго мне вроде бы непомогало. В последней главе я собираюсь рассказать о методе, который я узналпозже и который научил меня, как продумывать дела до окончательногорешения.

«Отпускай хлеб свой поволам...»

Самый короткий день в году для меня— это день передРождеством. Как бы внимательно я не планировал, когда наступает канунРождества, мне приходит на ум дюжина забытых дел! Один такой день настал черезнесколько недель после встречи с кредиторами в кабинете Нельсона Веста: явспомнил, что забыл про мисс Сару Грэм, тогдашнюю главную телефонистку головнойконторы «Фиделити Мьючуал».

Я тут же позвонил и спросил, долго ли онапланирует быть на работе. Был почти полдень, и она уже собиралась уходить запраздничными покупками.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.