WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 29 |

Эмоции включают системы выразительных движений и поз,которые для каждой из эмоций соответствуют определенному типу ситуации.Эмоциональные установки и соответствующие им ситуации предполагают друг друга,создавая тот глобальный архаический тип реагирования. ' который так частовстречается у детей. Происходит как бы слияние психических предрасположений,ориентиро­ванных в одномнаправлении, и внешних событий. В ре­зультате этого эмоция часто задает тон реальности. Н& и внешниесобытия приобретают возможность вызывать эмоцию. Эмоция является" своего роданастроенностью, более или менее зависящей от темперамента, от привы­чек субъекта. Но эта настроенность,сосредоточивая во­кругсебя без различия все обстоятельства настоящего момента, позволяет каждому изних, даже случайному, вновь вызвать эмоцию позже, как вызывает еесущест­венный элементданной ситуации. Синкретический харак­тер эмоций, их сила 'и живость,исключающие все отвле­кающие моменты, способствуют образованию условных эмоциональныхреакций1. Появление таких условных реакций может противоречить логике иочевидности

' См. четвертую главу второй части.

119

Именно так образуются аффективные комплексы, непод­дающиеся влияниюрассуждений. Но в то же время на определенных стадиях психического развития и вопре­деленныхобстоятельствах, где длительное размышление невозможно или опасно, эмоциипридают реакциям необ­ходимую быстроту и цельность.

Явления, с которыми человек устанавливает связьче­рез посредствоэмоций,— этоматериальные события или отношения между индивидами. При этом человеческоеокружение пронизывает физическую среду и в большей мере, особенно для ребенка,заменяет ее. Именно эмоции, благодаря их психогенетической ориентации,осуществля­ют первыесвязи ребенка с его социальной средой и ста­новятся основой для формированиянамерения и рас­судочнойспособности. Эмоциональные позы, звуковые и зрительные проявления эмоцийспособны вызвать у окружающих большой интерес, а также сходные реак­ции, связанные с той жеэмоциональной ситуациеп. Обычно между эмоциональными позициями (attitudes)людей, на­ходящихся водном и том же поле восприятия и дейст­вия, устанавливаются своеобразныеотношения, отнош&-ния солидарности или оппозиции. Контакт между нимивозникает благодаря аффективному миметизму или кон­трасту. Именно так устанавливаетсяпервое конкретное и прагматическое взаимное понимание, или, вернее,со­причастность.«Заражение» эмоциями —факт, часто от­мечавшийся. Оно зависит от экспрессивной способности эмоций, накоторой основывались первые совместные дей­ствия стадного типа и которая впроцессе непрерывного общения и, несомненно, коллективных обрядовпреврати­лась изпримитивных средств выражения в более или менее условную мимику.

Аффективные влияния социальной среды, окружаю­щие ребенка с колыбели, не могут неоказывать опреде­ляющеговоздействия на его умственное развитие. Не только потому, что они формируютсоциальные способ­ностиповедения ребенка, особенности его чувств, но и потому, что они затрагиваютавтоматизмы, форми­рующиеся в спонтанном развитии нервных структур, и через ихпосредство — глубинные,интимные реакции. Так социальное сливается с органическим.

Примером подобного слияния является улыбка, попо­воду которойисследователи детства сделали столько за-

120

мечаний. Приписывая первым же улыбкам ребенка их полноефункциональное значение, Ш. Бюлер утверждает, что они имеют чисто человеческийисточник и появ­ляютсятолько в присутствии человеческого лица. Но дан­ные многих авторов противоречатэтому утверждению. По-видимому, вначале улыбка связана со стимуляцией коживблизи тех мышц, работа которых лежит в основе улыбки: щекотание подподбородком (Dearborn) вызы­вало улыбку на 1-й и 2-й день, щекотание носа и щеки(Scupin)—Ha 2-й день,щекотание носа (Ament)-Ha 3-й день, щекотание щеки (Dearborn) — на 5-й день, при­косновение соска к щеке (Blanton)— на 28-й день,сжи­мание в игре кисти ируки (Major) — на 28-йдень. За­тем идутраздражения более общие и имеющие явную аффективную тональность: теплая ванна(Major) вы­зывала улыбкуна 4-й день, хорошее самочувствие (Dearborn)—на 6-й или 7-й и 9-й день(Baldwin), от­дых послесосания (Ргеуег)-на 27-й день, дремота после сосания (Moore) — на 5-й неделе, хорошеесамо­чувствие после сна(8Ыпп)—на 5-й неделе,хорошее самочувствие после обтирания маслом (Shinn)—на 8-й неделе. Несколько позженачинают действовать эк-стеропептивные раздражители: болтовня няни(Valen­tine)—на 10-й день, сияющий свет(Blanton)—на 13-й день,голубая тень на свету (Blanton) — на 16-й день, высокие звуки(Дарвин) —на 6-йнеделе. Наконец, суве­ренностью можно говорить о появлении человеческих факторов:улыбающееся лицо (Moore) вызывало улыбку на 20-й день, разговор и мимика(Tiedmann) — на 28-йдень, улыбки взрослых (Jones, Gregoire)—на 2-м меся­це, няня, которая качает головой ипоет (Piaget),— на 45-йдень, ласковые взгляды (Мооге)—на 5-й неделе, вид матери (Дарвин) — на 6-й неделе, подражаниевзрос­лым, ситуация игры(Gregoire), ласковый лепет матери, улыбающееся лицо, посеребренная погремушка(Dear­born) — на 7-й неделе.

Порядок последовательности появления этихразлич­ных видоввозбуждения совершенно четок. Сначала это непосредственное возбуждениемышечного тонуса и за­тем общее состояние органического удовлетворения, вы­ражающееся локальной реакцией,потом слуховые восприятия находящегося на расстоянии объекта и,нако­нец, воздействие нарасстоянии липа или голоса, выра-

121

жающего и внушающего удовольствие, причемудоволь­ствие, котороеимеет уже внешний, а не внутренний источник. Это реакции, из которых возникаетаффектив­ное значениеулыбки, но им предшествуют реакции, де­монстрирующие лишь физиологическиевозможности:

способность к сокращению соответствующей мышечной группы,подчинение этой группы экстероцептивным впе­чатлениям. Равным образом, как этопоказал Инсабато (Insabato), смех, а затем рыдания могут бытьмеханиче­ски вызваныщекотанием, являясь результатом глубо­кого мышечно-сухожильногораздражения. Но эти реакции, будучи сначала следствием и выражениеморганической аффективности, становятся затем следствием и выраже­нием моральныхобстоятельств.

Часто можно наблюдать, что за улыбкой одногоче­ловека сейчас жеследует улыбка другого, находящегося в той же ситуации. Вероятно, эта реакциявызывается не самой по себе ситуацией и не механизмом условных рефлексов, а всилу функционального родства непосредст­венно стимулируется эмоциональнымипроявлениями со­седа. Нотак или иначе улыбка принадлежит к тем способам реагирования, благодаря которымрасширяется сфера восприятия ребенком окружающей социальной среды. В восприятиивсе полнее воспроизводятся черты этой среды, из которой, однако, ребенок себяне выделя­ет. Этораспространение себя на свое окружение, являю­щееся в то же время отчуждением себяв других, под­разумеваетвторую, противоположную 'фазу, в которой ребенок овладевает собой,противопоставляя себя дру­гим. Именно тогда начинается развитие его личности. К эмоциивозвращается роль фактора, объединяющего индивидов между собой с помощью ихнаиболее интим­ныхорганических реакций. Это слияние имеет в каче­стве дальнейших последствийпротивопоставление и раз­деление, приводящие к постепенному возникновениюсознания.

Так, эмоции, являющиеся внешним проявлением аф­фективности, кладут начало такимизменениям, которые стремятся ограничить сами эмоции. На нихосновывают­ся стадныеаффекты, являющиеся примитивной формой общности и общения. Отношения, которыестановятся возможными благодаря эмоциям, улучшают средства их выражения, делаяих тем самым все более и более спе-

122

циализированными инструментами общения. Но, по мере тогокак выявление значения этих средств выражения делает их более автономными, ониотщепляются от самой эмоции. Вместо того чтобы разлиться, эмоциясдержи­вается этимивыразительными средствами, и ее влияние заключается в определенные рамки. Кактолько мимика становится языком и способом воздействия на других, в нейувеличивается количество нюансов, безмолвных соучастии, намеков, которыестановятся более утончен­ными, в отличие от общего аффекта, каким является эмо­ция в чистом виде.

Между эмоцией и интеллектуальной деятельностью имеется тоже соотносительное развитие и тот же антаго­низм. Смысл ситуации переживается довсякого анализа благодаря вызываемым ею действиям, предрасположени­ям и установкам. Эта практическаяинтуиция в психи­ческомразвитии задолго предшествует способности раз­личения и сравнения. Она являетсяпервой формой по­нимания, еще целиком находящегося под влиянием инте­реса данного момента и ограниченногочастными случа­ями.Впервые своего рода контакт и взаимное понимание, полностью зависящие, однако,от потребностей или по­буждений текущего момента, могут осуществиться лишь благодарясогласованности или обоюдности эмоциональ­ных позиций. Образ, служащий длясравнения и предви­дения, может возникнуть из этих практических и кон­кретных связей лишь путемпостепенного уменьшения числа постуральпых реакций, то есть эмоций иаффек­тивности. Инаоборот, всякий раз, когда аффективные установки и соответствующие эмоцииначинают' вновь превалировать, образ теряет свою поливалентность,за­меняется,уничтожается. Это явление обычно наблюдается у взрослых: сознательный контрольили простое интел­лектуальное толкование мотивов и обстоятельств эмоции ведет к ееустранению; в то же время сильная эмоция вызывает искажения умозаключений иобъективных представлений. У ребенка процесс перехода от этих лич­ностных, эмоциональных, зависящих отслучая реакций к более стабильным представлениям о вещах протекает медленно, спостоянными возвращениями назад.

Изменения в собственно аффективной сфере являютсярезультатом этого конфликта. Интеллектуалистические теории эмоций оказалисьвозможными именно благодаря

123

большому значению интеллектуальных мотивов иобра­зов в областичувств и страстей. Ошибка этих теорий заключалась в том, что они не заметилипостепенного сокращения истинного эмоционального аппарата и отож­дествили эмоцию с чувством илистрастью, тогда как в процессе развития происходит функциональныйпере­ход от эмоций кчувствам. У ребенка он зависит от воз­раста. Но наиболее эмоциональныедети отнюдь не обя­зательно становятся наиболее сильно чувствующими или наиболеестрастными. В действительности здесь идет речь о различных типах, которыезависят от разного соот­ношения форм психической деятельности у индивида.

Ребенок, поглощенный чувством, не проявляет поот­ношению к окружающимусловиям непосредственных эмоциональных реакций. Его поза сдержанна, и если онсмотрит вокруг, то далеким или беглым взглядом, укло­няющимся от всякого активногоучастия в разворачи­вающихся перед ним отношениях. Стараться вовлечь его в этиотношения — значитвызвать у него дурное настрое­ние; оно возникает благодаря тому, что у ребенка недо­стает способностей и желанияучаствовать во внезапных контактах с другими. Его впечатления образуютзамкну­тый круг.Поглощенный сосанием своего пальца, ребенок замыкается в кругу получаемых приэтом ощущений. Этот период возникновения чувства, оборонительный и негативный,может измениться лишь с появлением и развитием мысленных представлений, которыедают мечтам ребенка более или менее связанные с настоящим моментом мотивы итемы.

Страсть ребенка может быть живой и глубокой, но вместе сней появляется возможность переживать эмоцию молча. Страсть предполагает длясвоего развития кон­троль личности над собой и следует за осознанным про­тивопоставлением себя другим,которое появляется лишь начиная с 3 лет. Тогда ребенок становится способнымтайно питать неистовую ревность, исключительную при­вязанность и честолюбие, еще, бытьможет, неопределен­ные,но тем более требовательные. В последующем воз­растном периоде более объективныесвязи с окружающим миром могут умерить эти страсти. Но от этоготемпера­мент выявляетсяв них не менее определенно.

Несомненно, чувство и особенно страсть будут тем болеестойкими, упорными, абсолютными, чем более силь-

124

ной аффективностью, содержащей вегетативныеэмоцио­нальные реакции,они сопровождаются. При этом дейст­вующая эмоция остается способной к затуханию под влиянием другихвоздействий. Чувства являются резуль­татом интерференции и даже конфликта между факто­рами, относящимися к органической ипостуральной жизни, и факторами, зависящими от представлений, по­знания и личности.

Глава третья ДВИГАТЕЛЬНЫЙАКТ

Среди способов, с помощью, которых жи­вое существо реагирует на окружающуюсреду, движение благодаря развитию своей структуры в животном мире и у человекаявляется настолько эффективным и преоб­ладающим способом " реагирования,что бихевиористы считают его единственным объектом психологии. Однако такоеограничение психологического исследования вы­нуждает приписывать движениючрезвычайно различные значения. Действительно, было бы смешно ограничить,например, речевые движения простым фактом фонации или не отличать друг от другадвижения, внешне очень сходные, но вызываемые различными ситуациями ипри­водящие к различнымрезультатам. Если свести движение к производящим его мышечным сокращениям или косу­ществляемым при этомперемещениям в пространстве, то оно становится лишь физиологической илимеханической абстракцией. В таком случае психолог не мог бы выде­лять в поведении целостные действияи разлагать их на составные части — различные движения.

Посредством движения действие включается втеку­щий момент. Еслиусловия и цели действия содержатся в конкретном окружении, тогда этодвигательный акт, в собственном смысле слова. Но действие также мо­жет либо направляться на цели,которые в на­стоящее время не могут быть реализованы, либо предпо­лагать средства, не зависящие ни отнепосредственных обстоятельств, ни от двигательных способностейсубъ­екта. Тогдадвижение из непосредственного эффективного превращается в техническое илисимволическое и отно­сится к плану представлений и сознания. Этот переход

125

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.