WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 34 |

успешной терапии устанавливается симметриямежду концептуальной машинерией и ее субъективным принятием сознанием индивида;она ресоциализирует девианта в объективную реальность символического универсумаобщества. Конечно, такой возврат к “нормальности” содержит в себе немалоесубъективное удовлетворение. Индивид возвращается к любовным объятиям командирасвоего взвода со счастливым сознанием того, что он “нашел себя”, что он вновьна правой стороне в глазах богов.

Терапия использует концептуальную машинериюдля того, чтобы удерживать всякого в рамках данного универсума. Аннигиляция всвою очередь использует сходные механизмы для концептуальной ликвидации всего,что находится вне этого универсума. Эту процедуру можно описать как роднегативной легитимации. Легитимация поддерживает реальность социальносконструированного универсума; аннигиляция отрицает реальность любого феноменаи его интерпретации, которые не подходят этому универсуму. Это осуществимодвумя путями. Во-первых, девиантным феноменам может придаваться негативныйонтологический статус (в терапевтических целях или без оных). Аннигилирующееприменение концептуальной машинерии чаще всего используется по отношению киндивидам или группам, которые находятся за границами данного общества, апотому недоступны для терапии. Концептуальная операция довольно проста. Угрозасоциальным определениям реальности нейтрализуется за счет того, что низшийонтологический статус (тем самым статус чего-то когнитивно непринимаемого

[187]

всерьез) приписывается всем определениям,существующим за пределами символического универсума. Таким образом, угрозасоседствующих антигомосексуальных групп может концептуально ликвидироваться дляобщества гомосексуалистов посредством взгляда на этих соседей как на нечтонедочеловеческое, с врожденной путаницей в голове по поводу порядка вещей,пребывающих в безнадежной когнитивной тьме. Фундаментальный силлогизм звучиттак: “Эти соседи просто племя варваров. Соседи антигомосексуальны.Следовательно, их антигомосексуализм есть варварская бессмыслица, каковуюздравым людям не следует принимать всерьез”. Та же концептуальная процедураможет, конечно, применяться и к девиантам данного общества. Переходят ли затемот аннигиляции к терапии либо просто физически ликвидируют то, что прежде былоликвидировано концептуально, — это уже практический вопрос политики. Материальная силаконцептуально ликвидируемой группы в большинстве случаев оказываетсянемаловажным факто­ром. Иногда обстоятельства, увы, заставляют нас дружить сварварами.

Во-вторых, аннигиляция включает болееамбициозную попытку объяснения всех отклоняющихся определений на основе понятийсобственного универсума. В теологической системе отсчета это предполагаетпереход от ересиологии к апологетике. Девиантным концепциям тут не простоприписывается негативный статус, с ними ведется детальная теоретическая борьба.Конечной целью этой процедуры является включение девиантных концепций всобственный универсум,

[188]

а значит, и окончательное их достижение.Девиантные концепции должны поэтому переводиться в концепты, выведенные изсобственного универсума. Так, отрицание последнего утонченно преображается вего утверждение. Предпосылкой тут всегда является то, что отрицающий вдействительности никогда не знает, что говорит. Его утверждения становятсяосмысленными лишь при переводе их на более “правильный” язык, то естьпосредством терминов, выводимых из универсума, который он отрицает. Например,наши теоретики-гомосексуалисты могут доказывать, что все люди по природе своейгомосексуалисты. Те, кто это отрицает — потому что одержимы бесами илипросто потому, что варвары, — отрицают свою собственную природу. В глубине души они и сами этознают. Поэтому нужно лишь тщательно изучить их утверждения, чтобы обнаружитьбрешь в их позиции и нечистую совесть защитни­ков. Что бы они по сему поводу ниговорили, все это можно перевести как утверждения универсума гомосексуализма,который они мнимо отрица­ют. В теологической системе координат та же процедурадемонстрирует, что дьявол невольно прославляет Бога, а всякое неверие есть лишьнечестность, поскольку и атеист в действительности верует.

Терапевтическое и аннигилирующее примененияконцептуальной машинерии внутренне присущи символическому универсуму кактаковому. Если символический универсум предназначен для постижения всейреальности, то ничему не дано остаться за его концептуальными пределами. Хотябы в принципе его определения реальности

[189]

должны охватывать бытие во всей егоцелостности. Концептуальные механизмы, с помощью которых этого добиваются, поуровню своей изощренности были исторически весьма различными. In nuce онипоявляются, как только происходит кристаллизация символическогоуниверсума.

в. Социальная организация поддержанияуниверсума.

Будучи историческими продуктамичеловеческой деятельности, все социально сконструированные универсумыизменчивы, а изменения привносятся конкретными действиями человеческих существ.Погрузившись в тонкости концептуальных механизмов, поддерживающих всеуниверсумы, можно забыть об этом фундаментальном социологическом факте.Реальность является социально определяемой. Но определения всегда воплощены, тоесть конкретные индивиды и группы индивидов оказываются теми, кто определяетреальность. Чтобы понять состояние социально сконструированного универсума влюбое данное время или его изменения во времени, следует понять социальнуюорганизацию, позволяющую тем, кто определяет реальность, заниматься этим. Грубоговоря, важно передвинуть вопросы об исторически наличных концептуализацияхреальности с абстрактного “что” к социологически конкретному “ктоговорит”9

1190.

Как мы видели, специализация знания исопутствующая ей организация персонала, управляющего теми или инымиспециализированными системами знания, развиваются в результате разделениятруда. В качестве ранней ступени такого развития представима ситуация, когданет конкуренции

[190]

между различными экспертами. Каждая областьэкспертизы определяется прагматическим фактом разделения труда. Эксперт поохоте не претендует на роль эксперта по рыбной ловле, а потому у него нетоснований конкурировать с последним.

С появлением более сложных форм знания иростом хозяйственных избытков эксперты полностью посвящают себя предмету своейэкспертизы, который вместе с развитием концептуальных механизмов может всеболее удаляться от прагматических нужд повседневной жизни. Эксперты по этимутонченным системам знания предъявляют претензии на новый статус. Они выступаютне только как эксперты в той или иной области социетального запаса знания, нотребуют всей полноты полномочий, распространяющихся на этот запас знания вовсей его целостности. Они оказываются универсальными экспертами в буквальномсмысле слова. Это не означает, что они претендуют на всеведение. Скорее, онипритязают на знание конечного смысла того, что все знают и делают. Другие людимогут по-прежнему помечать вехами свои особые сектора реальности, тогда как онипретендуют на экспертизу относительно конечных определений реальности кактаковой.

Эта стадия в развитии знания имеет рядпоследствий. Первое, которое мы уже рассматривали, — возникновение чистой теории. Таккак универсальные эксперты оперируют на уровне существенного абстрагирования отхлопот повседневной жизни, то как другие люди, так и они сами могут сделатьвывод, что их теории никак не связаны

[191]

с преходящей жизнью общества, но существуютнаподобие платоновского неба внеисторичных и асоциальных идей. Конечно, этоиллюзия, но сама она может обрести огромный социально-исторический потенциал всилу взаимосвязи между процессами определения и производствареальности.

Вторым следствием является усилениетрадиционализма в легитимированных таким образом институционализированныхдействиях: усиливается внутренне присущая институционализации тенденция кинерции9

1201. Хабитуализация и институционализациясами по себе ограничивают пластичность человеческих действий. Институты имеюттенденцию сохраняться вплоть до того момента, пока они не станут“проблематичными”. Конечные легитимации неизбежно усиливают эту тенденцию. Чемабстрактнее легитимации, тем маловероятнее их изменение в ответ напеременившиеся прагматические требования. Вообще, если есть тенденция сохранятьвсе, как было, то она может только усилиться при наличии превосходныхобоснований в пользу такого сохранения. Это значит, что институты могутсохраняться даже в том случае, когда, для внешнего наблюдателя, они утратилисвою первоначальную функциональность или практичность. Некие вещи делаются непотому, что они работают, но потому, что так правильно, а именно потому, чтоэто правильно в терминах предельных определений реальности, провозглашаемыхуниверсальными экспертами9

1212.

Появление постоянного персонала полегитимации поддержания универсума дает поводы для

[192]

социального конфликта. Часть этихконфликтов разыгрывается между экспертами и практиками. Последние (по причинам,в которые нет нужды вдаваться) могут прийти в негодование по поводу грандиозныхпретензий экспертов и сопровождающих оные конкретных социальных привилегий.Особое раздражение вызывают притязания экспертов на то, что они лучше знаютконечное значение деятельности практиков, чем сами практики. Такой бунт состороны “профанов” может вести к появлению соперничающих определенийреальности, а иной раз и к возникновению новых экспертов с новымиопределениями. Древняя Индия дает тому превосходные исторические иллюстрации.Брахманам, как экспертам по части предельной реальности, в огромной степениудалось распространить свои определения реальности на общество в целом. Какимибы ни были ее истоки, кастовая система была за несколько веков распространенана весь индийский субконтинент именно брахманами. Конечно, один правитель задругим приглашал брахманов в качестве “социальных инженеров” для учрежденияэтой системы на все новых территориях (отчасти потому, что эта система виделаськак тождественная высшей цивилизации, отчасти же потому, что правители, безсомнения, видели ее огромные возможности в смысле социального контроля). Кодексзаконов Ману дает нам хорошее представление как о предложенном брахманамиобразце общества, так и весьма мирских преимуществах, полученных ими вследствиетого, что они были признаны в качестве архитекторов с космическимиполномочиями. Однако в такой ситуации был неизбежен

[193]

конфликт между теоретиками и практикамивласти. Последних представляли кшатрии, военная и княжеская каста. Эпическаялитература Древней Индии, “Махабхарата” и “Рамаяна” красноречивосвидетельствуют об этом конфликте. Не случайно два великих теоретическихвосстания против универсума брахманов — джайнизм и буддизм — имели свое социальное размещениев касте кшатриев. Разумеется, переопределения реальности джайнистами ибуддистами привели к появлению собственного персонала экспертов. Возможно, этоотносится и к случаю эпических поэтов, которые бросили вызов универсумубрахманов в менее всеохватывающей и изощренной форме9

1223.

Это приводит нас к другой, столь же важнойвозможности конфликта между соперничающими группами экспертов. Пока теориипродолжают обладать непосредственной прагматической применимостью, все этосоперничество может разрешаться средствами практической проверки. Это могутбыть конкурирующие теории охоты на медведей, где у каждой группы экспертов естьсвои собственные интересы.

Вопрос может быть решен сравнительно легко:достаточно посмотреть, какая теория приводит к убиению большего числа медведей.Такой возможности нет при решении вопроса о правильности, скажем,политеистической или генотеистической теории Вселенной Теоретики, которые ихпридерживаются, вынуждены заменять практическую проверку абстрактнойаргументацией. По самой своей природе такая аргументация не несет с собойвнутренней убежденности

[194]

в практическом успехе. То, что убедительнодля одного, совсем не убеждает другого. Не следует винить этих теоретиков зато, что они прибегают к различным силовым подкреплениям хрупкой власти простыхаргументов — скажем,побуждают правителя использовать военную мощь для навязывания собственныхаргументов своим со­перникам. Иными словами, определения реальности могут усиливатьсяс помощью полиции. Это, кстати, совсем не означает, что такие определения будутменее убедительными, чем те, что были приняты “добровольно”, — власть в обществе включаетвласть над определением того, как будут организованы основные процессысоциализации, а тем самым и власть над производством реальности. В любом случаев высшей степени абстрактные символизации (то есть крайне удаленные отконкретного опыта повседневной жизни теории) обосновываются скорее посредствомсоциального, а не эмпирического подкрепления9

1234. Можно сказать, что тем самым вновьпривносится своего рода псевдопрагматизм. Опять можно сказать, что теорииубеждают, поскольку они работают — работают в том смысле, что они стали стандартным, само собойразумеющимся знанием в данном обществе.

Это предполагает, что для конкуренции междусоперничающими определениями реальности всегда будет некоесоциально-структурное основание, которое будет воздействовать, если не прямодетерминировать своим развитием исход такого соперничества Вполне возможно, чтоглубокомысленные теоретические формулировки будут сочиняться чуть ли не вполной изоляции от широких

[195]

движений в социальной структуре. В такомслучае конкуренция соперничающих экспертов может происходить в своего родасоциальном вакууме. Например, две группы дервишей-отшельников могут спорить оприроде Вселенной посреди пустыни, причем никто, кроме них, ни в малейшейстепени не заинтересован в этом диспуте. Но стоит той или иной точке зренияполучить аудиторию в окружающем обществе, и во многом внетеоретические интересыначинают решать, каким будет исход соперничества. Различные социальные группыбудут находить точки соприкосновения с конкурирующими теориями и станут их“носителями”9

1245. Так, теория дервишей А может взывать к высшим слоям, а теорияВ — к средним слоям данного общества— по причинам,которые очень далеки от страстей, воодушевлявших первых изобретателей этихтеорий. Конкурирующие группы экспертов будут связываться с этими группами“носителей”, и последующая их судьба будет зависеть от исхода конфликта,который привел эти группы к принятию соответствующих теорий. Соперничающиеопределения реальности, таким образом, получают свое разрешение в сфересоперничающих социальных интересов, которы в свою очередь “переводятся” на языктеоретических терминов. Для социологического понимания этих процессов“честность” в субъективном отношении к рассматриваемым теориям со сторонысоперничающих экспертов или их последователей представляет лишь вторичныйинтерес.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.