WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |

Его формирование в сознании означает, чтоиндивид теперь идентифицируется не только с конкретными другими, но и совсеобщностью других, то есть с обществом. Лишь благодаря этой обобщеннойидентификации его собственная самоидентификация приобретает стабильность инепрерывность. Теперь у него есть идентичность не только по отношению к томуили иному значимому другому, но и идентичность вообще, которая субъективновоспринимается как одна и та же, независимо от того, с какими другими— значимыми или нет— он сталкивается.Эта новая целостная идентичность объединяет в себе все самые различныеинтернализированные роли и установки, включающие среди многих других вещей исамоидентификацию в качестве того, кто не проливает суп.

Формирование в сознании обобщенного другого— решающая фазасоциализации. Она включает интернализацию общества как такового, а значит, иустанавливаемой объективной реальности, и в то же время она включаетсубъективное установление целостной идентичности. Общество, идентичность иреальность выкристаллизовываются в сознании субъекта в том же самом процессеинтернализации. Эта кристаллизация происходит наряду с интернализацией языка. Всамом деле, по причинам, понятным из анализа языка, проведенного выше, языкпредставляет собой наиболее важную часть и наиболее важный инструментсоциализации.

Когда обобщенный другой выкристаллизовалсяв сознании, устанавливается симметричная связь между объективной и субъективнойреальностями.

[217]

То, что реально “извне”, соответствуеттому, что реально “внутри”. Объективная реальность может быть легко“переведена” в субъективную реальность и наоборот. И, конечно, язык— главное средствовыражения и распространения этого непрерывного процесса перевода в обоихнаправлениях. Следует, однако, отметить, что симметрия между объективной исубъективной реальностями не может быть полной. Обе реальности соответствуютдруг другу, но они не могут быть одинаково протяженными во времени илипространстве. Более “доступной” всегда оказывается объективная реальность, чемактуально интернализированная во всяком индивидуальном сознании, хотя быпотому, что сущность и содержание социализации определяются социальнымраспределением знания. Ни один индивид не интернализирует всю совокупностьтого, что объективировано в обществе в качестве реальности, даже если обществои его мир относительно просты. С другой стороны, всегда существуют такиеэлементы субъективной реальности, которые обязаны своим происхождением несоциализации — как,например, осознание своего собственного тела до и независимо от принятых вданном обществе представлений о нем. Субъективная биография не являетсяполностью социальной. Индивид воспринимает себя существующим в обществе и внеего1

1460. Это значит, что симметрия междуобъективной и субъективной реальностями никогда не бывает статичной, раз инавсегда установленной. Она всегда должна создаваться и воссоздаваться in actu.Иначе говоря, взаимосвязь между индивидуальным и объективнымсоциальным

[218]

мирами напоминает непрерывноебалансирование. Антропологические корни этого явления — те же самые, что ужерассматривались в связи с особым положением человека в животномцарстве.

При первичной социализации нет никакихпроблем с идентификацией, поскольку нет выбора значимых других. Обществопредоставляет тому, кто должен пройти социализацию, определенную совокупностьзначимых других, которых он должен принять в качестве таковых, не имеявозможности выбрать других. Hic Rhodus, hic salta. Родителей не выбирают. Одиниз недостатков ситуации, в которой оказывается ребенок, состоит в томчто, хотя ребенок не вполне пассивен в процессе социализации, но именновзрослые диктуют ему правила игры. Ребенок может играть в игру с энтузиазмомили со скрытым сопротивлением. Но, увы, никакой другой игры нет. И это имеетважное следствие. Так как у ребенка нет выбора значимых других, егоидентификация с ними оказывается квазиавтоматической. По этой же причине егоинтернализация их особой реальности является квазинеизбежной. Ребенокинтернализирует мир своих значимых других не как один из многих возможныхмиров, а как единственно существующий и единственно мыслимый, как мир toutcourt. Именно поэтому мир, интернализируемый в процессе первичной социализации,гораздо прочнее укоренен в сознании, чем миры, интернализируемые в процессевторичной социализации. Однако, как бы ни было первоначальное ощущениенеизбежности ослаблено последующими разочарованиями, воспоминание онеповторимой

[219]

определенности первых проблесков реальностивсе еще остается присущим первому миру детства. Так что в результате первичнойсоциализации происходит то, что (в ретроспективе, конечно) может считатьсясамой большой шуткой, сыгранной обществом с индивидом, — когда создается впечатлениенеобходимости от того, что на самом деле — лишь цепь случайностей, и вместес тем становится осмысленным сам факт его рождения.

Понятно, что специфическое содержание,интернализируемое в процессе первичной социализации, в разных обществах будетразличным. Но везде есть нечто общее. Это язык, который должен бытьинтернализирован в первую очередь. Вместе с языком и посредством языкаразличные мотивационные и интерпретационные схемы интернализируются в качествеинституционально определенных — например, желание действовать как храбрый маленький мальчикпредполагает разделение мальчиков на храбрых и трусливых. Эти схемы снабжаютребенка институционализированными программами для повседневной жизни. Причемнекоторыми он может воспользоваться сразу же, а другие — касающиеся ожидаемого поведения— предназначены дляболее поздних биографических ступеней. К примеру, храбрость может понадобитьсяему, чтобы справиться с повседневными трудностями и невзгодами и подвергнутьиспытаниям свою волю, но она может понадобиться ему и позднее, когда его будутпосвящать в воины или когда он, возможно, будет призван богом. Эти программы,которые используются сразу же или впоследствии,

[220]

способствуют разграничению однойидентичности от идентичности других (скажем, таких, как девочки, мальчики-рабыили мальчики из другого клана). И наконец, по крайней мере в зачаточной форме,происходит интернализация аппарата легитимации; ребенок узнает, “почему”программы таковы, каковы они есть. Кто-то должен быть храбрым, потому что хочетстать настоящим человеком, кто-то должен совершить ритуалы, дабы боги неразгневались на него; кто-то должен быть предан вождю, ибо лишь в таком случаебоги поддержат его в минуту опасности, и так далее и тому подобное1

1471.

Значит, в процессе первичной социализацииконструируется первый мир индивида. Присущее ему особое качество устойчивости,хотя бы отчасти, объясняется неизбежностью взаимосвязи индивида с его самымипервыми значимыми другими. Так что мир детства в его светлой реальностиспособствует появлению ситуации. Мир детства массивно и несомненно реален!'Очевидно, на этой стадии развития сознания и не может быть иначе. Лишь позднееиндивид сможет позволить себе роскошь хоть чуть-чуть усомниться. И, вероятно,эта необходимость в протореализме в процессе познания мира является какфилогенетической, так и онтогенетической1

1482.

В любом случае мир детства сконструировантаким образом, чтобы постепенно внушить индивиду номическую структуру, котораяможет дать ему уверенность в том, что “все хорошо” — вероятно, это наиболееупотребительная фраза, которую матери говорят своим плачущим детям И когдавпоследствии обнаружится, что некоторые

[221]

вещи далеки от этого “все хорошо”, этовызовет больший или меньший шок в зависимости от обстоятельств. Но так илииначе мир детства в ретроспективе должен сохранить свою особую реальность. Онвсе равно остается “домашним миром”, как бы далеко от него ни удалялись в болеевзрослой жизни туда, где вообще не чувствуешь себя как дома.

Первичная социализация предполагаетзнакомство с социально предопределенным ходом событий. В возрасте А ребенок должен изучать X, в возрасте В он должен изучать Y, и так далее. Каждая такая программа втой или иной степени содержит социальное признание биологического роста идифференциации. Тем самым каждая программа в любом обществе должна признавать,что нельзя надеяться научить годовалого ребенка тому, что умеет трехлетний.Кроме того, большинство программ должно определять разное содержание длямальчиков и девочек. Конечно, такое минимальное признание со стороны обществаобусловлено биологическими фактами. Однако, помимо этого, существует огромноесоциально-историческое многообразие в определении стадий последовательностиобучения. То, что считается детством в одном обществе, может с таким же успехомсчитаться зрелостью в другом. И социальное значение детства может бытьсовершенно различным в разных обществах — на­пример, в терминах эмоциональныхкачеств, моральной ответственности или интеллектуальных способностей.Современная западная цивилизация (по крайней мере до появления фрейдизма) быласклонна считать детей от природы “невинньши”

[222]

и “неиспорченными”; в других обществах онисчитаются “по природе грешными и нечистыми”, отличающимися от взрослых лишьсилой и пониманием. Аналогичные различия наблюдались и по части уголовнойответственности, наличия у детей сексуальной активности, божественноговдохновения и т.д. Очевидно, что такие различия в социальном определениидетства и его стадий должны были оказывать влияние на программуобучения1

1493.

На характер первичной социализацииоказывают свое воздействие и требования, связанные с передачей запаса знания.Для понимания одних легитимации может потребоваться более высокая степеньлингвистической сложности, чем для понимания других. К примеру, можнодогадаться, что ребенку понадобится меньше слов для понимания того, что он недолжен мастурбировать, так как это не нравится его ангелу-хранителю, чем длятого, чтобы он понял доводы, связанные с тем, что мастурбация будет мешать егосексуальной адаптации впоследствии. Требования всестороннего институциональногопорядка и дальше будут влиять на первичную социализацию. Различные умениятребуются в разном возрасте в том или ином обществе и даже в разных сектораходного и того же общества. Возраст в одном обществе, считающийся подходящим,для того чтобы ребенок умел водить машину, в другом может быть возрастом, когдаему полагается убить своего первого врага. Ребенок из высшего класса можетпознакомиться с “правдой жизни” в том возрасте, когда ребенок из низшего классауже в некоторой степени овладел техникой аборта.

[223]

Или ребенок из высшего класса можетпережить первые волнения патриотических чувств к тому времени, когда егосовременник из низших классов впервые почувствует ненависть к полиции и ковсему, на страже чего она стоит.

Первичная социализация завершается, когда всознании индивида укоренено понятие с священного другого и все, что егосопровождает. С этого момента он становится действительным членом общества исубъективно обладает своим Я и миром. Но эта интернализация общества,идентичность и реальность не являются раз и навсегда решенным делом.Социализация никогда не бывает полной и никогда не завершается, что ставитперед нами следующие проблемы. Во-первых, как реальность, интернализируемая входе первичной социализации, поддерживается в сознании. А во-вторых, какпроисходят дальнейшие интернализации или вторичные социализации в последующейбиографии индивида. Мы будем обсуждать эти проблемы в обратномпорядке.

б. Вторичнаясоциализация.

Можно представить себе общество, где поокончании первичной социализации больше не будет никакой социализации. Конечно,такое общество должно было бы иметь очень простой запас знания. Все знание былобы общепризнанным и релевантным для всех с несколько различными перспективамина него у разных индивидов. Хотя такая конструкция полезна для определениякрайнего случая, нет ни одного общества, известного нам, где бы не было хотя быкакого-то разделения труда и соответственно хотя бы незначительного

[224]

социального распределения знания, а в такомслучае вторичная социализация становится необходимой.

Вторичная социализация представляет собойинтернализацию институциональных или институционально обоснованных “подмиров”.Поэтому степень и характер определяются сложностью разделения труда исоответствующего ему социального распределения знания. Конечно, общепризнанноеи релевантное для всех знание также может быть социально распределено— например, в формеклассовых “версий”. Но особо нам здесь хотелось бы указать на социальноераспределение “специального знания”, которое возникает в результате разделениятруда и “носители” которого институционально определены. Если забыть на время одругих ее измерениях, можно сказать, что вторичная социализация естьприобретение специфическо-ролевого знания, когда роли прямо или косвенносвязаны с разделением труда. Хотя для такого узкого определения и естьнекоторые оправдания, оно никоим образом не является исчерпывающим. Вторичнаясоциализация требует приобретения специфическо-ролевого словаря, что означаетпрежде всего интернализацию семантических полей, структурирующих обыденныеинтерпретации и поведение в рамках институциональной сферы. Кроме того,требуются “невыразимое словами понимание”, оценки, эмоциональная окраска этихсемантических полей. "Подмиры”, интернализируемые в процессе вторичнойсоциализации, в основном представляют собой частичные реальности, в отличие от“базисного мира”, приобретенного в процессе

[225]

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.