WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

Вместо эйфории психофизиологически зависимый алкоголик или наркоман получает лишь непродолжительную передышку от физических и душевных страданий. Теперь их главной задачей становится стремление получить возможность чувствовать себя нормально.

Хотя мы рассматриваем проблему алкоголизма и наркомании среди подростков, последовательность формирования психофизиологической зависимости у взрослых происходит аналогично подростковой.

Выделенные этапы формирования пристрастия к наркотикам очень пластичны, порой очень трудно определить стадию, на которой находится тот или иной человек. Порой они просто не соответствуют какой–то одной категории. Допустим какая–то группа учащихся была отнесена вами к категории экспериментирующих. Однако, спустя некоторое время вы обнаруживаете, что они недостаточно откровенно поделились с вами данными о приеме наркотиков и исказили часть информации. Они могут оказаться регулярно потребляющими или даже находиться на этапе навязчивой идеи.

Многие подростки с изменением обстоятельств значительно меняют свои пристрастия. Например, в течение учебного года подростки не принимают наркотики. Однако с наступлением каникул, когда характер их деятельности меняется, появляется больше свободного времени, можно наблюдать совершенно другую картину. Потребление наркотиков может сильно возрасти, порой свидетельствуя о том, что характер приема отличен от экспериментирования.

Большая часть потребляющих алкоголь и наркотики как подростков, так и взрослых может долгое время находиться на первых двух этапах формирования пристрастия к алкоголю и наркотикам.

О самом удивительном и невероятном.

Психолого–педагогические технологии профилактики и реабилитации наркомании и алкоголизма подростков и молодежи, разработанные в СамГУ, показали весьма высокую эффективность. Им посвящено специальное пособие для психологов. Однако, специально для учителей и родителей хотелось бы поделиться некоторыми нашими наблюдениями.

В процессе практической работы с подростками и молодежью мы столкнулись с некоторыми интересными явлениями. Наркоман, как правило, не идет сам лечиться от наркомании, поскольку не признает себя наркоманом, даже находясь в глубоких, практически необратимых стадиях. В результате, медицинские работники не имеют возможности выявлять наркоманов. Однако, наркоманы идут на консультации к психологам, порой из любопытства, но идут. И тут, если они вдруг почувствуют возможность реальной психологической помощи и перспективу решения своих внутренних проблем, выражают готовность пройти курс медикаментозного лечения и начать жизнь иначе. Более того, они готовы привести на консультацию к психологу своих товарищей по несчастью. Хотя, конечно, все это не так просто.

А теперь – пусть педагоги хватаются за головы. Когда к нам за консультацией обращались молодые люди с хорошими умными лицами из благополучных семей и со стажем приема наркотиков от одного года до трех лет, мы почти безошибочно определяли в них бывших круглых отличников (были даже медалисты) и совсем еще недавно способных учеников. Нужно сказать, что это достаточно новое явление в нашей жизни, когда не хулиганы с дурной наследственностью и ограниченным интеллектом, а именно, иначе не назовешь, наиболее способные ученики как–то буднично и быстро "садятся на иглу".

Одна из причин, на наш взгляд, и как показали наши исследования, как раз и заключается в их хороших способностях. Кто бы мог подумать, что это тоже может быть фактором риска

Способные дети постигают учебные науки без психического напряжения. У них как бы складывается стереотип – учиться легче и лучше других – и, на фоне этого, не формируется способность к преодолению себя, способность переносить значительные психические нагрузки. Как только такой ребенок попадает в сильную стрессовую ситуацию и если обстоятельства требуют психических, а не интеллектуальных нагрузок, он оказывается беспомощным... Часть из них оказалась среди наших клиентов...

Как не "просмотреть" подростка.

Увы, широкая доступность наркотиков стала реальностью нашей жизни. Без особого труда наркотики можно найти на молодежных вечеринках, школьных дискотеках, в местах молодежных "тусовок". Даже в престижных школах наркотики часто продают на переменах сами же ученики.

Сегодня от риска употребления наркотиков не застрахован никто, даже семьи, считающиеся по традиционным меркам благополучными. Поэтому чрезвычайно важно не "проспать" период начала употребления подростком наркотиков. Можно выделить некоторые признаки, появление которых должно стать поводом для более внимательного отношения к подростку и его проблемам:

– исчезновение денег или ценностей из дома;

– увеличение требуемой подростком суммы денег на карманные расходы;

– необычные, неизвестные вам и ранее не встречавшиеся порошки, капсулы, таблетки;

– смятая фольга, иглы или шприцы;

– неожиданные перемены настроения от активности к пассивности, от радости к унынию, от оживленного состояния к вялому и инертному;

– необычные реакции, например, раздражение, агрессивность, вспыльчивость или чрезмерная раскованность и болтливость;

– потеря аппетита, снижение веса;

– потеря интереса к вещам, которые раньше были для подростка важными: к хобби, к учебе, к спорту, к друзьям;

– резкое изменение круга друзей;

– немотивированность и нехарактерные приступы сонливости;

– необычные пятна, запахи или следы на теле и одежде подростка;

– появление скрытности в поведении;

– лживость, отказ сообщать о своем местонахождении;

– невнятная речь;

– прогуливание занятий или неожиданное и как бы беспричинное снижение успеваемости в школе.

Нужно отметить, что многие из перечисленных здесь признаков употребления наркотиков совпадают с типичными особенностями подросткового поведения. Поэтому, не делая слишком поспешных выводов, все–таки нужно попытаться продумать профилактические мероприятия с подростком.

Семья наркомана.

Обобщение опыта работы с семьями наркоманов подросткового и юношеского возраста показывает, что семья может выступать:

– как фактор формирования преднаркотической личности;

– как фактор фиксации психологической зависимости от наркотиков;

– как фактор, провоцирующий продолжение приема наркотиков;

– как фактор эффективности психотерапевтической и реабилитационной работы.

Говоря о семье как о факторе формирования преднаркотической личности, мы имеем в виду следующее.

Практически во всех случаях подростковой и юношеской наркомании мы обнаруживаем в период, предшествующий наркотизации, признаки одного из типов проблемных семей:

– это может быть деструктивная семья (автономия и сепарация отдельных членов семьи, отсутствие взаимности в эмоциональных контактах);

– это может быть неполная семья (где один из родителей отсутствует, что порождает разнообразные особенности семейных отношений, иногда принимающих негативный характер);

– это может быть ригидная, псевдосолидарная семья (где наблюдается безоговорочное доминирование одного из членов семьи; жесткая регламентация семейной жизни);

– это может быть распавшаяся семья (т. е. ситуация, когда один из родителей живет отдельно, но сохраняет контакты с прежней семьей и продолжает выполнять в ней ряд функций).

Характерными особенностями таких семей являются:

– чрезвычайно эмоциональное, ранимое и болезненное отношение подростков к своим родителям и их проблемам (имеются в виду острые, болезненные реакции на семейную ситуацию). Если при этом в семье присутствует холодная в общении, не эмоциональная, строгая и несердечная мать, то ситуация приобретает наибольшую остроту;

– нередко в семьях наркотизирующихся подростков в период, предшествующие наркотизации наблюдается конформизм родителей, вплоть до готовности идти на поводу у подростка;

– чаще всего такое поведение родителей – своеобразный способ избегания эмоционально–близких отношений с подростком: "Я сделаю как ты хочешь, только отстань.." или "что еще тебе нужно У тебя все есть..."

– использование ребенка как средства давления и манипуляции супругами друг другом ("Не кричи на меня: видишь ребенок от этого страдает!");

– непоследовательность в отношениях с ребенком: от максимального принятия до максимального отвержения. Ребенка то приближают к себе, то отдаляют независимо от особенностей его поведения;

– невовлеченность членов семьи в жизнь и дела друг друга (когда все рядом, но не вместе; когда семейная жизнь низводится до совместного быта);

– директивный стиль отношений и эмоциональное отвержение.

Изучение и анализ ретроспективных материалов, отчетов, биографии семей наркотизирующихся подростков и юношей показывает, что момент обнаружения у подростка наркомании является принципиально важным с точки зрения изменений семейных отношений, вплоть до изменения исходного типа семьи.

После обнаружения наркомании у подростка, его болезнь становится общесемейной реальностью. В связи с этим наркомания подростка является своего рода сообщением о кризисных процессах, от которых страдает вся семья. При этом, чем сильнее закамуфлированы, чем глубже вытесняются, подавляются и прячутся факт и причины семейного кризиса, тем острее проявляется неблагополучие детей.

С позиций семейной психологии наркоманию у подростков и юношей можно рассматривать как крайнюю форму разрешения семейного кризиса. Даже если исходной ситуацией для начала наркотизации является обычное подростковое любопытство, чаще связываемое с особенностями возраста, нежели с особенностями семьи, обнаружившийся факт наркомании будет по–разному переживаться и использоваться разными членами семьи. Их отношение к наркомании будет во многом определяться их зачастую неосознаваемыми отношениями. Во многих случаях это приводит к тому, что семейное взаимодействие или поведение кого–то из членов семьи выступает как фактор, запускающий наркотическое поведение.

В жизни это выглядит так: пролечившийся и освободившийся от физиологической зависимости подросток в какой–то момент срывается и начинает снова употреблять наркотики.

Сколь бы сильно не отличались друг от друга подобные семьи, их объединяет общая черта, заключающаяся в том, что супруги и остальные домочадцы говорят, думают, рассуждают на одном уровне, а взаимодействуют, чувствуют, переживают – на другом, что образует как бы скрытую инфраструктуру их жизни, своеобразный подтекст семейных отношений. Именно в этом подтексте и может скрываться причина, фиксирующая наркотизацию подростка.

Внешние стимулы, запускающие цепочку наркотического поведения могут выглядеть по–разному. Это могут быть:

– непоследовательность в ожиданиях, выражающаяся то в уверенности в успехе терапии и реабилитации, то в высказываниях о бесперспективности и бесполезности терапии, фатальной обреченности подростка;

– упреки в неблагодарности, в слабоволии;

– вербальные и невербальные сообщения, подчеркивающие вину подростка за происходящее.

В динамике отношений в семьях наркоманов подросткового и юношеского возраста можно выделить три стадии:

1) семья до момента обнаружения факта наркотизации (стадия латентной наркотизации);

2) семья в период "открытой" наркотизации (от момента обнаружения факта наркотизации, до обращения за психологической помощью);

3) семья в период терапии, реабилитации и после него.

Наши наблюдения показывают, что каждый из этих этапов обладает своей спецификой.

Мы уже говорили о том, что в подавляющем большинстве случаев наркотизирующихся подростков и юношей мы имеем дело с одним из типов проблемных семей.

На стадии латентной наркотизации подростки могут прибегать к наркотикам как средству ухода от давления семейных конфликтов, других психотравмирующих ситуаций.

Профилактика наркомании в работе с проблемными семьями заключается в управляемом разрешении подавленного семейного кризиса. Однако реальность такова, что в поле зрения психологов такие семьи попадают уже, как правило, в период открытой наркотизации подростка, когда в большинстве случаев психологическая зависимость от наркотика сочетается с мощной физиологической зависимостью.

Типичными чертами родительско–детских отношений в этот период становятся:

– делегирующая позиция родителей (когда ответственность и вина за наркоманию приписывается исключительно подростку);

– тотальный контроль, недоверие и подозрительность;

– патологическая лживость, манипулирование самыми святыми чувствами;

– чувство вины родителей перед подростком и друг другом.

Часто родители склонны воспринимать ситуацию как семейную трагедию, что автоматически распределяет роли: виновник – жертвы. Неизбежными становятся тотальное недоверие и конфликтность, манипуляции и лживость. Часто в семьях наркоманов наблюдается преимущественная активность матерей и растерянность и пассивность отцов. Семейный кризис на этом этапе максимально обостряется. И даже если в этот период наркоман проходит курс медицинского лечения, ремиссия, как правило, не бывает продолжительной.

Обращение наркомана или его родителей за психологической помощью является моментом перехода к третьей стадии, на которой собственно и разворачивается семейная терапия.

Задача минимум – изменить семейную ситуацию и сделать принципиально невозможным возврат к прежней системе отношений.

Задача максимум – нормализовать и реконструировать основные функции семьи.

Все более широкое вовлечение семьи наркомана в терапевтический и реабилитационный процесс обусловлено утверждением нового подхода к решению проблемы наркомании. Суть подхода заключается в переносе акцента с проблемы наркомании к проблемам подростка, употребляющего наркотики, к проблеме личности.

Работа с семьей является важной составляющей системного воздействия на личность наркомана, включающего все три вида психологической работы:

– индивидуальную;

– групповую;

– семейную.

Как вести себя с наркоманом

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.