WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |

Хотя прочная идентификация с группой можетстать мощным источником чувства идентичности с остальными ее членами, апринижение других групп может повысить чувство самоуважения и обеспечить основудля групповой солидарности, так необходимой для мотивации борьбы противдискриминации, все же такое поведение способно привести к преувеличениюгрупповых различий, конфликтам между группами и породить сопротивлениесоциальным переменам (так называемую «негативную реакцию»). Я называю подобноеявление парадоксом социальной идентичности (paradox ofsocial identity). Что касается гендерных проблем, топрочная идентификация с тем или иным полом может стать источником чувствасамоосознания и принадлежности к группе, а в случае с женщинами — помочь создать основу дляколлективного движения, которое добьется больших успехов в повышении ихобщественного статуса. С другой стороны, чрезмерная сосредоточенность наотличительных особенностях мужчин и женщин способна породить преувеличенноевосприятие гендерных различий, которое будет препятствовать достижениюравенства гендеров, поскольку распространенные гендерные стереотипы нередкоиспользуются для оправдания сложившегося общественного порядка. Пристрастноеотношение к своей гендерной группе также может привести к распри междугендерами. Например, так называемая «порка мужчин» может укрепить социальнуюидентичность представителей этого гендера, если они ощутят, что порождаемые приэтом негативные стереотипы явно незаслуженные. Недавно в ответ на нападки натрадиционные мужские качества начали создаваться объединения мужчин, в которыхих поощряют «открыть в себе дикаря» (см., к примеру, книгу Роберта Блая«Железный Джон» (Robert Bly. Iron John, 1990). К сожалению, когда гендерная идентичность мужчин укрепляетсяв результате восприятия ими факта несправедливой дискредитации их гендернойгруппы, она может превратиться в серьезное препятствие любым социальнымпеременам, направленным на достижение равноправия женщин.

Парадокс социальной идентичности (Paradox of social identity). Прочная идентификация с собственнойгруппой и принижение других групп могут привести к преувеличению групповыхразличий, конфликтам между группами и породить сопротивление социальнымпеременам.

При проведении одного из недавних исследований(Burn, 1993) я обнаружила дополнительные свидетельства в поддержку подобныхидей. Так, участвовавшие в моих опытах женщины, в соответствии с ихпристрастным отношением к своей гендерной группе, сочли показанные иммультфильмы на тему «порки мужчин» более забавными и более правдивыми, чем этопоказалось самим мужчинам. Согласно идее о том, что внутригрупповаяидентификация особенно важна для членов групп с низким статусом, женщиныдемонстрировали более активное стремление проявить себя в качествепредставительниц своего пола. Кроме того, в соответствии с парадоксомсоциальной идентичности, женщины, прочно идентифицировавшие себя в качествепредставительниц своей гендерной группы, оказывали более активную поддержкуполитике равенства полов, в то время как мужчины, которые также прочноидентифицировали себя с представителями своего гендера, оказывали этой политикезаметно меньшую поддержку. Поскольку социальная идентичность имеет большеезначение для членов группы с низким статусом, то при достижении гендерногоравноправия роль гендерной идентификации в формировании самооценки ипристрастного отношения к своей группе должна постепенно уменьшаться. Однако,по иронии судьбы, в то время как у женщин фокусирование внимания наособенностях своего гендера может стать эффективным способом устранения ихдискриминации, равноправие гендеров никогда не будет достигнуто, если отношениеженщин к мужчинам как к членам чужой группы будет вызывать со стороны мужчиннегативную реакцию, которая воспрепятствует налаживанию социальноговзаимодействия этих гендерных групп.

Акцентирование внимания на гендере ведет нетолько к преувеличению гендерных различий и стимулированию разделения обществана мужчин и женщин, это действительно может привести к углублению ужесуществующих различий между гендерами. Крокер и Мэйджор (Crocker & Major,1989) указывали на то, что если члены группы сознательно недооценивают какое-токачество другой группы, то и сами они лишаются мотивации для достижения успеховв данной сфере. Например, если мужчины принижают значение эмоциональнойчувствительности (традиционно женской черты), то они и не стремятся развиватьэто качество у себя, в результате чего между полами возникнут еще болеесерьезные различия по данному параметру. Таврис (Tavris, 1992) говорит о том,что нам следует воспринимать различия между мужчинами и женщинами как нечтовполне естественное и не рассуждать так часто о дихотомии полов и гендернойидентификации. По ее мнению, подобная тенденция отвлекает нас от сосредоточенияусилий на том, чтобы создать сообщество людей с качествами, которые мы хотелибы видеть у обоих полов.

Пристрастное отношение к своей группе ипредубежденное — кчужим также способствует возникновению конфликтов между группами. Это можетпроизойти потому, что подобные предубеждения влияют на то, как мы объясняемповедение членов нашей и чужой группы. Обычно, когда чужая группа совершаетнегативные действия, мы приписываем это наличию каких-либо устойчивыххарактеристик, присущих членам этой группы (внутренняя, или диспозиционная,атрибуция). Однако когда негативные действия совершаются нашей группой, мывидим причину этого во влиянии временных внешних факторов (внешняя, илиситуационная, атрибуция). И наоборот, когда наша группа совершает позитивныедействия, мы используем диспозиционную атрибуцию; когда же подобное поведениедемонстрирует чужая группа, мы применяем ситуационную атрибуцию. Петтигрю(Pettigrew, 1979) назвал это явление первичной ошибкойатрибуции (ultimate attribution error). Первичнаяошибка атрибуции — эторасширение фундаментальной ошибки атрибуции (тенденция людей, объясняя поступкидругих, придавать чрезмерное значение внутренним диспозиционным причинам) ипристрастия к «игре в свою пользу» (тенденция людей приписывать свои успехисвоим внутренним качествам, а неудачи — воздействию внешних факторов) приобъяснении поведения групп. Хьюстоун (Hewstone, 1990) сделал обзор многихработ, в которых документально зафиксирована эта ошибка.

Первичная ошибка атрибуции (Ultimate attribution error). Когда чужая группа совершаетнегативные действия, мы используем по отношению к ней диспозиционную атрибуцию,а по отношению к своей — ситуационную. И наоборот, когда наша группа совершает позитивныедействия, мы используем диспозиционную атрибуцию, когда же подобное поведениедемонстрирует чужая группа, то применяем ситуационную атрибуцию.

Очевидно, что такая атрибутивная ошибка должнапривести к повышению вероятности возникновения конфликтов между группами.Во-первых, она подразумевает, что, вопреки любым позитивным действиям другойгруппы, негативное восприятие этой группы будет неизменно сохраняться.Например, когда муж берет ребенка с собой, чтобы провести с ним выходной день(позитивное и желаемое действие), то жена может приписать этот поступок попыткемужа загладить свои прошлые грехи или расчету получить что-нибудь взамен.Во-вторых, узнав о негативном восприятии другими людьми нас самих или нашейгруппы, мы нередко воспринимаем это как проявление внешней агрессии. Посколькунам свойственно отвечать на агрессию агрессией, вероятность разгоранияконфликта в таких условиях будет довольно высокой. Вполне возможно, чтоповышенная психологическая разобщенность и неприязнь между разными группамивозникает вследствие взаимно негативных аффектов(negative affect reciprocity). Взаимно негативныеаффекты представляют собой обмен негативными чувствами по принципу «око за око,зуб за зуб» (Brehm & Kassin, 1992). Если кто-нибудь испытывает к нам оструюнеприязнь или говорит о нас что-то дурное, то обычно мы стремимся ответить емув том же духе. Неудивительно, что процесс такого обмена «любезностями» чащевсего идет по нарастающей. Все сказанное в полной мере относится и к шуткам,отпускаемым в адрес представителей другого пола. В исследованиях, проведенныхКрокером и Лухтаненом (Crocker & Luhtanen, 1990), высказывалосьпредположение, что люди, сильно идентифицирующие себя с группой, частоувлекаются сравнением своей группы с чужими. При этом можно ожидать, чтоосведомленность о негативных установках чужой группы может привести к тому, чтомы начнем объяснять происходящее так, чтобы это позволяло нам сохранитьпозитивный взгляд на свою группу. В таких случаях принижение достоинств другихгрупп является одним из способов чувствовать себя лучше. Критика нашей группытеряет свою эффективность, если мы убеждаем себя в том, что она исходит отневежественных, злобных и низких людей. В итоге, когда мужчины узнают о том,какие отрицательные качества приписывают им женщины, или когда женщины узнают,какими негативными чертами характера они обладают с точки зрения мужчин, в этихусловиях представители другого гендера сразу превращаются в представителейчужой группы. При этом часто наблюдается преувеличенное восприятие гендерныхразличий, что, случается, приводит к открытым конфликтам.

Заключительные замечания

Мы начали эту главу с указания на то, что нашевосприятие гендеров в качестве «противоположностей» не подтверждаетсярезультатами исследований гендерных различий, а также с рассмотрения, каксоциальное познание гендера может объяснить наше стойкое убеждение, чторазличия между гендерами существуют. В частности, особое внимание обращалось нато, как присущие нам от рождения стратегии обработки информации могутспособствовать преувеличению гендерных различий. Основная идея здесьзаключается в следующем: если у нас имеются ожидания относительно гендеров, томы с большей вероятностью будем замечать и запоминать все случаи,подтверждающие наши ожидания. Это будет происходить из-за того, что нашиожидания действуют как схемы. Схемы, разумеется, это когнитивные категории,помогающие нам выборочно работать с информацией, которая в противном случаевоспринималась бы хаотичным потоком стимулов.

Содержание групповых схем в значительнойстепени социально детерминировано. Другими словами, социальная информация,основанная на поло-ролевой сегрегации, внушает нам, что определенныекатегоризации являются точными и соответствующими действительности. Всесказанное выше вполне справедливо и для гендерных схем. Сандра Бем (Bem, 1981,р. 362) объясняла широкое распространение методов обработки информации сиспользованием гендерных схем как следствие «уверенности общества вфункциональной важности гендерной дихотомии»:

"Типичный американский ребенок не может незаметить: поведение, которое родители, учителя и сверстники рассматривают вкачестве приемлемого для того или иного человека, зависит от его пола... Такимобразом общество учит ребенка двум важным вещам, связанных с гендером.Во-первых,... оно дает представление о совокупности связанных с гендеромассоциаций, которые могут выступать в качестве когнитивной схемы. Во-вторых,оно показывает, что дихотомия между мужчинами и женщинами имеет экстенсивную иинтенсивную значимость практически для каждого жизненного аспекта."

Концепция, признающая одновременное «различиеи равенство» полов, кажется мне нежизненной. Одна из основных целей этой главызаключалась в том, чтобы показать, что гендерная категоризация может привести квозникновению пристрастного отношения к своей и чужим группам и что гендернаясегрегация вносит свой вклад в гендерную категоризацию.

Большинство социальных ролей выполняетсяглавным образом либо мужчинами, либо женщинами, а большинство людей с самогораннего возраста ограничивают свой круг общения представителями своего пола.Когда мы идентифицируем себя в качестве мужчины или женщины и начинаем вопределенной мере формировать свою самооценку и идентичность на гендернойоснове, у нас появляется мотивация для взаимодействия главным образом спредставителями своего гендера. После этого начинают возникать различныевнутригрупповые и внегрупповые процессы, стимулирующие дальнейшее разделение истереотипирование людей на гендерной основе.

У женщин, которых начинает тревожить свойболее низкий, чем у мужчин, социальный статус, появляется чувство гордости засвою группу и солидарности с ней, основанное на взгляде на мужчин как напредставителей иной группы. При этом мужчины могут почувствовать, что ихатакуют, и также начать рассматривать женщин как представителей чужой группы.Существование на протяжении тысячелетий раздельных церемоний, ритуалов и сфердеятельности для женщин и мужчин во многом связано с меньшими возможностямиженщин (Kimmel & Kaufman, 1994).

Социальные психолога для снижения остротымежгрупповых конфликтов часто рекомендуют заострять внимание на суперординатных целях, то есть такихцелях, которые являются общими для обеих групп и достижение которых требует отних совместных усилий.

Для осуществления желаемых изменений втрадиционных гендерных ролях может потребоваться разнообразная психологическаяподдержка, например акцентирование внимания на той выгоде, которая последует изподобного взаимодействия, а также на том, что проводимые изменения согласуютсяс задачей создания равноправного общества.

Вместо того чтобы смотреть на мужчин и женщинкак представителей двух разных групп, людей надо поощрять к созданиюобщественных институтов, в которых никто никого не рассматривает как врага.Также важно, чтобы оба гендера при оценке поведения друг друга не прибегали бык стереотипам, не считали проявление слабости фактом неизбежным, обусловленнымврожденной предрасположенностью. Вместо этого людям нужно фокусировать вниманиена ситуационных причинах различий между гендерами, таких, какдифференцированная социализация и гендерная сегрегация социальных ролей. Этодаст нам большую надежду на изменения и будет направлять наши усилия на то,чтобы эти измененения произошли как можно быстрее.

Суперординатная цель (Superordinate aim). Цель, которая является общей для конфликтующихгрупп. Ее достижение требует от них совместных усилий и может послужить снятиюконфликта.

Гендерные схемы сохраняют свое влияние испособность противостоять изменениям потому, что они черпают силы из трехисточников.

Во-первых, они являются социальновознаграждаемыми и, как уже отмечалось в главе 1, общество оказывает ощутимоедавление, заставляя придерживаться этих схем. Во-вторых, представляется так,что частично самоуважение можно черпать из гендерной идентичности. В-третьих,наши гендерные стереотипы действуют в качестве схем и управляют процессамиобработки информации таким образом, что наблюдаемое нами поведениеинтерпретируется в соответствии с нашими ожиданиями.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.