WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 47 |

Мужская установка на соревнование не даетмужчинам принимать во внимание окружающих. Килмартин полагает, что огромныйвклад мужчин в войны, насилие, нанесение вреда планете, подавление социальныхменьшинств и психологическую жестокость по крайней мере отчасти обусловленвоздействием традиционной мужественности (Kilmartin, 1994, р. 12).

Норма антиженственности

Эта норма, как мы помним, побуждает мужчинизбегать стереотипно считающихся женскими занятий, деятельности и моделейповедения. Например, некоторые мужчины считают, что выражение чувств исамораскрытие «принадлежит» исключительно женщинам и что они будут выглядетьнедостаточно мужественными, если будут эмоционально экспрессивны. Многиестуденты говорили мне, что если мужчина заплачет или нарушит одну из норммужественности, его презрительно называют «бабой». Один из студентов рассказал,как его друг во время просмотра телефильма о войне имел неосторожностьпрослезиться, на что сосед по комнате отреагировал такими словами: «Я всеуважение к тебе потерял. Что ты за мужик!», тем самым дав понять, что такиечувства, как близость, эмоциональная чувствительность и экспрессивность,«принадлежат» только женщинам. Таким образом, юноша оказался перед довольномрачной дилеммой: если он эмоционально экспрессивен, то он не мужчина, а еслион эмоционально не экспрессивен, то не может быть полноценным человеческимсуществом.

Норма антиженственности (The Antifemininity Norm). Стереотип, согласно которому мужчинамследует избегать специфически женских занятий, видов деятельности и моделейповедения. У некоторых мужчин проявляется в виде фемифобии (femifobia)— страха показатьсяженственным, что, возможно, связано со стереотипом теории сексуальной инверсии(inversion theory of sexuality), согласно которому женственность у мужчины— это признакгомосексуализма.

Мы уже говорили о том, как норма успешности/статуса мешаетполноценному отцовству. Есть основания полагать, что норма антиженственности обладает тем жеэффектом. Психологи единодушно заявляют, что очень важная частьфункционирования человека в качестве родителя — это нежность, забота, постояннаяэмоциональная поддержка, потребность часто обнимать ребенка и говорить ему, чтолюбишь его. Многим мужчинам сложно даются эти действия, так как они связываютих с женственностью, а социализация учила их избегать любых проявленийженственности. В результате многие люди, подрастают, оставаясь в неведении,любили ли их отцы по-настоящему или нет. К сожалению, роли отца в нашемэмоциональном и психологическом развитии и становлении посвящено оченьограниченное число исследований, так как в теориях развития личности рольматери ставится намного выше роли отца (Phares, 1992). Рассел (Russell, 1978)обнаружил, что традиционная мужская роль отрицательно влияет на отцовство и чтоандрогинные отцы болееактивно и постоянно занимаются своими детьми. Норма антиженственности можеттакже противостоять равенству в домашних делах, поскольку мужчины ассоциируютработу по дому с женщинами и женственностью. Исследование подтвердило, что чемболее мужественными считаются мужья, тем реже они выполняют работу по дому(Atkinson & Huston, 1984).

О'Нил выдвинул предположение, что фемифобия, или страх женственности,встречающийся у мужчин, происходит из страха гомосексуальности и обусловленсоциальным контекстом, который обычно приписывает гомосексуальность мужчинам счертами женственности (O'Neil, 1981). В главе 1, где были представленырезультаты исследований, показывающие, что отклонение от мужской ролиассоциируется с гомосексуальностью, это явление было названо «теорией сексуальной инверсии». Киммель(1994) утверждал, что страх того, что в тебе могут заподозрить гомосексуальныенаклонности, побуждает мужчин прибегать к преувеличенно мужественному поведениюразного рода. Например, чтобы быть уверенным в том, что никто «ничего такого неподумает» о твоей сексуальной ориентации, можно делать в мужской компаниизаявления гомофобной или сексистской направленности.

Страх быть принятым за гомосексуалаотрицательно влияет на уровень близости в отношениях между мужчинами (Devlin& Cowan, 1985). Например, этот страх сокращает количество взаимныхприкосновений и увеличивает физическую дистанцию между гетеросексуальнымимужчинами. Вы наверняка замечали возникающую между мужчинами неловкость. Когдамужчина поздравляет своего близкого друга с удачей или выслушивает от негоплохие новости, легко можно представить, как в голове у него вертятся такиемысли: «Обнять его или не стоит Еще подумает что-нибудь не то и оттолкнет». Аведь прикосновение и физическое приближение, игнорируемые некоторымимужчинами,— это оченьважные показатели испытываемой симпатии и любви. В Соединенных Штатах женщиныдемонстрируют симпатию к человеку, сокращая межличностную дистанцию (например,подходя ближе), тогда как мужчины позволяют себе такие действия исключительно вотношении женщин (Aiello, 1987). Женщины располагают большим диапазономмежличностных дистанций, каждая из которых демонстрирует определенный уровеньблизости с человеком (Forsyth, 1990). Интересно отметить, что эта частькультурных норм характерна для американских мужчин, в то время как в другихстранах прикосновения мужчин друг к другу и сокращение межличностной дистанциине обязательно ассоциируется с гомосексуальностью. Например, одна из моихстуденток, побывавшая с подругой в Марокко, рассказывала, что там мужчинысвободно могут ходить по улицам, держась за руки или даже под локоть. А вРоссии мужчины нередко целуются в знак приветствия.

Напряжение, стресс и конфликт мужскойгендерной роли

До совсем недавнего времени американскаяпсихология стояла на позиции теории, названной Плеком (1981) теорией мужской поло-ролевой идентичности (MSRI). Эта теория говорит о том, что мужчины должны получить правильнуюполо-ролевую идентичность, чтобы быть психологически здоровыми. Мужчины, недемонстрировавшие соответствующих полу интересов, аттитюдов и моделейповедения, считались нуждающимися в лечении. Согласно Плеку, эта теориямужественности господствовала в психологии с 40-х до начала 70-х гг. Как пишетПлек, стержнем, вокруг которого строились исследования мужской половой роли,был вопрос: «Что заставляет мужчин быть менее мужественными и что мы можем сэтим сделать» (Pleck, 1987). Основное внимание психологов, стоявших на такойпозиции, было сосредоточено на «опасностях», подстерегающих на пути достижениямужской гендерной идентичности, а именно: отсутствие мужских ролевых моделей,феминизация школьного окружения, изменения в женской роли (Pleck et al., 1993а).

Новая парадигма, предложенная Плеком,основывается на идее о дисфункциональности и противоречивости аспектовтрадиционной мужской роли. Эту новую парадигму он назвал напряжение мужской гендерной роли. Например, от мужчин ожидается проявление большего контроля надчувствами, чем от женщин, мужчин часто описывают отчужденными от своих чувств;в то же время поощряется проявление злости и импульсивности, особенно вотношении других мужчин, считающееся доказательством подлинной мужественности.Противоречия выявляются и в сфере отношений мужчин друг с другом. Традиционнаямужская половая роль предписывает мужчине иметь сильные эмоциональные связи сдругими мужчинами, но эти однополые связи часто принимают формы, которыеограничивают развитие более близких отношений (например, друзья занимаютсяспортом или разговаривают о футболе; основной формой проявления чувств у нихбудут взаимные поддразнивания). Традиционная гендерная роль подразумевает, чтосвязи мужчин с другими мужчинами крепче, чем их связи с женщинами. Но о том,насколько важна нежность и эмоциональная близость между людьми, говорится лишьприменительно к любовным гетеросексуальным отношениям (Pleck,1976).

После того как устоявшееся понимание проблемыбыло подорвано работами Плека (1976,1981), другие психологи осознали, чтопомимо позитивных аспектов мужественности, таких, как настойчивость иуверенность, для каждого конкретного мужчины существуют и негативныепоследствия традиционной социализации. Так, Айзлер (Eisler et al, 1988)отмечает, что вместо того, чтобы быть источником идентичности, мужскаягендерная роль часто оказывается причиной тревоги и напряжения. В ситуациях,когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когдаобстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения (например,заботы и сопереживания), которых просто нет в его репертуаре или они есть, нозапрещены мужской ролью, возникает стресс. Этот стресс Айзлер называетмужским гендерно-ролевым стрессом (МГРС). Обнаружилось, что МГРС положительно коррелирует со злостью иповышенным уровнем тревоги у мужчин. Например, один мой друг остался без работыи семью содержит его жена. Он признался, что испытывает сильную тревогу из-затого, что не выполняет роль добытчика. По данным Заурер и Айзлер, мужчины свысоким показателем МГРС говорили, что им очень сложно проявлять нежныечувства, то есть показывали более низкий уровень вербальной и невербальнойэкспрессивности, чем испытуемые с низким показателем МГРС (Saurer & Eisler,1990). Мне на ум приходит масса примеров, подтверждающих это, многими изкоторых я обязана своей недолгой и победной схватке с раковой опухолью. Многиеиз моих друзей и родственников мужского пола, узнав о болезни, явно испытывалисильное неудобство и терялись, не зная, что надо сказать или сделать.Большинство, невнятно пробормотав: «Мне очень жаль», больше никогда невозвращались к этой теме и потом явно чувствовали себя неловко в моемприсутствии. Заурер и Айзлер (1990) обнаружили, что мужчины с высокимпоказателем МГРС менее удовлетворены и тем, как они сами получают от окружающихподдержку. Прослеживается четкая взаимосвязь: избегая выражать нежные чувства,человек снижает вероятность самому получить эмоциональную поддержку и оказатьее другим.

Мужской гендерно-ролевой стресс МГРС(Male gender role stress). Стресс, возникающий, когдамужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужденпроявлять поведение, характерное для женской роли. Частный случайгендерно-ролевого конфликта (gender-role conflict) — психологические состояния,появляющиеся в ситуациях, когда гендерные роли оказывают негативное влияние начеловека и его окружение.

Подобную идею, только более общую, выдвинулО'Нил (1990), который говорил о гендерно-ролевомконфликте —психологическом состоянии, появляющемся в ситуациях,когда ригидные, сексистские или ограничивающие гендерные роли имеют негативныепоследствия или оказывают негативное влияние на человека и тех, кто с нимконтактирует. Например, гендерно-ролевой конфликт может возникнуть, когдамужчина ограничивает свое поведение или поведение других, исходя изтрадиционных гендерных ролей, когда окружающие оказывают на него давление занарушение норм мужественности или когда он подавляет себя или окружающих из-затого, что они не стараются соответствовать роли. Гендерно-ролевой конфликтотражается как во внутриличностной, так и в межличностной сфере. У людейпоявляется тревожность, депрессия, снижение самооценки и стресс. Вмежличностной сфере страдает интимность и снижается удовлетворенностьотношениями, появляются конфликты на работе, всплывают вопросы власти иконтроля в паре, возникают эпизоды физического и сексуального насилия (O'Neilet al., 1995)..

О'Нил и его коллеги предложили модельгендерно-ролевого конфликта, включающую шесть паттернов:

1. Ограничение эмоциональности — трудность в выражении своихсобственных эмоций или отрицание права других выражать эмоции.

2. Гомофобия — боязнь гомосексуалов, включаястереотипы о последних.

3. Социализация контроля, власти исоревнования —потребность контролировать людей и ситуации и ориентация на опережениедругих.

4. Ограничение сексуального поведения идемонстрации привязанности — очень ограниченное количество способов проявления сексуальности ипривязанности.

5. Навязчивое стремление к соревнованию иуспеху.

6. Проблемы с физическим здоровьем,возникающие из-за неправильного образа жизни.

Для измерения у мужчин глубиныгендерно-ролевого конфликта и страха женственности О'Нил и его коллеги (O'Neilet al., 1986) разработали состоящую из 37 пунктов «Шкалу гендерно-ролевогоконфликта» (GRCS-I). Мужчинадолжен отметить, насколько близки ему такие утверждения, как: «Мои победыявляются показателем моей значимости и веса в обществе», «Мне трудно говоритьлюдям о том, какие чувства они у меня вызывают», «Демонстрировать свои чувствадругим мужчинам —рискованное дело», «Работа или учеба оставляют гораздо меньше времени на семьюили развлечения, чем мне бы хотелось».

В целом ряде исследований шкала GRCS-Iиспользовалась для исследования корреляции между гендерно-ролевым конфликтом ипсихологическим напряжением у мужчин. В этих исследованиях (Davis & Walsh,1988; Good & Mintz, 1990; Sharpe & Heppner, 1991) обнаружилось, чтоограничение эмоциональности, ограничение выражений привязанности и конфликтмежду работой и семейными отношениями связаны со снижением самооценки, потерейинтимности в отношениях, повышенной тревожностью и депрессией.

Гендерно-ролевой конфликт был зафиксирован умолодых и старых мужчин, у чернокожих, азиатов, латиноамериканцев и белых(отчет об этих исследованиях см.: O'Neil et al., 1995). Хотя источникконфликта, по всей видимости, непостоянен и в какой-то степени меняется взависимости от принадлежности к той или иной группе, на данный момент мы необладаем достаточным количеством исследовательских данных, чтобы сделатькакое-либо определенное заключение относительно различий между этимигруппами.

Заключительные замечания

Внимание социальных психологов былососредоточено прежде всего на женской гендерной роли, что объясняетсяочевидностью ее недостатков (таких, как низкий статус и оплата труда,отсутствие власти). Однако все указывает на то, что мужская гендерная роль тожене лишена недостатков, причем внушительных. В число этих недостатков входятнормы, ставящие во главу угла достижение экономического успеха, что нередкопроисходит в ущерб личной удовлетворенности и близости с семьей. Так как длямиллионов мужчин экономический успех недостижим, они могут компенсироватьнесостоятельность в этой сфере, преувеличенно выставляя напоказ другие аспектымужской роли, часто в ущерб себе и окружающим. Мейджерс и Биллсон (1992),отмечавшие негативное влияние американского критерия успешности на чернокожихамериканцев, и Бли (Blea, 1992), писавший о том же, но применительно ксообществу американских мексиканцев, предлагали включить в понятие успешностипринадлежность к сообществу, семейную привязанность и хорошее здоровье. Такоепонимание облегчит жизнь всем мужчинам и обществу в целом, так какдемографический рост, сокращение числа престижных рабочих мест, ослаблениесообществ и механизация все более затрудняют для мужчин завоевание высокогоэкономического статуса и соответствие роли «кормильца» в семье.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.