WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

478. И, предусматривая стабильную основупротекания человеческой деятельности с минимумом затрат на принятие решений втечение большей части времени, хабитуализация освобождает энергию для принятиярешений в тех случаях, когда это действительно необходимо. Другими словами,задний план опривыченной деятельности предоставляет возможности переднему планудля рассуждения и инновации1

489.

В терминах значений, которые человекпридает своей деятельности, благодаря хабитуализации становится необязательноопределять каждую ситуацию заново, шаг за шагом2

490. Огромное разнообразие ситуаций можетбыть отнесено к разряду тех определений, которые были даны раньше. И тогдаможно предвидеть действия, которые нужно совершить в этих ситуациях. Дажеальтернативным вариантам поведения можно придать стандартныезначения.

Эти процессы хабитуализации, предшествующиелюбой институционализации, могут быть применены и к гипотетическому уединенномуиндивиду, удаленному от какого-либо социального взаимодействия. Тот факт, чтодаже такой уединенный индивид, предположительно сформировавшийся как Я (чтоследовало бы предположить и в нашем случае со строителем каноэ из спичек),будет делать свою деятельность привычной в соответствии со своим биографическимопытом в мире социальных институтов,

[92]

предшествовавшим его изоляции, в данныймомент нас не интересует. На практике наиболее важная часть хабитуализациичеловеческой деятельности сопряжена с процессом институционализации. И тогдавстает вопрос, как же возникают институты. Институционализация имеет местовезде, где осуществляется взаимная типизация опривыченных действий деятелямиразного рода. Иначе говоря, любая такая типизация есть институт2

501. Что здесь следует подчеркнуть, такэто взаимность институциональных типизации и типичность не только действий, нои деятелей в институтах. Типизации опривыченных действий, составляющихинституты, всегда разделяются; они доступны для понимания всех членовопределенной социальной группы, и сам институт типизирует как индивидуальныхдеятелей, так и индивидуальные действия. Институт исходит из того, что действиятипа Х должны совершаться деятелями типа X. Например, правовой институтустанавливает правило, согласно которому головы будут рубить особым способом вособых обстоятельствах и делать это будут определенные типы людей (скажем,палачи, представители нечистой касты, девственницы определенного возраста илите, кто назначен жрецами).

Далее, институты предполагают историчностьи контроль. Взаимные типизации действий постепенно создаются в ходе общейистории. Они не могут быть созданы моментально. Институты всегда имеют историю,продуктом которой они и являются. Невозможно адекватно понять институт, непонимая исторического процесса, в ходе которого он был создан. Кроме того,институты уже благодаря самому факту их существования

[93]

контролируют человеческое поведение,устанавливая предопределенные его образцы, которые придают поведению одно измногих, теоретически возможных направлений. Важно подчеркнуть, что этотконтролирующий характер присущ институционализации как таковой, независимо от иеще до того, как созданы какие-либо механизмы санкций, поддерживающих институт.Эти механизмы (совокупность которых составляет то, что обычно называют системойсоциального контроля), конечно же, существуют во многих институтах и во всехагломерациях институтов, которые мы называем обществами. Однако эффективностьих контроля —вторичного, дополнительного рода. Как мы увидим позднее, первичный социальныйконтроль задан существованием института как такового. Сказать, что частьчеловеческой деятельности была институционализирована, — уже значит сказать, что частьчеловеческой деятельности была подвергнута социальному контролю. Дополнительныемеханизмы контроля требуются лишь в том случае, если процессыинституционализации не вполне успешны. Так, например, законом может бытьпредусмотрено рубить головы тем, кто нарушает инцестуозные табу. Эта мера можетбыть необходимой, так как имелись случаи нарушения табу. Однако маловероятно,что эта санкция будет сохраняться постоянно (видимо, лишь до тех пор. покаинститут инцестуозных табу не исчезнет в процессе его дезинтеграции, особыйслучай чего нет нужды освещать здесь). Поэтому нет смысла говорить, чточеловеческая сексуальность контролируется обществом посредством отсеченияголовы

[94]

определенным индивидам; скорее этопроисходит посредством ее институционализации в ходе конкретного историческогоразвития. Можно добавить, конечно, что инцестуозное табу само по себе есть нечто иное, как негативная сторона совокупности типизации, в первую очередьопределяющих, какое сексуальное поведение инцестуозно, а какое — нет. В действительности,институты, как правило, появляются в довольно многочисленных общностях. Однаковажно подчеркнуть, чти в теории процесс институционализации взаимной типизациибудет иметь место даже в том случае, если только два индивида начинаютвзаимодействие заново. Зачатки институционализации появляются в каждойсоциальной ситуации, продолжающейся какое-то время. Предположим, что двеличности из совершенно разных социальных миров начинают взаимодействовать.Говоря слово “личности”, мы предполагаем, что два индивида сформировали свои Я,что, конечно, могло произойти лишь в социальном процессе Так что в данныймомент мы исключаем случаи Адама и Евы, или двух “диких” детей, встречающихся впервобытных джунглях. Мы предполагаем, что два индивида прибывают на местовстречи из социальных миров, исторически сформировавшихся на отдалении друг отдруга, и поэтому их взаимодействие происходит для них обоих. Можно было быпредставить “Пятницу”, встречающего нашего знакомого, строящего каноэ из спичекна пустынном острове, при этом первый пусть был бы папуасом, а второй— американцем. Однаков таком случае есть вероятность, что американец мог читать или по крайней мереслышать историю

[95]

Робинзона Крузо, а это придает ситуациинекоторую предопределенность по крайней мере для него. Лучше назовем их простоА и В.

По мере того как А и В взаимодействуют каким бы то нибыло образом, типизации будут создаваться довольно быстро. А наблюдает за тем, что делаетВ. Он приписывает мотивыдействиям В; глядя, как действие повторяется, типизирует мотивы какповторяющиеся. По мере того как В продолжает совершать действия, А уже в состоянии сказать себе: “А-а, онснова это делает”. В то же время А в состоянии допустить, что В делает то же самое по отношению кнему. С самого начала А и Вдопускают эту взаимность типизации. В ходе их взаимодействия эти типизациибудут проявляться в специфических образцах поведения. То есть А и В будут играть роли по отношению друг кдругу. Это будет происходить даже в том случае, если каждый продолжаетсовершать действия, отличные от действий других. Появится возможность принятияроли другого по отношению к одним и тем же действиям, совершаемым обоими. Тоесть А будет незаметнопримерять к себе роли, все время повторяемые В, делая их образцами своего ролевогоповедения. Например, роль Вв сфере приготовления пищи не только типизируется А в качестве таковой, но и становитсясоставным элементом собственной роли Л в аналогичной сфере деятельности. Такимобразом, возникает совокупность взаимно типизированных действий,хабитуализированных для каждого в ролях, некоторые из которых они играютотдельно, а некоторые — сообща2

512. Несмотря на то что эта взаимнаятипизация еще далека

[96]

от институционализации (пока присутствуюттолько два индивида, нет возможности для типологии деятелей), ясно, чтоинституционализация уже присутствует здесь in nucleo.

На этой стадии можно спросить, что новогоприобретает каждый индивид при этом. Наиболее важным приобретением является то,что теперь каждый может предвидеть действия другого. Значит, их взаимодействиестановится предсказуемым. “Он делает это снова” превращается в “Мы делаем этоснова”. Это значительно ослабляет напряжение обоих. Они берегут время и усилияне только при решении внешних задач, в которое они вовлечены порознь илисообща, но и в терминах своих индивидуальных психологических затрат. Теперь ихсовместная жизнь определяется более обширной сферой само собой разумеющихсярутинных действий. Многие действия теперь не требуют большого внимания. И любоедействие одного из них больше не является источником удивления и потенциальнойопасности для другого. Напротив, повседневная жизнь становится для них всеболее тривиальной. Это означает, что два индивида конструируют задний план— в указанном вышесмысле, — которыйбудет способствовать стабилизации как их раздельных действий, так ивзаимодействия. Конструирование этого заднего плана рутинных действий в своюочередь делает возможным разделение труда между ними, открывая дорогуинновациям, которые требуют более высокого уровня внимания.

Благодаря разделению труда и инновациямбудет открыта дорога для новых хабитуализаций

[97]

и расширения общего для обоих индивидовзаднего плана. Иначе говоря, социальный мир — в том числе и зачаткирасширяющегося институционального порядка — будет находиться в процессеконструирования.

В общем, все повторяющиеся действиястановятся в некоторой степени привычными, так же как все действия, которыенаблюдает другой, обязательно включают некую типизацию с его стороны. Однако,для того чтобы имела место взаимная типизация только что описанного типа,необходима продолжающаяся социальная ситуация, в которой происходило бысоединение опривыченных действий двух или более индивидов. Какие действиявероятнее всего будут взаимно типизироваться подобным образом

Общий ответ — те действия, которые релевантныи для А, и для В в рамкахих общей ситуации. Конечно, в различных ситуациях релевантные сферы будутразными. Некоторые —это те, с которыми А иВ сталкивались раньше в ихпрошлой биографии, другие могут быть результатом природных, досоциальныхобстоятельств их ситуации. Но что в любом случае подвергается хабитуализаций— так это процесскоммуникации между А и В.Другие объекты типизации и хабитуализаций — труд, сексуальность итерриториальное размещение. Ситуация А и В в этих различных сферах являетсяпарадигмой институционализации, имеющей место в более крупныхсообществах.

Расширим несколько нашу парадигму ипредставим, что у А иВ есть дети. Тогда ситуациякачественно меняется. Появление третьих лиц меняет

[98]

характер социального взаимодействия,существующего между А иВ, оно будет меняться идальше по мере присоединения все новых индивидов2

523. Институциональный мир, существовавшийв первоначальной ситуации — in statu nascendi — А иВ, теперь передаетсядругим. В этом процессе институционализация сама совершенствуется.Хабитуализации и типизации, совершаемые в совместной жизни А и В— эти образования, которые до сих пор еще имели качество ad hocпредставлений двух индивидов, теперь становятся историческими институтами. Собретением историчности этим образованиям требуется совершенно иное качество,появляющееся по мере того, как А и В началивзаимную типизацию своего поведения, качество это — объективность. Это означает, чтоинституты, которые теперь выкристаллизовались (например, институт отцовства,как он видится детям), воспринимаются независимо от тех индивидов, кому“довелось” воплощать их в тот момент. Другими словами, институты теперьвоспринимаются как обладающие своей собственной реальностью; реальностью, скоторой индивид сталкивается как с внешним и принудительным фактом2

534.

Пока зарождающиеся институты толькосоздаются и поддерживаются лишь во взаимодействии А и В, их объективность остаетсянезначительной, легко изменяемой, почти игровой, даже когда они достигаютопределенной степени объективности благодаря одному лишь факту их создания.Если выразить это несколько иначе, ставший рутинным задний план деятельностиА и В остается довольнодоступным для обдуманного вмешательства со стороны Аи В. Хотя однажды

[99]

установленные, рутинные действия имеюттенденцию упорно сохраняться” возможность их изменения и даже аннулированияостается в сознании. Только А и Вответственны за конструирование этого мира. Аи В в состоянии изменить или аннулировать его. Более того, пока онисами создают этот мир в ходе их общей биографии, которая на их памяти,созданный таким образом мир кажется им абсолютно прозрачным. Они понимают мир,который создан ими. Все это меняется в процессе передачи новому поколению.Объективность институционального мира “увеличивается” и “укрепляется” не толькодля детей, но и (благодаря зеркальному эффекту) для родителей тоже. Формула “Мыделаем это снова” теперь заменяется формулой “Так это делается”.Рассматриваемый таким образом мир приобретает устойчивость в сознании, онстановится гораздо более реальным и не может быть легко изменен. Для детей,особенно на ранней стадии социализации, он становится их миром. Для родителейон теряет свое игровое качество и становится “серьезным”. Для детей переданныйродителями мир не является абсолютно прозрачным. До тех пор, пока они непринимают участия в его создании, он противостоит им как данная реальность,которая, подобно природе, является непрозрачной, по крайней мереотчасти.

Только сейчас становится возможным говоритьо социальном мире вообще, в смысле всеобъемлющей и данной реальности, с которойиндивид сталкивается, наподобие реальности природного мира. Только такимобразом в качестве объективного мира социальные учреждения могутбыть

[100]

переданы новому поколению. На раннихстадиях социализации ребенок совершенно не способен различать объективностьприродных феноменов и объективность социальных учреждений2

545. Представляя собой наиболее важнуюдеталь социализации, язык кажется ребенку присущим природе вещей, и он не можетпонять его конвенциональности. Вещь есть то, чем ее называют, и она не можетбыть названа как-нибудь еще. Все институты точно так же кажутся уму данными,неизменными и самоочевидными. Даже в нашем практически невероятном случае сродителями, создающими институциональный мир заново, объективность этого мирабудет увеличиваться для них по мере социализации их детей, так какобъективность, воспринимаемая детьми, будет отражать их собственное восприятиеэтого мира. Конечно, на практике институциональный мир, передаваемыйбольшинством родителей, уже имеет характер исторической и объективнойреальности. Процесс передачи этого мира просто усиливается родительскимвосприятием реальности. Хотя бы только потому, что если кто-то говорит: “Именнотак это делается”, то он сам довольно часто верит в это2

556.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.