WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 29 |

Однако против такой точки зрения возникломноже­ство возражений.Вначале они были направлены против понятия связи. Каково точное значение этогопонятия Какое физиологическое или психологическое основание можно под негоподвести Как последующее удовлетворе­ние может влиять на повторениепредшествовавшего ему действия Наиболее резкой является критика с позицийгештальтпсихологии. Можно ли говорить о связи между явлениями, которые не имеютопределенного, фиксиро­ванного и отчетливого существования Каковы в действи­тельности те движения и та ситуация,которые подлежат связыванию Движения или акты поведения крысы, за­пертой в клетку, откуда она ищетвыхода, отличаются чрезвычайным разнообразием. Трансформируясь, они меняют полеи структуру восприятия, т. е. ситуации, изменяются вместе с ней. Даже в техслучаях, когда опыт построен по способу ограничения возможных движений иоставляет, например, только альтернативу выбора между двумя направлениями влабиринте, предполагаемое сходство между повторяющимися актами поведенияявляется только кажущимся. Эти движения идут по сле­дам друг друга. Не существуетследов, которые не состав­ляли бы элементов целого поведения, формирующегося в ходе егоразвития, и которые как элементы могли бы оставаться одинаковыми на разныхфазах развития. Фрагмент поведения не имеет никакого самостоятельного значения,он приобретает его только через целостное поведение, частью которого онявляется. Общая «сопри-надлежность» уже объединяет явления, междукото­рыми пытаютсяустановить внешнюю связь, после того как их произвольно разделили иизолировали. Они со­ставляют часть структуры целого.

Принцип такой структуры, такой сопринадлежности, говоритКоффка, может иметь совершенно различную

54

природу. Единство, которое в результате образуется, будетв зависимости от обстоятельств либо единством наиболее точных движений,необходимых для самого совершенного, быстрого и экономичного выполнениядей­ствия, либоединством действия с ситуацией, с ожидае­мым эффектом. Оно может такжезаключаться в простых отношениях смежности во времени или пространстве. Такаяточка зрения может показаться возвращением к старому ассоцианистскому принципусмежности. Но в действительности связи, о которых идет речь, замы­каются не автоматически; причина ихобразования за­ключаетсяне в самой пространственной или временной смежности, а в том, что целоеформируется в простран­стве и во времени. Возможно, впрочем, что проблема поставленаслишком формально и в предлагаемых реше­ниях есть нечто слишком статическое.На примере ребен­каможно показать, что существует целая иерархия эф­фектов, организующихдеятельность.

Самыми примитивными являются наиболее субъек­тивные эффекты. Действие может иметьстимулирующий и направляющий его эффект в самом своем осуществле­нии, в своем темпе и ритме, влегкости и привлекатель­ности своих очертаний. В этом заключается обширный источникактивности маленьких детей и некоторых идио­тов. Эффект может также выражаться всогласованности между определенной позой тела и соответствующим дви­жением. Сколько раз в своихнепосредственных забавах ребенок как будто старается разделить их, настойчивоудерживая определенную позу, чтобы потом могло как бы непреднамеренноосуществиться движение. Ребенок как бы играет с отношениями позы и действия. Ноэлементы, которые здесь объединены, не являются, как это предпо­лагает ассоциативная гипотеза,первично различными:

они образуют внутреннее единство, и лишь затемвозни­кает егораздвоение.

На более высоком уровне эффект может иметьвнеш­нее происхождение,хотя он и является полностью вклю­ченным в действие. Годовалая девочка тащит со стола скатерть, иотец должен подхватить ее, чтобы скатерть не соскользнула на пол. Во второй разотец кладет на ска­тертьруку и удерживает ее, когда она немного сдвину­лась. Девочка останавливается,удивленная, потом начи­нает снова стаскивать скатерть со стола, ноограничивает

55

движение легкими перемещениями, возобновляя попыткимножество раз. Таким образом, действие не совершается с наибольшей амплитудой,как вначале, а преследует результат, начальной причиной которого былопосторон­неесопротивление. В этом случае действие как бы изме­ряет само себя и примененная ранеесила замещается силой, необходимой для того, чтобы вновь найтиограни­чение, котороебыло сначала причиной удивления девоч­ки. Здесь единство между действием иэффектом не является внешним. Реально испытанное видоизменение, эффектдействия, становится его регулятором и, таким образом, делается посредникоммежду внешним обстоя­тельством и действием.

Эффект может также объединять две различные об­ласти деятельности. Так, например,рука ребенка часто пересекает поле его зрения, не вызывая никакихпризна­ков интереса. Новот его взгляд останавливается на ней, он удерживает руку неподвижно, потомотводит ее, затем приближает, и на некоторое время это становится еге любимымупражнением. Разумеется, исходным пунктом здесь было случайное движение. Норебенок не мог по­вторить его с целью воспроизведения результата до того дня, когдастала возможной координация между зри­тельным восприятием и произвольнымдвижением. Это новое межфункциональное единство, которое ребенок от­крывает и начинает использовать,связано, очевидно, с созреванием нервных центров. Таким образом, связи, которыеузнает ребенок и которые он устанавливает, включают в себя лишь те элементы,которые объединяют­сядействием. Они используют уже имеющиеся структуры. Но это не мешает связямувеличиваться и становиться более разнообразными, смотря по обстоятельствам и вза­висимости от ихприменения.

В основе многих видов обучения равным образом лежитспособность воспринимать и реализовать в про­странстве или во времени не толькоотношения смеж­ности,но, как указывает Коффка, также конфигурации, паузы, ритмы. Обучениеправильному движению по лаби­ринту не совершается от перекрестка к перекрестку раз­дельными единицами, ноосуществляется как бы по эскизу целого, возникающего все с большейотчетливостью при повторениях опыта. Именно из этого качественно целогопоследовательно вычленяются отдельные единицы, так

56

что научение правильному пути не возникает путемпро­стого сложения этихединиц. Направления и расстояния сливаются в своего рода динамическое целое,стремление к которому и направляет животное. Эффект не является чем-то внешнимпо отношению к действию. Он включен в действие в каждый его момент, являясьодновременно его результатом и регулятором.

Связь действия и эффекта может еще не иметь всво­ей основефункциональной канвы и объединять обстоя­тельства или предметы, соединениекоторых является случайным, произвольным и зависящим лишь от дея­тельности, которая их комбинирует.Подобную ситуацию пытался создать Торндайк в известном опыте «слово— цифра». Но и в этомслучае оба элемента, какими бы раздельными они ни были сами по себе, ужепредвари­тельнооказываются связанными. Потенциально они свя­заны заданным правилом, направлениемопыта, ожида­нием,которое вызывает задание, результатом, который оно предполагает. Наводящееслово создает брешь, кото­рую заполняет цифра, но только в предварительной форме. Если связьслова и цифры не подкреплена одоб­рением, то нет ничего удивительного в том, что она стирается. Этоединый непрерывный акт, который раз­вертывается между начальным и конечным вмешатель­ствами экспериментатора,дополняющими одно другое. Ответ субъекта согласуется как с одним, так и сдругим. Без конечного вмешательства экспериментатора действие остаетсянезаконченным и не оставляет следа.

Разумеется, удовлетворение от правильной догадки является,по Торндайку, тем, что добавляется к паре «цифра — слово», чтобы ее связать. ОднакоТолман пока­зал, что внекоторых случаях подобный результат может быть получен и после неодобрения,которое также являет­сяформой конечного вмешательства. Важно, чтобы дей­ствие завершило свой цикл и ожиданиенашло свой объект. Тяжелое переживание, страдание может, так же как иудовольствие, завершить деятельность, придать ей важное значение. Оно можетслужить знаком того, что мы ищем или чего хотим избежать. Страдание включаетсяво многие наши поступки как стимулятор, как преду­преждение, как необходимая илиобычная составная часть, факт существования которой мы иногда хотимпро­верить любой ценой.Страдание — это один изэффектов

57

среди многих других, которыми регулируется нашадея­тельность и которыеслужат для закрепления ее резуль­татов.

Начиная с впечатлений, которыми сопровождается 'упражнение функции, и кончая критериями, определяю­щими выполнение работы, законэффекта значительно расширяет область тех круговых реакций, которыеяв­ляются принципомпервых спонтанных упражнений ма­ленького ребёнка. В поле возможного опыта закон эффекта вызываетдействия, направленные наобследования и кон­кретные приобретения. Этот закон заставляет ребенка следовать отэтапа к этапу в его непрерывной работе по функциональному и объективномураспознаванию дейст­вительности.

Глава вторая ИГРА

Специфическим видом деятельности, свой­ственной ребенку, является игра. Тотфакт, что ребенок относится к игре часто с большим прилежанием, далосно­вание некоторымавторам, в частности В. Штерну, на­звать игры детей серьезнымииграми. Игра, по мнению Ш. Бюлер, является этапомразвития ребенка, но при этом сама она состоит из ряда последовательныхперио­дов. Пока играостается непосредственной и не включа­ет объектов, имеющих обучающеезначение, она исчерпы­вает всю деятельность ребенка. На первой стадии разви­тия игры носят чисто функциональный характер, затем следуютигры с воображаемыми объектами,познаватель­ные итворческие.

Функциональные игры могутвыступать в качестве весьма простых движений, например, ребенок вытягивает иподнимает руки или ноги, двигает пальцами, трогает предметы, заставляет ихкачаться, производит шумы и звуки. Здесь легко можно выделить деятельность,на­правленную наполучение определенных эффектов, пока элементарных. Эта деятельностьподчиняется закону эф­фекта, о большом значении которого для подготовки со­гласованного использования действиймы уже говорили. В играх с воображаемымиобъектами, примером которых являются игры в куклы,езда верхом на палке, как на лошади, и т. д., мы находим деятельность,объяснить ко-

58

торую более трудно. Но зато она стоит ближе кнекото­рым болеедифференцированным определениям игры. В познавательных играх ребенок, выражаясьобыденным языком, превращается весь в глаза и уши: он смотрит, слушает,стремится воспринять и понять. Кажется, что вещи п живые существа, сцены,образы, рассказы, песни захватывают его целиком. В творческих, конструктивных играх емудоставляет удовольствие собирать, комбиниро­вать между собой различные предметы,изменять и пере­делыватьих, создавать из них новые. Творческие игры не подавляют нивоображения, нивозможности по­знания— и то и другое частоиграет в них важную роль.

Почему эти различные виды деятельности называются игройОчевидно, их называли так по аналогии с тем, чем является игра длявзрослых/

Во-первых, она есть отдых и, следовательно,противо­стоит серьезной,трудовой деятельности. Но такое проти­вопоставление не являетсядействительным для ребенка, так как он еще не трудится и вся деятельность еговыра­жается в игре.Однако следует подумать о том, не имеет ли игровая деятельность взрослых,дающая отдых, неко­торого сходства с игровой деятельностью ребенка.

Нельзя сказать, что по сравнению с обычным трудом игра нетребует усилий, ибо нередко в игре приходится применять значительно большеэнергии, чем в процессе обязательного труда: примером могут служить некоторыеспортивные соревнования и даже занятия, осуществляе­мые в одиночку, но свободно. В игреиспользуются силы, не растраченные в процессе труда. Но игра не всегдасо­стоит в том, чтобывосстановить равновесие между нерав­номерно использованными видами деятельности: физиче­ские упражнения послеинтеллектуальной деятельности у работника умственного труда либо умственныеразвле­чения послефизической работы у занимающегося физи­ческим трудом. Напротив, привычказаниматься умствен­нымтрудом может способствовать интеллектуальным развлечениям, а постоянноеповторение профессиональ­ных движений — спортивным упражнениям. Так, после умственной работы отдыхом можетслужить партия в шахматы, хотя после физической работы не всегда тя­нет к чтению даже развлекательнойлитературы. Иногда чтение более трудной книги, если оно не являетсяобя-

59

зательным, может в известной степени послужитьотды­хом от другогочтения.

Любая деятельность, какой бы трудной она ни была. можетслужить мотивом игры. Трудности преодолеваются во многих играх, но нужно, чтобыэто делалось ради са­мойтрудности. Цели игры не должны иметь причин вне их самих. Определение, данное Кантомискусству, можно отнести и к игре: «Конечная цель без цели»— реализа­ция, которая стремится реализоватьтолько самую себя. С того момента, когда деятельность становится полезной ивыступает как средство для достижения цели, она те­ряет привлекательность и признакиигры.

Этому определению соответствует также разделение,проводимое П. Жанэ, между реальной, или практической, деятельностью идеятельностью игровой. Приспособление своего поведения к обстоятельствам дляполучения ре­зультатовсообразно с необходимостью, либо внешней либо внутренней, предполагает, поЖанэ, вмешательство того, что он называет «функцией реального», без которогонет ни одного по-настоящему полного действия. Как бы просто ни было этодействие, оно требует в какой-то сте­пени «психического напряжения», которое отсутст^ вует вдействии значительно более. сложном, но без при-способительной функции, а темболее в действии, не имеющем ни другой цели, ни другого условия, кромеса­мого себя. Иногдаподобные действия являются единст­венными, которые может выполнять субъект. Существу­ют случаи психической астении, когдабольной не может выполнять других действий. Они являются нарушенной формойдеятельности, но вместе с тем дают психическую разрядку, что и объясняет,почему игра может служить отдыхом.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.