WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 34 |

В то же время важной частью релевантногодля всех знания является типология специалистов. Если специалисты определяютсякак индивиды, которые знают свою специальность, каждый должен знать, кемявляются необходимые им специалисты. Рядовой человек не надеется узнатьсложности магии, воздействующей на плодородие или снимающей злые чары. Что ондолжен знать, так это какого мага позвать в случае нужды того или иного рода.Таким образом, типология экспертов (которую современные социальные работникиназывают вспомогательным указателем) является частью общедоступного,релевантного для всех запаса знания, тогда как знание, необходимое дляэкспертизы, таковым не является. Практические трудности, которые могутвозникать в определенных обществах (например, когда есть конкурирующие группыэкспертов или когда специализация становится настолько сложной, чтонеспециалист оказывается в тупике), не слишком интересуют нас на данномэтапе.

Следовательно, анализировать взаимосвязьмежду ролями и знанием можно с двух одинаково важных точек зрения. Еслирассматривать ее

[129]

в перспективе институционального порядка,роли оказываются институциональными репрезентациями и звеньями, опосредующимиинституционально объективированные системы знания4

712. Если рассматривать ее в перспективеразличных ролей, каждая роль несет в себе часть социально определенного знания.Безусловно, обе перспективы указывают на один и тот же глобальный феномен,представляющий собой сущность общественной диалектики. Исходя из первойперспективы, можно сказать, что общество существует лишь в той мере, в какойиндивиды осознают его; исходя из второй — что индивидуальное сознаниесоциально детерминировано. Если свести это к проблеме ролей, то можно сказать,что, с одной стороны, институциональный порядок реален лишь постольку,поскольку реализуется в исполняемых ролях, а с другой стороны — роли представляютинституциональный порядок, который определяет их характер (включая и то, чтоони являются носителями знания) и придает им объективный смысл.

Анализ ролей особенно важен для социологиизнания, так как он раскрывает связь между макроскопическими смысловымиуниверсумами, объективированными в обществе, и способами, посредством которыхэти универсумы становятся субъективно реальными для индивидов. Так что теперьоказывается возможным проанализировать, к примеру, макроскопические социальныекорни религиозного мировоззрения определенных общностей (классов, этническихгрупп, интеллектуальных кругов), а также способ, каким это мировоззрениепроявляется в сознании индивида. Проанализировать и то, и другоеодновременно

[130]

можно лишь в том случае, если исследуютсяспособы связи индивида с рассматриваемой общностью во всей полноте егосоциальной деятельности. Такое исследование было бы неизбежно исследованием вобласти ролевого анализа.

е. Границы и способыинституционализации.

До сих пор мы рассматривалиинституционализацию в терминах существенных характеристик, которые можно былобы считать социологическими константами. Очевидно, что в данном исследовании мыне можем дать даже краткого обзора бесчисленных вариаций и комбинаций этихконстант в их воплощении в исторической реальности. Эту задачу можно было бырешить, лишь написав универсальную историю с точки зрения социологическойтеории. Существует, однако, ряд исторических разновидностей характераинститутов, столь важных для конкретного социологического анализа, что ихследует рассмотреть хотя бы кратко. Конечно, наше внимание будет опятьсосредоточено на взаимосвязи между институтами и знанием.

Исследуя любой конкретный институциональныйпорядок, можно задать следующий вопрос: каковы границы институционализации врамках всей совокупности социальных действий данной общности Иначе говоря,насколько велик сектор институционализированной деятельности в сравнении ссектором неинституционализированным4

723 Понятно, что по этому вопросу нетисторического единообразия, так как разные общества допускают большие илименьшие возможности для институционализированных действий.

[131]

Нам важно понять, какие же факторыопределяют большие или меньшие границы институционализации.

Формально границы институционализациизависят от всеобщности релевантных структур. Если многие или большая частьрелевантных структур повсеместно разделяются членами общества, границыинституционализации будут широкими. Если лишь некоторые релевантные структурыповсеместно разделяются, границы институционализации будут узкими. В последнемслучае существует возможность, что институциональный порядок будет весьмафрагментарным, поскольку определенные релевантные структуры разделяютсяотдельными группами, а не обществом в целом.

В эвристическом смысле было бы полезнопоразмышлять здесь в терминах идеально типических крайностей. Можно представитьобщество, в котором институционализация является полной. В таком обществе всепроблемы — общие,все решения этих проблемсоциально объективированы и все социальные действия институционализированы. Институциональныйпорядок охватывает всю социальную жизнь, которая напоминает непрерывноеисполнение сложной чрезвычайно стилизованной литургии. Здесь нет или почти нетспецифическо-ролевого распределения знания, так как все роли исполняются вситуациях в равной степени релевантных для всех деятелей. Эту эвристическуюмодель полностью институционализированного общества (достойная кошмара тема,отметим по ходу дела) можно слегка видоизменить, представив, что все социальныедействия институционализированы, но не только вокруг

[132]

общих проблем. Хотя стиль жизни в такомобществе, предписываемый его членам, был бы столь же суровым, все же здесь былабы больше степень специфическо-ролевого распределения знания. Так сказать,одновременно совершалось бы несколько литургий. Нет необходимости говорить, чтони такой модели полностью институционализированного общества, ни ее модификациимы не обнаружим в истории. Общества, существующие в действительности, можнорассматривать лишь в терминах их приближения к этому крайнему типу. Тогда можносказать, что примитивные общества приближаются к этому типу в гораздо большейстепени, чем цивилизованные4

734. Можно даже сказать, что в развитииархаических цивилизаций заметно прогрессивное движение в противоположную отэтого типа сторону4

745.

Его крайней противоположностью было быобщество, в котором существует только одна общая проблема иинституционализируются лишь те действия, которые связаны с этой проблемой. В таком обществепочти не было бы общего запаса знания, так как практически всякое знание—специфическо-ролевое. Если говорить о макроскопических обществах, то дажеприближений к этому типу не существует в исторической реальности. Ноопределенного рода приближения к нему можно обнаружить в сравнительно небольшихсоциальных образованиях — например, в освободившихся колониях, где общие интересы сводятся к экономическиммероприятиям, или в военных экспедициях, состоящих из ряда племенных илиэтнических соединений, единственная

[133]

общая проблема укоторых — ведениевойны.

Помимо развития социологическоговоображения, подобный эвристический вымысел полезен лишь в той степени, в какойон помогает прояснить условия, благоприятствующие приближению к нему. Наиболееобщее условие —определенная степень разделения труда с сопутствующей дифференциациейинститутов4

756. Любое общество, в которомувеличивается разделение труда, движется в сторону, противоположную отвышеописанного первого крайнего типа. Другое общее условие, тесно связанное спредыдущим, — наличиеэкономических излишков, позволяющее определенным индивидам или группамзаниматься специализированной деятельностью, непосредственно не связанной споддержанием жизни4

767. Как мы видели, наличие этихспециализированных видов деятельности приводит к специализации и сегментацииобщего запаса знания. Это дает возможность знанию, которое может быть отделеносубъектом от любой социальной релевантности, стать “чистой теорией”4

778. Это означает, что определенныеиндивиды (если вернуться к нашему предыдущему примеру) освобождены от охоты нетолько для того, чтобы ковать оружие, но и придумывать мифы. Так что теперь унас есть “теоретическая жизнь” с присущим ей распространениемспециализированных систем знания, которые находятся в ведении специалистов, чейсоциальный престиж в действительности может зависеть от их неспособности делатьчто-либо, помимо теоретизирования. Это порождает ряд теоретических проблем, ккоторым мы вернемся позднее.

[134]

Однако институционализация не являетсянеобратимым процессом, несмотря на тот факт, что однажды созданные институтыимеют тенденцию сохраняться4

789. По многим историческим причинамграницы институционализированных действий могут уменьшаться; в отдельныхобластях социальной жизни может иметь место деинституционализация5

790. Например, частная сфера, появляющаясяв современном индустриальном обществе, значительно деинституционализирована всравнении с публичной сферой5

801.

Следующий вопрос, от решения которого будутзависеть различия исторических институциональных порядков, — какова взаимосвязь различныхинститутов друг с другом на уровнях действий и значений5

812 Что касается первого крайнеговышеуказанного типа, то здесь налицо единство институциональных действий изначений в каждой субъективной биографии. Весь социальный запас знанияактуализирован в каждой индивидуальной биографии. Каждый делает все и знает все. Проблема интеграции значений(то есть смысловой взаимосвязи различных институтов) является исключительносубъективной. Объективный смысл институционального порядка представляетсякаждому индивиду как данный, общеизвестный и само собой разумеющийся в качестветакового. Если здесь вообще существует какая-либо проблема, то лишь вследствиесубъективных трудностей индивида, связанных с интернализацией социальнопринятых значений.

Чем большим будет отклонение от этойэвристической модели (в реально существующих обществах), тем большими будутмодификации данности

[135]

институциональных значений. На первые двемы уже указывали: сегментация институционального порядка, когда определенныетипы индивидов совершают определенные действия; социальное распределениезнания, когда специфическо-ролевое знание закреплено за определенными типами.По мере их развития возникает новая конфигурация на уровне смысла. Теперьпроблема относительно интеграции значений в рамках всего общества становитсяобъективной. Эта проблема — совершенно иного рода, чем субъективная проблема, связанная сприведением в соответствие смысла, который индивид придает своей биографии, стем смыслом, которым ее наделяет общество. Различие между ними столь же велико,сколь между пропагандой, убеждающей других, и личными воспоминаниями, которымиубеждают себя.

В нашем примере с треугольникоммужчина-женщина-лесбиянка мы подошли, наконец, к тому, чтобы показать: нельзяаприорно утверждать, что различные процессы институционализации будут“поддерживать друг друга”. Релевантную структуру, разделяемую мужчиной иженщиной (А-В) не следует объединять с теми, которые разделяют женщина слесбиянкой (В-С) и лесбиянка с мужчиной (С-А). Разрозненные институциональныепроцессы могут продолжать сосуществовать друг с другом без всеохватывающейинтеграции. Далее мы утверждаем: эмпирический факт, что институты поддерживаютдруг друга, несмотря на невозможность априорного допущения этого, может бытьпринят в расчет лишь в отношении рефлектирующего сознания

[136]

индивидов, налагающих определенную логикусвоего восприятия на некоторые институты. Теперь мы можем несколько развить этоутверждение, допустив, что один из трех индивидов (предположим, мужчина) будетнеудовлетворен отсутствием симметрии в этой ситуации. Это не значит, чторазделяемые им релевантности (Л-ß и С-Л) изменились для него. Скорее, еготеперь беспокоит релевантность, которую он раньше не разделял (ß-C). Вероятно потому что она вступает в противоречие с его собственнымиинтересами (С проводит слишком много времени, занимаясь любовью с ß, и пренебрегает своей совместной с нимдеятельностью по выращиванию цветов) или потому, что у него есть теоретическиеамбиции. В любом случае он хочет объединить три разрозненные релевантности исопутствующие им процесы хабитуализации в связное осмысленное целоеЛ-ß-C. Как он может это сделать

Представим, что он религиозный гений. Водин прекрасный день он преподносит двум другим новую мифологию. Мир былсотворен в два этапа, суша создана богом-творцом при совокуплении с одной изсвоих сестер, а море — в акте взаимной мастурбации его сестер-близнецов. И когда мир былтаким образом создан, бог-творец присоединился к сестрам-близнецам в великомтанце цветов, в результате чего на суше появляются флора и фауна. Такимобразом, существующая трехгранность гетеросексуальности, лесбиянства ивозделывания цветов есть не что иное, как имитация человеком архетипическихдействий богов. Неплохо Читателю, имеющему кое-какие познания в областисравнительной мифологии, нетрудно

[137]

будет найти исторические параллели этойкосмогонической картины. У нашего мужчины могут возникнуть некоторые трудностис тем, чтобы убедить других принять его теорию, то есть он столкнется спроблемой пропаганды. Однако, если предположить, что у В и С тоже естьпрактические трудности с осуществлением их различных проектов или (менеевероятно) что они вдохновились космической картиной, нарисованной А, тогда есть шанс, что его схема,возможно, приобретет популярность. Однажды он преуспел, и с тех пор все трииндивида “знают”, что некоторые их действия совершаются вместе для всегосообщества (включающее А-В-С), и это “знание” будет оказывать влияние на то, что происходит вданной ситуации. Например, С теперь может быть более расположенной делить своевремя поровну между двумя главными занятиями.

Если наш пример кажется притянутым за уши,можно попробовать сделать его более убедительным, представив процесссекуляризации в сознании нашего религиозного гения. Мифология больше не внушаетдоверия. Ситуацию следует объяснить посредством социальной науки. Это, конечно,очень легко. Очевидно (то есть для нашего религиозного гения, превратившегося всоциального ученого), что два вида социальной деятельности, присутствующих внашей ситуации, выражают глубоко укорененные психологические потребности ееучастников. Он “знает”, что фрустрация этих потребностей приведет к“дисфункциональным” напряжениям. С другой стороны, то, что наше трио продаетцветы кокоса на другой конец острова, — это факт. И эторешает

[138]

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.