WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |

Как же женщины относятся к несправедливомураспределению домашних обязанностей Здесь можно воспользоваться теорией справедливости (equity theory), обсуждавшейся в главе 3. Мы помним, что, согласно этой теории,человек, сталкивающийся с ситуацией, когда он получает несправедливо низкуюзаработную плату, обычно стремится восстановить справедливость. При выполнениидомашней работы женщины, как правило, пытаются добиться подобного за счетуменьшения собственного вклада, что подразумевает снижение требований к себе(например, перестают ежедневно заправлять постель, оставляют кухонный полнеподметенным дольше обычного), попытки заставить супруга увеличить свой вклад(например, взять на себя часть домашних обязанностей) или, что бывает чаще, ито и другое. Согласно исследованию Хохшильда (Hochschild, 1989), большинствоженщин проигрывают сражение за большее участие их мужей в работе по дому.Теория справедливости предполагает, что, как только человек проигрывает этосражение, перед ним открываются две возможности разрешения несправедливойситуации: разорвать отношения или изменить свое отношение к происходящему. Хотянекоторые женщины и решаются разорвать свои отношения с партнерами по этимпричинам, когнитивное приспособление является, вероятно, более типичным. Ономожет подразумевать привлечение внимания к тому факту, что супруг делаетбольше, чем большинство мужчин, или что он «добр с детьми» (если этодействительно имеет место), или же получение удовлетворения от своего статуса«сверхженщины».

Стремление увеличить вклад мужа в работу подому иногда приводит к новому конфликту, когда мужчина делает то, что женщинарасценивает как вялые попытки равного распределения домашних обязанностей.Когда моя подруга однажды оставила на время своих детей с мужем, он забыл ихнакормить, переодеть и причесать. Его ответ на ее беспокойство по поводу такогоухода за детьми был следующим: «Но они же не умерли из-за этого» Конфликттакже имеет место тогда, когда женщины вынуждены просить о помощи не один раз ив итоге ощущают себя настоящей «пилой» (Crosby, 1991). Зачастую женщины простоперестают обращаться с просьбами и выполняют всю домашнюю работу сами,испытывая при этом чувство негодования.

Мужчины часто утверждают, что их попыткивполне адекватны, просто они не соответствуют необоснованно высоким стандартамженщин. Им кажется, что их партнерши сами отваживают их от участия в работах подому, требуя, чтобы задания выполнялись определенным образом, в определенноевремя и согласно тем или иным стандартам (Hawkins & Roberts, 1992). Одна изпроблем здесь в том, что работающие женщины нередко перенимают свои стандарты уженщин, которые не трудились вне дома, например у своих матерей или бабушек илидаже у героинь телевизионных передач. Бирнат и Вортман (Biernat & Wortman,1991) установили, что работающие жены обеспокоены грязью в доме, невкусной едойи невыполнением плановых домашних работ значительно в большей степени, чем ихмужья. Исследователи предположили, что относительно строгие стандарты жен приоценке домашней обстановки имеют место потому, что женщин учат определять своюзначимость исходя из того, как ведется домашнее хозяйство. Аналогичным образомдругие специалисты (Hochschild, 1989; Pleck, 1983) допускают, что женщины нежелают отказываться от контролирования домашних обязанностей из-за того, чтосфера семейной жизни остается для жен основным источником идентификации. Такжепредставляется вероятным, что женщины могут не желать отказываться от контроляза той единственной областью, в которой их признают более компетентными посравнению с мужчинами. В экспериментальном исследовании, в котором участвовалисмешанные пары, обсуждавшие женские, мужские и гендерно-нейтральныеобязанности, Довидио с коллегами (Dovidio et al., 1988) обнаружили, чтоединственный случай, при котором испытуемые женщины демонстрировали болеевластные вербальные и невербальные модели поведения, имел место тогда, когдаобсуждалась какая-то женская обязанность, с которой мужчины не были знакомы(например, шитье). Мужчины демонстрировали более властные модели поведения, чемженщины, в случае обсуждения как мужских обязанностей (замена масла вавтомобиле), так и работ, не связанных с гендерной принадлежностью(садоводство).

Что же можно сделать, чтобы уменьшитьнесправедливость в разделении домашних обязанностей У меня есть рядпредложений. Первое состоит в том, что уменьшение разницы в заработной платемужчин и женщин может способствовать большему участию мужчин в домашней жизни.Это помогло бы избавиться от рационализации, что женщины должны выполнятьбольшую часть домашних работ, с тем чтобы компенсировать свой меньшийфинансовый вклад в домашнее хозяйство. Другое предложение сводится к тому, чтов отдельных случаях женщины должны снизить свои стандарты. Третье предложениезаключается в следующем: родителям следует учить своих маленьких сыновейвыполнению домашних обязанностей. Аналогичным образом мужчины должны позволятьженщинам наставлять их в том, как эти обязанности выполнять.

Наконец, женщины должны вносить ясность в своитребования, касающиеся участия мужчин в домашней жизни. Поскольку женщины частопроявляют амбивалентность в отношении требований о большем вкладе мужчин вработы по дому, они не всегда прямы в своих просьбах о помощи. К примеру, онимогут произнести такие слова: «Дорогой, эта куча белья растет прямо на глазах.Я чертовски устала с ней бороться», тогда как на самом деле они хотят сказатьследующее: «Пожалуйста, постирай кое-что на этой неделе». Подобнаянерешительность усугубляется еще и тем, что им не хочется просить о помощи.Тому существует две причины. Во-первых, они не хотят выглядеть сварливыми. Этонеприемлемо. Во-вторых, они трактуют добровольное участие своего партнера какзнак его любви к ним. Иными словами, женщинам часто кажется: «Если бы ондействительно меня любил, то захотел бы оказать мне помощь и облегчить моюношу». В результате они продолжают ждать в надежде увидеть этот знак его любви.Когда же этого не происходит, они сердятся, негодуют и чувствуют себяоскорбленными. Их негодование еще больше усиливается, когда они начинаютрассматривать нежелание мужчин помогать как признак того, что последние считаютсвой статус и авторитет более высокими. Другими словами, им кажется, чтонежелание мужчин помогать по дому — это еще один способ заявить: «Я заслуживаю больших привилегий, чемты. Я не должен по возвращении домой выполнять дополнительную работу, ты же,будучи женщиной, не обладаешь подобными привилегиями». Неудивительно, что всеэто расстраивает женщин, стремящихся быть равноправными партнерами. Мнепредставляется, что многие мужчины не догадываются об этой часто невыраженнойдинамике и что они стремились бы принять большее участие в работе по дому, еслибы поняли, какой ущерб их отношениям с женщинами наносит их неучастие ввыполнении домашних обязанностей.

Изменение поведения родителей ипедагогов

Родителям и педагогам необходимо научитьсяподходить к детям исходя из индивидуальных особенностей последних, а не изпредполагаемых гендерных различий. Из содержания глав 1, 2, 5 и 6 видно, чтогендер детей может влиять на то, чего родители и учителя от них ждут, а этоможет повлечь за собой различное отношение к детям, основанное на их гендернойпринадлежности. В результате у детей могут выработаться гендернодифференцированные навыки и представления о себе, которые станут затемограничивать их возможности.

Учителей можно направлять на курсы, на которыхбудет говориться о гендерной тенденциозности в педагогике и о том, как с нейбороться. Бем (Bem, 1981) предполагает, что безобидные на первый взглядгендерные различия в учебной обстановке тем не менее играют весьма важную роль.Так, Бем заметила, что мальчиков и девочек часто просят построиться поотдельности; они разучивают песни, в которых большие пальцы рук — это «мужчины», а остальные пальцы— «дамы»; они видят,что изображения девочек и мальчиков в расписаниях уроков чередуются. В классемоего сына в 1993 г. в расписании уроков можно было увидеть девочек-медведиц имальчиков-медвежат, а также слышать песни с такими словами: «Маленькие девочкисделаны из сладостей, пряностей и всяческих любезностей... мальчики сделаны изулиток, ракушек и зеленых лягушек». Мне кажется, что даже такие гендерныеразличия, как только что названные, которые выглядят совершенно безобидными, недолжны иметь место в классе, поскольку они заставляют детей проводить гендерныеразграничения в отношении вещей, которые играют определенную роль, напримертого, должны ли представители их гендера демонстрировать превосходство вкакой-то дисциплине. Гендерные различия также способствуют гендерной сегрегациив отношениях между детьми, предполагая, что между мальчиками и девочкамисуществует и должен оставаться определенный барьер. Родители и педагоги частоспособствуют гендерной сегрегации в школах и дома, а это ведет к дальнейшемуразделению на категории на основе гендера. Маккоби и Джеклин (Maccoby &Jacklin, 1987) рекомендуют, чтобы учителя и родители сознательно создавали длядетей среду, свободную от гендерных различий, в которой поощрялась бысовместная игра, равноправные отношения между мальчиками и девочками и участиев играх, обычно предпочитаемых каким-то одним гендером (например, девочки могутиграть в футбол, а мальчики — в «классики»). Поскольку пространственные и математические навыки,а также эмпатия являются желательными для обладания качествами, не зависящимиот гендера, родители и педагоги должны побуждать всех детей играть в различныеигры и с игрушками, которые способствуют развитию этих навыков.

Джеклин (Jacklin, 1989) предлагает, чтобыгосударственные организации, такие, как Ассоциация родителей и учителей (РТА),объясняли родителям ту роль, которую играют в изучении математики ожидания,основанные на половой принадлежности. В книгах по развитию ребенка, которыечитают родители, может обсуждаться дифференцированная социализация и то, какона способна ограничить развитие уникального потенциала их ребенка. Ксожалению, как подметила Джеклин (Jacklin, 1989), СМИ часто неправильноинформируют общественность в отношении исследований гендерных различий,указывая родителям, что различия между их сыновьями и дочерьми носятестественный характер и вполне ожидаемы.

В главе 1 мы заметили, что один из путей, спомощью которого дети узнают о гендерных ролях,— это наблюдение. В главе 4 мыобратили внимание на то, что когнитивное разграничение гендеров начинается вдетстве, когда мы видим мужчин и женщин, исполняющих различные социальные роли,и обнаруживаем, что гендер является важной категорией, направляющей нашеповедение. Отсюда следует, что равноправное распределение обязанностей у нас вдоме и отказ от представления, что мужчинам и женщинам следует выполнятьопределенные задания, могли бы снизить для детей значимость гендерных различий.В обсуждении половой типизации, имеющей место в детстве, Сербин с коллегами(Serbin et al., 1993) предположили, что стереотипы естественны, но не являютсянеизбежными: «факторы среды оказывают большое влияние на то, как дети узнают остереотипах, присутствующих в их обществе, и перенимают их» (р. 55). Мартин(Martin, 1993) говорит, что при избытке в нашем обществе связанных с гендеромфакторов дети будут обязательно впитывать соответствующие стереотипы. Однакоона замечает, что использование и принятие таких стереотипов не являетсянеизбежным, особенно если детей знакомят с ролевыми моделями, не обусловленнымиполовой принадлежностью. Когда родители выходят за рамки традиционныхгендерно-ролевых схем, это может привести к тому, что установки их детей вотношении гендерных ролей изменятся. Например, в одном долговременномисследовании, продолжавшемся 11 лет, активное участие родителей в жизни ихдетей-дошкольников предопределяло поддержку подростками нетрадиционных видовзанятости, а участие родителей в жизни 7—9-летних предопределяло поддержкунетрадиционных схем воспитания детей (Williams et al., 1992).

Однако родители не являются единственнымиагентами гендерной социализации. Гендерно-нейтральный язык в детской литературеи изображение в детских передачах женщин и мужчин, исполняющих домашние иделовые роли, должны пройти долгий путь, с тем чтобы дети перестализлоупотреблять гендерным разграничением. Некоторые исследования показывают, чтосредства массовой информации могут изменить восприятия, связанные с половымистереотипами (Johnson & Ettema, 1982; Roberts & Bachen, 1981), и мыпроцитировали в главе 1 ряд свидетельств, говорящих о том, что в гендерныхобразах в средствах массовой информации наметились определенные улучшения. Ксожалению, традиционные гендерные образы будут доминировать до тех пор, покабудет считаться, что они помогают продавать товары и привлекать зрителей иличитателей. Потребители могут иногда влиять на образы, фигурирующие в средствахмассовой информации, посылая письма и отказываясь покупать товары компаний,которые используют стереотипные гендерные образы. Кроме того, родители должныкритически оценивать книги, фильмы и телепередачи, которые смотрят их дети, стем чтобы у детей было меньше шансов столкнуться с поло-стереотипными образами.К примеру, Джунн с коллегами (Junn et al., 1994) обнаружили, что детские фильмыДиснея, имеющиеся в продаже или видеопрокате, изображают представителей обоихгендеров в манере, которая является откровенно поло-стереотипной. Более того,поскольку эти фильмы зачастую просматривают неоднократно (дети будут судовольствием смотреть одну и ту же картину по много раз), они могут особенноспособствовать привитию подобных взглядов.

Изменение ложных представлений огендере

Философ Джеймс Рейчелз (Rachels, 1986)говорит, что, когда мы испытываем в отношении чего-то сильные чувства,заманчиво поверить, что мы знаем истинное положение вещей, не давая себе трудаоценить свои представления с точки зрения логики. Проблема заключается в том,замечает Реичелз, что, если мы хотим докопаться до истины, нам следуетруководствоваться логикой. Именно такова ситуация с гендерными различиями. Мыокружены культурной средой, которая провозглашает, что мужчины и женщины непохожи друг на друга и должны исполнять различные социальные роли. Мы привыклик мысли, что мужчины и женщины — это две противоположности, и довольствуемся ею. Подобные идеинастолько распространены в нашем обществе, что они считаются истиной впоследней инстанции и препятствуют каким бы то ни было изменениям. Логика иисследования, однако, показывают, что многие расхожие представления, касающиесягендера, ошибочны.

Ложные представления о гендере

Ложное представление 1: гендерные различияогромны

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.